Лирика

02.02.2020

Эдуард Говорушко
Соединенные Штаты Америки

Эдуард Говорушко

Журналист

ЗДРАВСТВУЙ, ЧЕСТЕР!

Этюды из моей американской жизни

ЗДРАВСТВУЙ, ЧЕСТЕР!
  • Участники дискуссии:

    5
    5
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Мы расселись за столом поужинать. Кот Антон, как всегда, застолбил себе место заранее, усевшись на мой стул. Я не стал его сгонять и поставил себе раскладной. Внучка Аня, приехавшая на короткие каникулы в университете, заметила:
 
— По-моему Антон не чувствует себя котом. Вот Лиля — другое дело, — сидит себе в маминой спальне и все тут. Честер тоже ощущает себя собакой. Мы за столом, а он посапывает в своей постели.

— С чего это ты так решила про Антона?

— А вы посмотрите — он всегда с нами. Мы обедаем, он сидит на стуле и прислушивается к разговору, а в некоторых местах даже вставляет свое «мяу»; смотрим кино — он рядом на диване поводит ушами, играем в лото, он провожает глазами каждый ход; придут гости, он — тут же.

— Честер тоже приветствует гостей.

— Да, но обнюхав всех и получив свою долю ласки, идет в угол на свою постель и спит пока гости не начинают расходиться.

— А кем же по-твоему чувствует себя Антон?

— Не знаю, может быть даже человеком..

Честер у нас — вельш спрингер-спаниель — валлийский спринтер, значит. Полуторамесячным щенком он прибыл к нам самолетом — Брюс летал за ним в другой штат.. И сразу покорил всех: ярко-рыжий с белым, с трогательными веснушками вокруг носа, несоразмерно длинный и неуклюжий на разъезжающихся лапах, он тыкался носом во все углы, всех и вся обнюхивал. Пока не наткнулся на кота.

Обнюхать Антона с первого раза не получилась: кот выгнул спину и зашипел. Когда щенок от неожиданности отпрянул и сел, кот поднялся и прошелся под его мордой, пощекотав хвостом. Иначе говоря, сначала поставил на место, а потом приголубил. Так завязывалась их дружба. И не поймешь, то ли умный и любопытный спаниель ее предложил, то ли кот, как настоящий хозяин проявил дружелюбие и гостеприимство.

С тех пор они не только играют вместе, но часто даже спят или просто лежат рядом. При этом, я не раз видел, как собака облизывал кота.



На наши прогулки втроем любуются соседи. Честера я веду на поводке, Антон, подняв хвост, горделиво шествует рядом с ним. На пересечении с перегруженной автомобилями улицей мы с Честером выжидаем, Антон же, опасаясь за свою безопасность, поворачивает назад, к дому. Мы возвращаемся, и кот нас непременно встречает. Ритуально щекочет хвостом Честера, а потом ждет ласки от меня.

Дочь долго сдерживала свое обещание насчет «последней собаки» после Малыша. Более того, по просьбе внука Андрюши даже решила переключиться на кота. Так у нас появилась серо-белая кошка Лиля, которую мы приобрели в магазине «Все для животных, птиц и рыбок и они сами». Свой живой «товар» магазин получает у тех, кому некуда было девать щенят и котят.



Лиля поступила сюда уже со сложившимися характером и привычками. Оказалась домоседкой: из спальни дочери с зятем выходила только в туалет. Поэтому Юля решила, что одной ей скучно. Так появился у нас русский голубой кот Антон, судя по имени, он поступил в магазин от наших земляков. Там была еще его очаровательная сестричка по кличке Аня. Но у нас уже была кошка..

Антон довольно быстро, — дней за десять — помещение за помещением, освоил весь дом. При этом в каждом новом считал своим долгом переночевать. Потом стал отпрашиваться во двор. Поначалу опасались: вдруг заблудится или под машину попадет или ракун (енот) унесет. Но кот сумел убедить, что беспокоиться о нем не надо: домой возвращался, дорогу перебегал, что называется в галоп, предварительно оглядевшись по сторонам.

Однажды, правда, исчез. Все бросились искать, но безуспешно. Кто-то из соседей вроде бы видел, как кот погнался за белкой, она же вскочила на дерево…

И действительно, приглядевшись в сумерках я увидел Антона на высокой ветке клена…Вверх забраться легко и просто, а спускаться по стволу — боязно. Покажет нам, что пробует, — и назад, лишь жалобно мяучит. Мурад, наш сосед, принес высокую складную лестницу, по которой кровельщики забираются на крышу. Мы ее прислонили к дереву и убедились, что с последней ступеньки до Антона можно дотянуться. Кот-то мой, и лезть за ним мне.

