Клуб путешественников

01.02.2015

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Золотуха

Путевые размышления

Золотуха
  • Участники дискуссии:

    41
    449
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад



Часть первая. Ехать надо

1. «В этот край таежный...»

 

Честно говоря, я испытывал некоторый дискомфорт. Где та Архангельская область?! И где в той области железнодорожная станция Сулозеро, от которой по шпалам боковой ветки топать еще пять километров до поселка Золотуха, куда добраться мне нужно было обязательно, даже дОлжно?

ДОлжно по причинам личным, и я о них умолчу.

Хорошо, что есть дядюшка «Гугл» — все-то он знает. Он и рекомендовал мне сайт продажи билетов на российские поезда с чудесным, из детства, названием TUTU.RU. И «Гугл», и TUTU.RU не подвели, и я, не выходя из кабинета, стал обладателем электронных билетов от станции Архангельск до станции Сулозеро и обратно. На скорый пассажирский поезд. Скорый-то он скорый, однако на три сотни километров пути в одну сторону надобно ему восемь часов из жизни пассажиров.


Вот и вся станция.


По этим шпалам... до Золотухи



Стало быть, надо добраться до Архангельска, и это, само собой, самолетом Рига — Москва, там пересадка, и все в том же Шереметьево — взлет, и посадка в Архангельске. Ну а затем — «ту-ту!».

Улетал рано утром — практически ночью нужно было быть в аэропорту, и в Шереметьево я прилетел нашим «Эйрболтиком» в 9:00 по Москве. До рейса на Архангельск одной из местных авиалиний оставалось более шести часов, а вылет все из того же Шереметьева. Чего же медлить — на экспресс и в центр Златоглавой! Но рассказ мой не о столице, которая, как известно, и не Россия вовсе, как и мозг наш — не душа, а о провинциальном Архангельске и разных русских людях, повстречавшихся в пути.

Авиакомпания тоже была провинциальной. Старенький-старенький «Боинг» с истертой донельзя тканью сидений и ставший от того вконец обрусевшим, управлялся российским экипажем и тремя предпенсионного возраста стюардессами, в чьем, э-э-э... чрезмерно серьезном исполнении ритуальная пантомима про спасательные жилеты и запасные выходы выглядела талантливой и веселой пародией. А вот командир экипажа, напротив, был несерьезен и порою балагурил. Неожиданно, но уместно. А еще его английский был напрочь лишен какого-либо допустимого акцента — в том смысле, что он иногда уверенно и бегло, также следуя какому-то обязательному авиационному ритуалу, произносил с абсолютно русской фонетикой предложения из различных английских слов о деталях полета!

Однако же в главном своем деле он настоящий мастер! Мы приземлялись при очень сильном боковом ветре, и самолет имел значительную «бортовую качку», как плоскодонная посудина в шторм, и не «зачерпнуть» крылом казалось невозможным. Но вот прямо в нескольких метрах от посадочной полосы пилот как-то убедил «Боинг» сгруппироваться на пару секунд, которых и было ему достаточно, чтобы касание с землей произошло методом посадки, а не как-нибудь иначе, о чем обязательно рассказывают в новостях.

Пассажиры этому очень обрадовались — уверяю вас. Да и не только они — даже и пугала вдоль взлетно-посадочной полосы приветливо замахали пустыми рукавами своей традиционной служебной униформы.





Тайга «под крылом самолета».



Пугало (одно из...).





2. Лох иностранный

В Архангельске суждено мне было в тот день провести столько же времени, как и в Москве — шесть часов. «Есть ли у вас план, мистер... Хесин?» — никто меня по прилете не спросил. Но план был — от аэропорта сесть на такси и с помощью водителя произвести рекогносцировку местности. Узнать, где вокзал, откуда мне «ту-ту», доехать до центра и там просто походить по городу с фотиком — и вернуться в нужное время к вокзалу.

На выходе из аэропорта не было ни одной машины с «шашечками», а взамен толпились мужики и спрашивали у прибывших: куда ехать? Туда-то, говорили различные пассажиры, называя совершенно неизвестные мне места — и в ответ я слышал «семьсот», «пятьсот» и «восемьсот». Поделил в уме на пятьдесят (тогдашний примерный курс евро еще ого-го какого рубля), соотнес с расстоянием от мужиков до центра города, получились у.е., номинал которых был явно пониже наших латвийских при такой же дистанции.

