Как это было

28.03.2017

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

Окончание

Второй государственный: пять лет спустя
  • Участники дискуссии:

    22
    107
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Начало здесь


Итоги референдума

18 февраля 2012 года языковой референдум состоялся. Подавляющее большинство граждан на референдуме проголосовали против поправок к Сатверсме. За поправки проголосовали 273 347 человек (24,88%), против — 821 722 (74,8%). (20)

 
Позиция России

«Люди, инициировавшие проведение в Латвии референдума по статусу русского языка, хотят добиться справедливости», — еще 18 января заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.
 


«Надо, чтобы все имели право разговаривать на том языке, на котором удобно, на котором привыкли, на котором ты хочешь видеть разговаривающими своих детей, дать им образование, профессию. Безусловно, знание дополнительных языков обогащает человека. Когда он живет в стране и не знает языка этой страны — это ограничивает его возможности. Но при этом не должно быть дискриминации по языковому признаку, не должно быть попыток сузить искусственно сферу применения того или иного языка. В данном случае я имею в виду русский язык в Латвии, Эстонии», — пояснил С.Лавров.
 


19 февраля с оценкой прошедшего референдума выступил официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич. Заявив, что проведение в Латвии референдума по внесению в Конституцию страны языковых поправок демонстрирует серьезность этой проблемы, он сказал:
 


«Надеемся, что голос русскоязычного населения Латвии будет услышан как правящими кругами этого государства, так и международными организациями, призванными обеспечить выполнение общепринятых норм в области соблюдения законных прав и интересов национальных меньшинств».
 


По словам А. Лукашевича, высокая активность на референдуме граждан Латвии, считающих русский язык родным, наглядно свидетельствует об их несогласии с курсом на построение моноэтнического общества.
 


«При этом итоги референдума далеко не в полной мере отражают настроения в стране. Это связано с тем, что права на выражение своего мнения были лишены 319 000 человек, т.н. «неграждан», даже несмотря на то, что многие из них родились или проживают в Латвии в течение длительного времени», — подчеркнул официальный представитель МИД РФ.
 

 
       
Верховный комиссар Совета Европы:
Латвия сама отталкивает русских

Результаты прошедшего референдума заставили многих политиков говорить об ошибках в политике интеграции.

Как заявил комиссар Совета Европы по правам человека и бывший министр по делам общественной интеграции Нилс Муйжниекс, нельзя сплотить общество на основе лишь латышского языка и латышской культуры. По его мнению, в вопросе интеграции было допущено много ошибок.

Как заявил порталу TVNET Н. Муйжниекс, результаты референдума его не удивили, они были ожидаемы. То, что за предоставление русскому языку статуса второго государственного проголосовали почти 300 тысяч человек — четкий сигнал: в интеграционной политике надо многое менять.
 


«Какие механизмы способствуют интеграции? Культурное сотрудничество, соучастие в общественной жизни и отсутствие дискриминации. Не думаю, что они, эти механизмы, были у нас задействованы в полной мере. Говоря о латышском языке, то если бы его изучение проходило на добровольной основе, а не насильственным путем, если бы были предоставлены все возможности для этого, то у нас не было бы таких референдумов и языковых проблем. К одной из ошибок я отнес бы и то, что наши законы о гражданстве и языке не меняются уже почти 15 лет. А если какие-то перемены и происходят, то лишь в худшую сторону. У нас до сих пор существуют запреты на некоторые профессии по языковому признаку, да и вообще нарушаются положения Конвенции о защите прав нацменьшинств, которую Латвия подписала, а потом об этом «забыла».
 


Ударом по процессу интеграции стала и проведенная в 2004 году школьная реформа, когда преподавание большей части предметов в одночасье перевели на латышский язык.