С предпоследней ступеньки не достать, на последнюю встать страшновато: лестница ходуном ходит. Левой рукой ухватился за ветку, правой дотянулся до задней лапы. А он, трусишка, когтями впился в дерево и — ни в какую. Пришлось резким усилием сдернуть и прижав к груди спускаться.. Так он в истерике царапаться начал…

Передав кота жене, глянул вверх и ужаснулся: как я мог решиться на такой подвиг? Дочь, придя с работы, отругала — зачем, мол, так рисковать? Нужно было вызывать пожарных…
 
Надо отдать должное Антошке —учится он быстро: на белок-провокаторов теперь не реагирует.
Ожидания, кстати сказать, не оправдались — Лилю Антон не развеселил, да и не пытался: гуляет и живет сам по себе, в партнерше не нуждается. Домоседство ее, похоже, наследственное и неисправимое. Вот и сейчас Лиля сидит в спальне, Антон же гуляет по улице. Причем, о своем желании друзей повидать и себя показать заявляет недвусмысленно: встает на задние лапы и дотягивается до ручки двери. Вот только нажать ее силенок не хватает. А нагуляется, придет к двери и громогласно сообщает об этом и — сим-сим открывается.

В любое время суток, летом случается в четыре и в пять утра, в самый наш сон. Но не ропщем, потому что не только любим, но и уважаем. Антон из тех редких котов, которые по-прежнему замечательно делают работу, на которую подписались их далекие предки: ловит мышей. И не только мышей — на его счету четыре крысы, попытавшиеся проникнуть в дом ближе к зиме.

И еще: Антоша наш мурлычет.
 
В Израиле, читал, есть клиника, где болезни сердца лечат мурлычущими котами. Двоих-троих таких эскулапов укладывают на страдальца, и они затягивают свою целительную песнь. Молчуны для этой цели не годятся.
А вот чтобы замурлыкала Лиля, — надо заслужить.

Заслужила пока только дочь.

Приобрести щенка попросила внучка. Но Юлия уж как-то быстро согласилась: Андрюшино желание, дескать, выполнили, — Ане будет обидно. У меня возникло подозрение, что дочь и сама уже созрела. Потому как сразу же сформулировала, какая нам нужна собака — породистая. И, чтобы никаких там приютов, берем щеночка, тогда собака вырастет своей и кусачих сюрпризов не будет.

В приснопамятные советские времена, была у собкора газеты ЦК КПСС «Советская культура», то бишь у меня, на несколько дней в месяц «Волга» из гаража ЦК КП Латвии. Ее водителю Олегу Андрееву я как-то посоветовал завести собаку. Взял он щенка немецкой овчарки. Через какое-то время я поинтересовался, как, мол, там песик. Ответ показался не по делу:
 
— Развелся с женой, Эдуард Лукич.

— Чего вдруг?

— Понимаете, увидел с каким восторгом можно меня встречать с работы!

Не будем морализировать тут насчет мужского эгоизма и женской невнимательности. Я к тому, что уже тогда стала очевидной собачья переспециализация. . Из сторожей и охранников собаки постепенно превращались в эдаких четвероногих психотерапевтов: утешителей и спасителей от одиночества, дарящих своим хозяевам отраду и радость. Тем самым они как бы компенсируют недостаток любви, внимания, понимания и преданности, которыми в суете современной жизни все больше людей чувствуют обделенными.

После нашего незабвенного малого пуделя Луки, которую мы пестовали в Риге с щенячьего возраста, других собак — кокеров Кристиана (Кристика) и Малыша мы подбирали с улицы уже почти взрослыми. Процесс привыкания подкидышей затягивался так, что при их жизни насладиться в полной мере взаимной собачьей любовью мы не успевали.

Породу нового питомца предложила Аня, проведя целое исследование по интернету. Имя выбирали всей семьей : каждый на отдельном листке написал пять желаемых. Наибольшим числом голосов щенок стал Честером.

Все наши ожидания Честер оправдал: вырос красавцем, бесконечно любящим всех других членов своей семьи. Причем тут у него четкая иерархия. Как-то мы вшестером возвращались из отпуска, и я решил приглядеться — к кому же первым делом броситься «целоваться» Честер. (Две недели наши «братья меньшие» жили без нас, под присмотром знакомого).

Увидев всех, пес завертелся, визжа от радости, а потом бросился к Юле, положил ей лапы на плечи, будто обнял, и стал всю обцеловывать. А вы бы видели его хвост в это время — пропеллер. Потом поочередно бросается к Брюсу, Андрюше и Ане, все они живут на одном этаже с ним. Мы с женой в этой иерархии позади. Но зато теперь, когда внуки постоянно с нами не живут, а дочь с зятем на работе, вся любовь достается нам.