И вот тут я сглупил.

Задним-то умом все мы, как известно. Словом, я сел в машину к одному из тех, что соглашались куда-то везти в обмен на от пятисот до восьмисот и сказал: «В центр, но по пути показать, где вокзал». Российского производства моложавая Daewoo продемонстрировала нешумный, но аскетичный салон и приличную подвеску. Сородич машины (по ее месту выпуска) — водитель-«бомбила», был приветлив и предупредителен как джентльмен. Все у меня в пути и расспросил — и откуда я сюда, да и зачем.

Уяснив, что мне надобно убить шесть часов времени в городе, но не попусту, а чтобы почерпнуть впечатлений, он учтиво предложил катать меня до отправления поезда из расчета пятьсот за час в надежде на три. Я поблагодарил джентльмена, но отказался и высказал идею, что пешеходная прогулка будет мне весьма полезна и поспособствует крепкому сну в поезде. Мой собеседник счел мои намерения и доводы достаточно благоразумными, и чтобы скрасить мне поездку по маршруту «центр, через вокзал», принялся рассказывать о тех районах и отдельных строениях, что в пути в режиме слайд-шоу демонстрировал нам город. И настолько был любезен, что даже сделал кружок-экскурсию, обогнув четыре квартала.

Минут двадцать пути прошли в приятном общении и по выполнении плана — аэропорт-вокзал-центр — я поинтересовался стоимостью его реализации. «Тысяча двести!» — доброжелательно ответил мне водитель, и именно сутью, а не формой ответа заставил меня усомниться в его достоинствах как джентльмена. Я даже рассмеялся и спросил, как эта цена соответствует тарифу «500 за час», при том что в минутах минуло двадцать, а в километрах лишь пятнадцать? «Так ведь тариф другой совсем!» — нашелся водитель. И уже убеждая себя добавил: «Вы же сами отказались от почасового — и я вас и возил, и был гидом. Значит, мы применяем тариф за поездку с гидом»...

Бомбила был немолод, мелковат телом, явно небогат и нес эту ахинею не очень уверенно и, скорее, в расчете на жалость. Мне ситуация не показалась оскорбительной, и даже веселой, и я сторговался на тысячу, рассудив, что в чужой стране 20 евро от аэропорта до центра города, да с «экскурсией» — совсем недорого, и что я сам виноват, не оговорив цену сразу, полагая, что жуликоватые таксисты-частники, «разводящие лохов-иностранцев» — это достояние только нашего гостеприимного города.

Но был и плюс — эта ситуация сразу поставила меня на место и мобилизовала — здесь я и есть тот самый «лох-иностранец», и ко мне отношение может быть не только снисходительно-доброжелательное.

Полезный совет для путешествующего по Архангельску. Легальные такси там далеко не всегда имеют плафоны «TAXI» сверху либо «шашечки». И почти никогда какой-либо специальной окраски. Более того, и «бомбилы» частенько ставят плафоны на свои машины. Отличие лишь в антенне для рации на крыше — если она есть, то это фирма. Нет — «бомбила». А цена на заказное такси от центра до аэропорта всего-то 200 (!) рублей. 4 евро на 15 километров пути. Так что — 5:1 в пользу «бомбилы».


3. «Так вот ты какой»... город на Двине

Я вышел на набережную северной тезки нашей Даугавини. По ней и потопал, куда глаза глядят. А глядели они в сторону какого-то храма, и пройти нужно было около двух километров. Набережная Северной Двины (так она называется) широка и обустроена. Со вполне уместной там велосипедной дорожкой. А песчаный пляж вдоль нее даст фору пляжам нашей Юрмалы.






 

По пути прямо на набережной встретил два памятника...
 

Немного отвлекусь. Это нужно пояснить — я ехал туда налегке и поэтому не взял свою «зеркалку» Nikon, а только старенький и маленький цифровой Panasonic с «никакой» оптикой, да в резерве был смартфон. А потому и прошу простить великодушно за весьма среднего уровня фотки в условиях вечера и недостаточной освещенности.

Итак, два памятника... Первый — братьям нашим меньшим в знак благодарности.



Второй — в знак гордости и скорби о военных юнгах той самой (дай бог, чтобы последней) страшной войны.






Храм, который я наметил крайней точкой прогулки по набережной, называется Церковь Успения Пресвятой Богородицы. По некоторым признакам легко догадаться, что церковь эта — любимое место обряда венчания архангелогородцев.





