Золотое сияние

Сценарий агитационного ролика в 14 сценах
 

Представляю на суд уважаемых одноклубников сценарий агитационного ролика, некогда написанного мной просто по душевному порыву. Я вспомнил о нём 2 апреля, когда мы праздновали День единения народов Беларуси и России.
 


1. В первой сцене видим древнерусского воина в характерном усреднённом антураже.

Воин собран по-походному — скатка-шкура и всякое прочее навешано на спину, бока, плечи. На поясе висит боевая секира с одним лезвием. Воин прощается с поселением и роднёй — поясно кланяется семье, соседям, получает благословение и отчаливает на ладье.

Далее видим плаванье на ладье, шторм, ненастье. Везде один и тот же воин — на кормиле, на снастях, на вёслах.

Нападают лихие люди — воин, размноженный в десяток раз, отбивается одной ратью.

Стопа, оттолкнувшаяся в беге от земли, — крупным планом, замедленно. Начало второй сцены. Камера отъезжает от стопы.

Сцены связывает звук топота ног.

2. Стопа принадлежит воину ВКЛ. В первом кадре — стопа бегущего воина замедленно опускается на землю.

Во второй сцене видим воина ВКЛ под характерной хоругвью, в характерном обмундировании, бегущего со своим отрядом на крестоносцев, — и воина русских земель к востоку, под характерной хоругвью и в характерном обмундировании, рубящегося со своим отрядом против крестоносцев рядом с отрядом воина ВКЛ.

Воин ВКЛ и воин восточных русских земель бьются спина к спине, помогают друг другу. Постепенно вокруг них появляется золотое свечение, знаменующее братство.

У обоих воинов — одно и то же лицо, но разные усы (или борода).

Копыта скачущей лошади — крупным планом, замедленно. Начало третьей сцены. Камера отъезжает от копыт.

Сцены связывает звук лошадиного топота.

3. Крупно, замедленно — копыта скачущей лошади опускаются на землю. В третьей сцене видим лёгкого гусара ВКЛ (или пешего ратника), атакующего московские войска под Оршей, — и московского всадника (или пешего ратника), атакующего войска ВКЛ.

Видим скрещённые пики или сабли, видим напряжённые лица противников с шалыми глазами. Лица различаются цветом волос, загаром, наличием и расположением шрамов — но оба лица принадлежат одному человеку.

Летящие друг к другу клинки крупным планом. Начало четвёртой сцены. Камера отъезжает от клинков.

4. Крупно, замедленно — летящие друг к другу клинки двух бойцов. В четвёртой сцене видим XVII век. Бьются два пеших ратника — литвин и московит. Одно и то же лицо, но с различием в волосяном покрове, загаре, шрамах.

Устали, слегка разошлись, стоят, стараются отдышаться, утирают пот. Слышится грохот, топот, звуки сабельной рубки, крики, выстрелы ручного оружия. В дыму, в зареве пожарищ видится надвигающийся шведский флаг, звучит угрожающая музыка.

Литвин и московит переглядываются, слегка кивают друг другу, становятся плечом к плечу и готовятся встречать врага. Вокруг них появляется золотое сияние.

Блестящая деталь обмундирования и блеск крупным планом. Начало пятой сцены. Камера отъезжает от блеска.

Сцены связывает мягкий звенящий металлический звук (пряжка).

5. Камера отъезжает от блестящей детали обмундирования шляхтича. В пятой сцене видим бедного шляхтича ВКЛ в составе РП, целующего беременную жену, прощающегося с родителями и отправляющегося в путь на коне. Шляхтич одет для военного похода.

Видим российского гренадёра, обнимающего детей, получающего благословение родителей и уходящего в бой.

Далее видим перестрелку между барскими конфедератами и российскими войсками (наверное, под началом Суворова). Лица противников — одни и те же, с вариациями. Дым, взрывы, ржущие лошади, звуки перестрелки, сабельных схваток, крики.