По мнению Н.Муйжниекса, ошибкой было и то, что сейчас, согласно недавно предложенной новой концепции, интеграцию предлагают осуществлять исключительно на основе латышских ценностей:
 


«В этой концепции для нелатышей нет ничего привлекательного. В ней нет поддержки ни языкам, ни культуре нацменьшинств, ни вообще демократическим ценностям. Так что ошибок в деле интеграции было много и мы продолжаем их совершать…»
 


Что же после прошедшего референдума, по мнению Н. Муйжниекса, было необходимо изменить в интеграционной политике?
 


«Я думаю, есть множество небольших шагов, которые мы могли бы сейчас делать. Прежде всего, следует принять совсем иную основу для интеграции, чтобы латыши не были в привилегированном положении, а неграждане «мигрантами»… Также можно внести изменения в Закон о гражданстве, чтобы дети неграждан, которые рождаются вне Латвии, могли получить двойное гражданство. Нужно обеспечить курсы латышского языка всем претендентам на гражданство, изменить Закон о госязыке с целью уменьшить столь широкое сейчас вмешательство в работу частного сектора, а также обеспечить возможность использования языков нацменьшинств на уровне отдельных самоуправлений. Кстати, последнее требование заключено и в Конвенции по защите прав нацменьшинств».
 


Бывший министр полностью поддержал также предложение предоставить негражданам право участвовать в выборах местных самоуправлений:
 


«Я всегда выступал за это. Ведь на местном уровне решаются не политические вопросы, а хозяйственные. То, какого качества дороги или какие тарифы на отопление, одинаково важно как для гражданина «Лиепиньша», так и для негражданина «Иванова». К тому же налоги они платят одинаково».
 

       
 
Доклад Совета Европы:
Латвия дискриминирует национальные меньшинства

Ударом для правящей элиты Латвии стал опубликованный Европейской комиссией по борьбе с расизмом и нетерпимостью (ЕКРН) 21 февраля 2012 года, т.е. спустя три дня после проведения референдума, доклад по Латвии.

ЕКРН, один из экспертных органов Совета Европы, проанализировала выполнение рекомендаций, данных еще в 2007 году, и констатировала, что Латвия практически не продвинулась в расширении прав неграждан и национальных меньшинств.

ЕКРН вновь призвала латвийские власти дать негражданам право голоса на выборах самоуправлений, автоматически присваивать гражданство детям неграждан, родившихся после 1991 года, обеспечить бесплатные курсы латышского языка желающим натурализоваться.

ЕКРН также рекомендовала отменить положение о лишении муниципальных депутатов мандата за недостаточное владение латышским языком, а также создать особую программу подготовки учителей для билингвального образования.

Беспокойство у ЕКРН вызывала также возможность властей отказывать в открытии классов в школах национальных меньшинств. Также в докладе отмечалось, что в Риге общее сокращение числа школ в 2009-2011 годах в основном затрагивает нелатышские школы.

 
Правящая коалиция об итогах референдума

«Политические маргиналы, инициировавшие референдум по второму государственному языку, потерпели поражение», — заявил премьер Валдис Домбровскис («Единство») сразу после референдума.

В своем блоге в интернете В.Домбровскис выразил уважение тем гражданам страны, которые на референдуме голосовали «против раскола общества, против двуязычия».
 


«Рекордная активность избирателей и убедительное мнение общества — это неоспоримое доказательство, что ценности Сатверсме (демократия, власть закона, права человека, территориальная целостность и латышский язык как госязык) — это единственная основа нашего государства и сплоченности общества», — написал он.
 


19 февраля в интервью передаче «Nekā personīga» («Ничего личного») телеканала TV3 В.Домбровскис повторил, что в данный момент нет оснований для того, чтобы разрешить использовать русский язык на уровне самоуправлений.

Премьер подчеркнул, что такая возможность даже не рассматривается, при этом жителям не отказывают в помощи, если они обращаются в местные органы власти на русском языке. У самой идеи двуязычия на местном уровне нет никаких оснований, поскольку латышский язык был и будет в дальнейшем единственным государственным языком в Латвии.

С этой позицией были солидарны и другие представители правящей коалиции.
 