Невдалеке от храма, в скверике, снова памятник. Подумал я, что он каким-то знатным жителям древнего Архангельска поставлен. Но нет! Надпись — «Святые благоверные князь Петр и княгиня Феврония Муромские». Из города Муром они, стало быть. Понятно, памятник православным святым и благоверным, как пример венчающимся.

Позже, в Риге уже, поискал в интернете историю их «жития» и святости, но пересказывать не буду. Главное — умерли они в один день и час и чудесным образом оказались в одном гробу, о чем и молились при жизни в разных монастырях после монашеского пострига. Попытался я поискать и католических святых покровителей семьи, однако таковых за пределами Святого Семейства и ветхозаветных персонажей (а они общие и для православных, и для католиков) не нашел. Не знаю, почему так, и версий не имею. Может, плохо искал.



Но давайте вернемся в Архангельск. Впрочем, раз уж о памятниках пошла речь, то сразу же все, что увидел, и покажу.

Когда возвращался по улице параллельной набережной назад в точку моего расставания с «гидом-бомбилой», внезапно увидел танк ИС-3М на постаменте, с табличкой обо всех его ТТХ (тактико-технических характеристиках). Осмотрел, конечно же, со всех ракурсов. Перефотографировал. И в свете новороссийских событий подумалось, что на постамент он заехал наверняка своим ходом — и им же и готов сойти в случае нужды, как спящий сказочный богатырь, пробудившийся, чтобы победить силы зла.





Почему танк времен той войны в Архангельске? Наверное, чтобы не было следующей...

На скамеечке рядом с танком сидела старушка. Думаю, ей около восьмидесяти или больше. Невысокого роста, сухонькая и одета так, как я себе представляю зимнюю одежду санкт-петербургских старушек, чьи предки в поколениях проживали в Питере различных наименований — в изящного покроя пальто с воротником, отороченным мехом, и шляпке.

«Молодой человек, — обратилась она ко мне, — будьте любезны сказать, который сейчас час?» Построением фразы образ был закончен совершенно, и я буквально растрогался. Немного побеседовал с ней. Спросил и про танк — откуда и почему? Старушка историю монумента не знала, но подсказала, что далее по улице стоит еще один танк, и он — тут она изменила тональность речи, придав ей оттенок «со значением» — накрыт стеклянным саркофагом! И действительно! Вот он.







Понятное дело — танк принципиально другой, нежели предыдущий. И знаете, что еще подумалось — дай бог, чтобы не было поводов ставить и еще один, какой-то посовременнее.


А теперь о городе.

Центр города удивительно чист. Удивительно для меня, что, простите за тавтологию — не удивительно: как и взгляды большинства из нас, так и мои деформированы стереотипами — Россия же! Тем паче провинция! Ан нет! Есть же поговорка, что чисто не там, где убирают, а где не мусорят. Вот в европейских городах эта поговорка населению не известна, и там по утрам чисто потому, что хоть днем и мусорят, но вечерами и с утречка убирают. А в Архангельске — не мусорят. Может, и убирают тоже, но в любом случае тем вечером центр был чист.

А вот асфальтовое покрытие в городе еле живое и со следами весьма небрежной поверхностной реанимации. Нет — ям нет, но тротуары все в заплатках и неровностях. Улицы широкие, и как-то мало светофоров на пешеходных переходов. Да и вообще их немного.

Еще один хорошо усвоенный мною стереотип из интернета о кровожадных российских водителях, вожделеющих давить пешехода на переходах, тоже оказался уже ложным. Стоило мне ступить на проезжую часть в районе «зебры», как оба транспортных потока на всех полосах движения, и с моей стороны, и со встречной, мгновенно останавливались. А улицы в Архангельске рижским не чета — куда как шире. И с необычайной частотой, словно садовые муравьишки на своих тропках, снуют по этим широким улицам небольшие городские маршрутные автобусы, по два за минуту, а то и чаще. Вот такие:



Ну и я не бездельничаю — бегаю по улицам туда-сюда, фотографируя различные, как сейчас говорят, «артефакты» городского строительства и рекламного творчества.






