Дым выстрела крупным планом. Начало шестой сцены. Камера отъезжает от дыма.

Сцены связывает несколько изменённый звук взрыва, плавно перетекающий в удар колокола.

6. Дым от дымохода в здании. В шестой сцене видим белорусского солдата в военной форме русской армии, уходящего из родного города (Вильни, например) под характерным стягом (ВКЛ в составе Российской империи).

Видим русского казака, выезжающего из села и скачущего на войну. Лица одинаковы. Видим бой против французов Наполеона — стрелок и казак воюют вместе. Появляется золотое свечение.
 


Сапог бегущего воина опускается на чёрную землю- крупным планом, замедленно. Начало седьмой сцены. Камера отъезжает от чёрной земли.

Сцены связывает звук бегущих ног.

7. Крупно, замедленно — сапог опускается на чёрную землю на обочине дороги. В седьмой сцене видим восстание Калиновского. Студент Виленского университета — калиновец, прячась, перебегает и несёт пачку газет «Мужыцкая праўда», раздаёт людям.

Рядовой царской армии несёт караул при входе в здание ратуши.

Колесо двуколки наезжает на травинку — крупным планом, замедленно. Начало восьмой сцены. Камера отъезжает от колеса и травинки.

Сцены связывает звук наезда колеса на нежное растение.

8. Крупно, замедленно — колесо автомобиля (броневика) удаляется от перееханной травинки.

В восьмой сцене видим Первую мировую войну. Белорусский солдат обнимает невесту, поправляет винтовку и отправляется на войну. Русский солдат крестится перед церковью, надевает фуражку и шагает в сторону войны. У обоих — форма разных родов войск русской армии.

Видим момент боя, где белорусский санитар вытаскивает раненого русского бойца в безопасное место, к медчасти. Вокруг них появляется золотистое сияние. Стоящий в окопе немецкий солдат стреляет из винтовки.

Выстрел из винтовки крупным планом. Медленно летящая пуля. Начало девятой сцены. Камера отъезжает от пули.

Сцены связывает звук выстрела и свист пули.

9. Пуля со свистом влетает в повстанца на баррикаде. В девятой сцене видим революционную баррикаду в дыму в момент боя. Повстанец роняет знамя и падает. Рабочий поднимает упавшее красное знамя, вынув его из руки убитого товарища.

В руке — наган. Он стреляет куда-то за кадр. Царский полицейский чин зажимает рукой с револьвером кровоточащее предплечье другой руки. Идёт стрельба, полицейский аккуратно выглядывает из-за обстрелянного угла здания в сторону баррикады.

Звуки стрельбы, крики, топот бегущих ног, лошадиный топот. У рабочего и полицейского одно и то же лицо, но с разным цветом волос, загаром, шрамами.

Красный флаг крупным планом. Начало десятой сцены. Камера отъезжает от красного флага.

Сцены связывает звук полощущегося на ветру флага.

10. Красный флаг марширующих красноармейцев. В десятой сцене видим момент входа советских войск в Западную Беларусь.

Сентябрь. Небольшое село. Белорусский парень что-то выстукивает молотком, поправляет какую-то металлическую вещь. К плетню подходит красноармеец, просит попить. Парень выносит воду, передаёт красноармейцу.

Тот пьёт, благодарит, улыбается и кивает. Лица — одинаковые, с различными вариациями. Вокруг них появляется золотистое сияние.

Кивок головой — крупно. Начало одиннадцатой сцены. Камера отъезжает от кивнувшей головы.

Свист однополчанина отставшему красноармейцу. Свист перетекает в свист миномётной мины.

11. Крупным планом — кивнувшая голова сержанта РККА во время близкого взрыва.

В одиннадцатой сцене видим события второй половины лета — начала осени 1941 года.

Сержант войск Красной армии ведёт огонь из «максима» на рубеже около Минска. Второй номер убит. Взрыв миномётного снаряда. Боец сползает по насыпи и утыкается лицом в землю.