С такой же страстью Честер встречает дочь с работы. И это понятно — щенячье детство проводил он большей частью с ней. С ней играл, ездил на дрессировки, на длительные прогулки, рядом с ней спал, пока не вырос. Глядя на проявления их взаимной любви , в чем-то понимаю Олега Андреева. Хотя развелся он напрасно: ни один муж, ни одна жена никогда не смогут так безоглядно радоваться друг другу даже после долгой разлуки. Человеку не дано.

Есть, однако, у этой собачьей привязанности к хозяйке и ее семье один недостаток. Оставаясь дома в одиночестве, Честер очень скучает. Сидит у окна и ждет знакомую машину. Однажды, как сообщили соседи, даже завыл. Да я и сам слышал его вой, как-то приехав на велосипеде и незаметно войдя к себе на первый этаж. Аж волосы дыбом, а ведь интеллигентная собака, не волк. Потом услышал, как Честер спрыгнул с подоконника и погнался за котом. Антон видимо его отругал и тем самым развлек.

Мы стараемся как можно меньше оставлять Честера дома. В недальние поездки берем с собой. Даже отель снимаем тот, куда можно вселиться с домашним питомцем. Когда же уезжаем в отпуск, в собачью гостиницу Честера не прописываем, а просим кого-то из знакомых пожить пару недель с нашими питомцами. Еще одна особенность Честера, ему очень интересны люди, даже чужие. Встречаем на прогулке какую-нибудь даму с собачкой, к собачке — ноль внимания, к даме же — с нашим полным уважением.
 
В Америке почти 84 миллиона собак, их количество на душу населения больше, чем в любой стране мира. Среднестатистический американец ежегодно тратит на содержание своего любимца около 2,5 тысяч долларов.
О чем это говорит? На первый взгляд о том, что здесь больше семей, чем в других странах нуждаются в четвероногих психотерапевтах. Но мой личный опыт и наблюдения свидетельствуют: многие здесь заводят собак ради детей, а также — из гуманных соображений. Здесь много специализированных приютов и многие американцы жертвуют деньги на их содержание или забирают собак к себе на воспитание.

В нашем городке и окрестностях немало живописных мест и специально оборудованных площадок, где собакам настоящее приволье. И здесь всегда резвятся десятка два — три домашних питомцев, миролюбивых и дружелюбных.

Кстати сказать, в первый месяц в Соединенных Штатах меня поразило именно феноменальное дружелюбие здешних четвероногих. В Риге и в Беларуси, например, я всегда поеживался, когда на меня неслась собака. Здесь же, гуляя с Малышом, а сейчас и с Честером привык к тому, что мчится она, как говорится, с добрыми намерениями. И никогда, к счастью, не имел случая убедиться в обратном.
 
Поэтому удивился статистике: в США ежегодно происходит 4,5 миллионов нападений собак на людей. Потом прикинул: на 84 миллиона собак это не так уж и много. Понимаю, что на несчастного, пережившего этот казус — утешение слабое.
Осмелюсь предположить, что совсем избавиться от злых четвероногих не удастся. Собаки, как было уже давно замечено, перенимают не только походку своих хозяев, но и характер, а также другие качества, завидные и незавидные. Иначе говоря, у злых владельцев будут и злые собаки. А людей злых везде предостаточно. Уже не говоря о том, что многие специально натаскивают своих питомцев на «чужих»..

А вот тезис «собака бывает кусачей только от жизни собачей» для здешних четвероногих друзей неприменим. Помните: 2, 5 тысячи в год среднестатистический аме6риканец. Уверен, дочери с зятем наша замечательная обходится еще дороже.

Короче, у здешних собак такая жизнь, что я не против в другой жизни родиться Честером. Или Антошей.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

ИСПОВЕДЬ ЛАТЫША ГУНТИСА ШЕНХОФСА

Часть 2. Мальчики мои дорогие, храни вас Господь…

Эдуард Говорушко
Соединенные Штаты Америки

Эдуард Говорушко

Журналист

ПРОЩАЙ ОРУЖИЕ или ПОСЛЕДНЯЯ РЫБАЛКА С ДАВИДОМ

Вадим Авва
Латвия

Вадим Авва

Публицист

РОЛЬ ЛАТЫШСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА В СОЦИАЛЬНОМ ДАРВИНИЗМЕ И МИНИСТР ЩУПЛИНСКА КАК РУПОР НОВОГО ДВОРЯНСТВА ЛАТВИИ

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Презумпция виновности руководителя, «неожиданная» и «незаслуженная»

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.