Значит, сную по тротуарам и под ноги смотрю, чтобы на неровностях полезное скелету и всему организму вертикальное положение сохранять. А под ногами то тут, то там на асфальт краской нанесены какие-то трафаретные надписи с заманчивыми предложениями о покупке или продаже. Сначала даже не обращал на них внимания, фоном проходили, так как смотрел либо строго вниз, либо по верхам улиц. А потом их количество перешло в качество моего к ним отношения, я стал вчитываться, и дошло — батюшки! Так это же не просто чья-то самодеятельность! Это официальный способ нанесения визуальной рекламы!



Но самое интересное — и этот опыт можно перенимать — на тротуары нанесена и социальная реклама, рассчитанная в первую очередь на молодежь. Она и креативная, и достаточна жесткая одновременно. Нил Валерьевич, а ну-ка!





И вы знаете, она ли действует, или, и правда, Россия не мегаполисов психически куда здоровее нас, чем может казаться отсюда, из «просвещенной Европы»? Я шатался по центру несколько часов. Он был наполнен молодежью, но я не слышал НИ РАЗУ, чтобы в общении ими использовался мат. Ни в каком качестве — ни для «связки слов», ни в качестве самих слов...

К мату у меня отношение исключительно негативное. Он для меня крайне резкий раздражитель, и я его всегда слышу в фоновом потоке речи людей на улице. Я не ханжествую и допускаю, конечно же, его употребление в узком кругу хорошо знакомых людей, но лишь по случаю. И считаю, если он заменяет либо дополняет обыденную речь, то это свидетельство очень серьезных проблем с сознанием человека. За исключением, безусловно, каких-то критических ситуаций в жизни.

Так вот, в центре Архангельска, полном молодежи и не только, я мата не слышал ни на улицах, ни в кафе...

А лица у молодежи хорошие, одета она стильно, девушки миловидны — все, естественно, со смартфонами, в кафе — WiFi. Уровень кафе в городе пониже нашего среднего — и сравним, пожалуй, с Čili Pica.


Центральная часть города вся в новостройках — и тоже нашим не чета. Помасштабнее, да и поосновательнее.



















Дело было в самом-самом, уже депрессивном в тех широтах конце октября, отягощенном разгаром санкционной войны. Поэтому я, любопытствуя, забегал в продуктовые магазины, чтобы найти дефицит чего-нибудь. В центре города я большого супермаркета не заметил и заходил в аналоги наших небольших «Максим».

Ассортимент таков же, но не по маркам, естественно, а количественно. За стандартным для России исключением — как там и принято, шоколада и сладостей все-таки поболее. А самым крупным «сладким» стендом был стенд с продукцией «Roshen»... Думаю, что все уже в курсе, но мало ли? Эти конфеты производят фабрики некоего олигарха, который стал президентом в одной европейской стране в результате победившей там над властью олигархов революции.

Вообще-то понимаю, что фигню написал, но делать нечего — во всяком случае, на Западе именно так эта революция подается массам. Да! А еще массам рассказывают, что теперь эта страна защищается от агрессии России. Воюет с нею! Я лично как-то в это не очень верю, но конфеты покупать не стал — олигарх-то в это верит и даже сам всех убеждает! А ну-как перед засылкой в тыл врага конфетки-то и отравил...




Часть вторая. «Вагончик тронется, перрон останется...»

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Петр  Давыдов
Россия

Петр Давыдов

Журналист

Давыдов: Приезжайте во Псков, только ноги вытирайте

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Прогулка по...

Новая рубрика в ИМХОклубе

Никите Сергеевичу Михалкову 75 лет

Приказы, что кому делать, вспоминать, отдавайте своим подчинённым, жене, мужу, или кто там у вас есть! Мне глубоко плевать, какие погоняла ходят в жлобнике, на который ссылаетесь,

Цена одного просчета

Сейчас большинство белорусов присоединяться к РФ не хотят, даже обижаются, когда спрашиваешь.Но я думаю, что через пару лет, они будут думать иначе.Он их доведёт.

Империя ли Россия?

Начнем с того, что образований там два: Луганская Народная Республика и Донецкая Народная Республика. Фиктивные они или нет — Вас это касаться не должно: не Вы решаете такие вопрос

Подарили и ушли...

Зачем Вы мне все это вывалили? > ...латышский от литовского отделился примерно 1400 лет назад... Каким образом это было установлено, если в то время ни латышский, не литовский н

Жесткий урок белорусам…

Уточню: Совокупный спрос в интервале времени равен номинальному ВВП в том же интервале. В совокупный спрос входит траты на конечные товары и услуги (правительства, домохозяйств и.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.