Подползает доброволец из местных жителей, проверяет, обнаруживает, что боец мёртв, достаёт документы убитого, рассматривает. Видит запись, что тот из-под Твери и звать его, допустим, Андрей.

Говорит с грустью: «Андрэй, ага. Цьвярскі, ага. Вунь ажно адкуль. А я дык Базыль. Што ж ты памёр, хлопча, нашто рана так, га? Ну, нічога, Андрэй, зараз я ім дам трасцы ў бокі».

Оттаскивает павшего и сам ложится за пулемёт, заряжая новую ленту, попутно что есть мочи ругаясь на белорусском языке на наступающих фрицев: «А каб вас халера, свалата, што вы тут забыліся, аб сцяну вы галавой! Трасца вам у бок!»

Базыль прицельно стреляет из пулемёта. Лица у Андрея и Базыля одинаковые, с различием в количестве и цвете волос, в загаре, в шрамах. У Базыля — пшеничные усы.

Появляется золотое сияние.

 



Блестящая гильза, крутясь, замедленно падает — крупным планом. Начало двенадцатой сцены.

Сцены связывает звук выстрела «максима», перетекающий в звук выстрела винтовки Мосина.

12. Крупно, замедленно — крутящаяся винтовочная советская гильза падает на втоптанный в пыль немецкий мундир.

В двенадцатой сцене видим Берлин в 1945 году. День Победы. От радости стреляют в воздух. На ступеньках разрушенного здания фотографируются офицеры. После этого один из них куском кирпича пишет на стене: «Пётр. Слуцк. 1945».

Мимо идёт техника, на проезжающем танке сидят бойцы и радостно балагурят, долетает отрывок разговора и слова одного из бойцов: «Вернусь в Калугу — сразу и женюсь. Заждалась, поди...»

Танк останавливается неподалёку от офицеров. Солдаты отдают честь, здороваются. Вокруг шум, радость, празднование. У Петра и калужанина — одно лицо. Вокруг появляется золотое сияние. Танк отъезжает, калужанин смотрит на небо.

Крупно проезжает яркое синее небо глазами едущего на танке бойца. Начало тринадцатой сцены. Камера отъезжает от неба.

Сцены связывает звук танкового мотора, перетекающий в звук мотора БМП.

13. Яркое синее небо Афганистана проезжает мимо. В тринадцатой сцене видим десант, едущий по пыльной летней дороге на бортах БМП. Кто-то говорит одному из своих: «Не свались, сибиряк».

Навстречу идёт грузовик с открытым кузовом. В кузове — раненые. Взгляд одного из десантников скользит по одному из раненых солдат, сидящему ближе всего к заднему борту.

Камера — на раненого. Он напевает усталым голосом: «Родина моя, Белоруссия. Песни партизан, сосны да туман...» Его глаза полуприкрыты. Лица «сибиряка» и «белоруса» одинаковы. Различаются волосы, их цвет, качество загара, запылённость, шрамы. Глаза раненого закрываются.

Раненый боец. Вид от первого лица. Глаза закрываются. Начало четырнадцатой сцены.

Сцены связывает напев «Родина моя, Белоруссия. Песни партизан, сосны да туман...».

14. Российский десантник. Вид от первого лица. Глаза открываются. Кто-то поёт: «Родина моя...»

В четырнадцатой сцене видим встречу российских и белорусских десантников на современных учениях.

Российские десантники выгружаются из кузова грузовика. Белорусские десантники встречают прибывших российских товарищей, все пожимают друг другу руки.

Россиянин и белорус, стоящие ближе всего, пожимают руки. Лица — одинаковые, с некоторыми различиями. Золотое сияние.





Мысль о том, что рядом родня, всегда согревает и радует. Мы не одиноки. Мы — вместе. Впереди у нас — длинная и славная общая дорога.
              

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить