Лирика

02.08.2020

Олег Озернов
Латвия

Олег Озернов

Креативный инженер-предприниматель

За старость!

За старость!
  • Участники дискуссии:

    11
    28
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


О молодости можно не говорить. Она сама о себе прокричит, споёт, сыграет в футбол, даст в морду, прыгнет на крышу вагона.

О зрелости говорить можно, но нечего её отвлекать, пусть работает.

Не спеша и вдумчиво, можно говорить, только о старости. Сесть после бани на лавку возле, и вперёд, пока мужики голые и распаренные, а женщины на стол собирают. Глаз прищурить, взор в себя не глубоко, в друзей, телами красных, в жизнь за околицей и мангал дымящий во дворе.

Сначала шесть «Если…»
 
Если замечаешь подкравшееся незаметно обдумывание каждого движения и постоянный поиск точки опоры в пространстве и времени…

Если тебя зовут в лес пить водку, есть грибы и танцевать на закате, а ты на курсе антигистаминов, травяном чае и диване…

Если делаешь всё как прежде, а получается неожиданно не так, результат новый, и он чаще всего не радует…

Если думаешь, что поднял ногу высоко, а она ещё в пути и гораздо ниже нужного…

Если отражение в зеркале, сколько его не протирай, заставляет оглянуться, чтоб посмотреть, кто это там отражается вместо тебя…

Если, не думая поднимаешь что-то, а оно с какого-то рожна, вдруг, оказывается тяжелей, чем ты привычно не думал(ла)…

Если тебе вдруг уступают место в трамвае, и сначала ты искренне удивляешься, сразу гордо отказываешься, потом жалеешь об этом, а через пять остановок, как бы нехотя, садишься на одно из трёх давно освободившихся мест…
 
То поздравляю — это оно, наступление прекрасной поры жизни под названием старость! Теперь ты «стар» — звезда седая.

Что ж она за зверёк такой пушистый, обязательный для всех, кому срок не скостили?

Закурим, краснокожие други мои, отлепим банный лист с плеча, и скажем за неё, за старость с, парно́го малость, горяча!

А старость, — это:
 
— когда ты один(одна) знаешь, как правильно;

— когда познавательность сменяется созерцательностью и предсказательством;

— когда при разговоре с врачами в их глазах читаешь усталые мысли о вечном;

— когда к песку, утекающему в песочных часах, добавляется песок, сыпящийся из тебя, и иногда с камнями;

— когда ты минут пять думаешь, бежать ли к останавливающемуся трамваю эти несчастные тридцать метров;

— когда приходит понимание того, что таки не важно, сколько крестишься, важно, сколько крестят спину твою вослед;

— когда заранее знаешь всё, что тебе скажут друзья, гадалки, журналисты, врачи, депутаты и сосед по лестничной клетке;

— когда стоит кому-то открыть рот, как тебе хочется закрыть уши, но потом это проходит, и уши уже приходится закрывать собеседнику;

— время физической слабости, отпущенное на смех над собой, а не на исправление ошибок, сделанных в молодости сильным организмом;

— иногда возникающее желание нарожать новых детей, теперь уже правильных, или завести очередную собаку, растворяющееся в чувстве ответственности.

— когда рецепты и медицинские заключения становятся главным чтением, аптеки заменяют музеи, а на домашний бар вешается красный крест в белом кружочке;

— когда, резко обостряется память организма обо всём, что происходило с ним в молодости, и ты нехорошо молодеешь этими воспоминаниями, удивляешься им, радуя врачей, фармацевтов, приходящих медсестёр и диван, рассказывая, рассказывая, рассказывая... ;

— когда в организме появляются запчасти и сменные детали искусственного происхождения;

— когда, молодость прошла, а ты так и не увидел живьём девушку в стрингах, и не о пляже речь, там неинтересно, интересно живьём, и как она в шпагате, и шо там за интрига?

— когда природа радует больше, чем люди…, если климат не шалит, и нет магнитных бурь;

— когда в собственные карманы уже рук не засунуть, там полно чужих и искать бесполезно;

— когда осознание себя осталось на уровне молодого(ой), а тело убежало в пожилые годы, при том бабушки-одногодки /старые пердуны нагло набиваются к тебе в друзья-подруги, и ты искренне не понимаешь, почему этого не делают молодые немеркантильные женщины (мужчины);

— когда всё, кроме мата, из того что говорит молодёжь, кажется неизвестным иностранным языком, а смысл ею произносимого настолько тараба́рен, что начинаешь верить в нашествие инопланетян.

Мало? Добавим терпеливым и любознательным!
 
Старость — это тающая благодарность за каждый новый день.

Старость — это благословение на грусть, и уверенная неуверенность.

Старость — это радость ночному кашлю близкого человека за стенкой.

Старость — это мудрость там, где достаточно просто хорошего зрения.

Старость — это улыбка себе, с кручением пальца у виска перед зеркалом.

Старость — это гордость просьбы, гимн расставанию, и жизнь на удалёнке.

Старость — это умение радоваться жизни… после приёма лекарств и гостей.

Старость — это еда чужими зубами блюд по списку из пяти коротких пунктов.

Старость — это хватание за сердце, поясницу и жизнь, при внезапно обуявшем смехе.

Старость — это тренерский созерцательный секс, уверенно переходящий в духовность.

Старость — это, когда изредка, но всё чаще, начинает появляться желание что-то завещать.

Старость — это, пора ненаказуемого хулиганства, когда всё прощают, думая, что они умнее.

Старость — это мечты, постепенно заменяющиеся трепетным ожиданием действительности.

Старость — это, пофигизм и свобода шутить по существу, с бегом на длинную дистанцию, сидя или лёжа.

Старость — это, забытый, кем-то недавно подаренный календарь без кружков и крестиков на датах.

Старость — это полив цветов, не как привычная обязанность, но как ощущение себя, чуть ли не Богом.

Старость — это тающая ценность предметов вокруг, и осознание бесценности воздуха, которым дышишь.

Старость — это частый поиск очков, оптимизма, истин, и всё реже интегралов, поводов выпить, и высказаться.

Старость — это нарастающее сочувствие к молодёжи, часто переходящее в беспомощное сострадание.

Старость — это последний шанс возвысить дух над телом в потере физической возможности грешить напропалую.

Старость — это попытка вспомнить фамилию, сто лет всем известного артиста, зачем пришёл на кухню, и как в руках оказался молоток.

Старость — это разговоры на прямоту, пора отказа от намёков, авторитетов, афродизиаков, декольте и накладных плеч по поводу и без.

Старость — это, никогда не достижимое удовлетворение сделанным в жизни, и осознание непоправимости ошибок в дефиците оставшегося времени.

Старость — это страх за твоих одногодков из друзей, близких, знакомых, с иногда выскакивающим, как чёртик из бутылки, порождённым этим страхом глупым вопросом, — кто раньше?

Старость — это, неожиданность в постаревших любимых артистах, которых давно не видел на экранах, и когда всё больше попадается, с детства знакомых известных фамилий в некрологах.

Старость — это искусство оживления старых фото, переписывания старых писем на новый лад, и путешествий в прошлое без применения машины времени и прочих технических средств.

Старость — это, с одной стороны, когда все известные учения о вечной жизни, только усиливают стремление продлить подольше твоё земное существование, а с другой, если никто не держит, и никому не нужен, увеличивает любопытство и желание заглянуть за эту загадочную дверь.

Встали и пошли! Стол ждёт. А эти — не дождутся!
 

Подписаться на RSS рассылку

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Этот сладкий замкнутый круг

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Музыка русского слова

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Сегодня я гений!

К 140-летию Александра Блока

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Блудный сын русской осени

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.