«Конечно, есть отдельные регионы, где большинство проголосовало «за» (в Латгалии за государственный статус русского языка проголосовали свыше 55% граждан. — В.Г.), но не надо делать их двуязычными. К тому же уже сейчас в таких самоуправлениях людей в случае необходимости выслушивают по-русски», — заявил депутат сейма Эдвард Смилтенс («Единство»).
 


Мнение, что в Латвии должен быть один государственный язык — латышский, поддержал и лидер фракции Союза зеленых и крестьян в Сейме Аугуст Бригманис.

Депутат сейма Имант Парадниекс (Национальный блок VL/ТБ/ДННЛ) предложение о «русских заявлениях» назвал абсурдным: «Это абсурд. Мы живем в Латвии, и это был бы шаг к принятию двуязычия». Вместо этого желающим можно было бы предоставить услуги платного переводчика, предложил политик.

Тот факт, что за поправки к Сатверсме проголосовали 273 тысяч человек, свидетельствует о проблемах политики интеграции. Однако ситуацию можно изменить за счет больших возможностей изучения латышского языка, начиная уже с детского сада, заявил евродепутат Роберт Зиле (VL/ТБ/ДННЛ). Он также отметил, что в Латвии нужно положить конец частому проведению референдумов, так как постоянные референдумы свидетельствуют о слабости власти.

С мнением Р. Зиле согласился и премьер В.Домбровскис. Необходимо подумать над тем, как превентивно установить, может ли тот или иной вопрос быть вынесен на референдум или нет, указал Домбровскис. Одной из возможностей такого регулирования он назвал повышение порога — увеличение необходимого количества подписей, собранных за проведение референдума.

Это мнение поддержал лидер Партии реформ Затлерса, экс-президент Латвии Валдис Затлерс, указавший на необходимость подумать над тем, чтобы демократия использовалась разумно.
 


«Избиратели на референдуме получили известный опыт и вряд ли в следующий раз подпишутся за то, чтобы легкомысленно инициировать новый референдум. Они понимают, что демократия не является дармовой, и те миллионы, которые мы потратили на референдуме, укрепили наше осознание демократии», — сказал он.
 


Один из лидеров ультраправого Национального объединения Имантс Парадниекс напомнил, что Нацобъединение уже выступило с предложением установить статьи Конституции Латвии, не подлежащие изменению, что могло бы защитить государство от подобных ситуаций в будущем. «Необходимо обеспечить такую защиту, и это уже вопрос не разговоров, а активных действий», — указал он.


Во всём, оказывается, виновата Россия

Кампания в поддержку референдума за второй государственный язык является составной частью внешней политики России. К тому же реальным руководителем кампании был не Владимир Линдерман, а Александр Гапоненко — об этом в интервью передаче De facto заявил начальник Полиции безопасности (ПБ) Янис Рейникс.

По словам Рейникса, В.Линдерман и Е.Осипов — только «исполнители». Реальными же руководителям акции были менее известные люди, например экономист А.Гапоненко. Так, Гапоненко создал комитет, где велась координационная работа. Эта организация была тесно связана с «Центром согласия» и ЗаПЧЕЛ.
 


«Они хотят быть во власти. Второй аспект — внешнеполитический. Весь этот процесс надо воспринимать как составную часть российской политики соотечественников, которая стала инструментом реализации внешнеполитических интересов России», — утверждал начальник ПБ.
 


К этой точке зрения присоединился и министр обороны Артис Пабрикс («Единство»). В интервью Латвийскому радио он бездоказательно заявил, что инициаторы языкового референдума опирались на политические и финансовые ресурсы, находящиеся не только внутри страны.
 


«Есть вещи, про которые я не хотел бы говорить публично, но мы за этим серьезно следим. Совершенно ясно, что у организаторов референдума была достаточно большая поддержка от заинтересованных политических и финансовых кругов также вне Латвии», — сказал министр.
 


Он не стал скрывать, что слова «вне Латвии» означают — в России, где «отдельные группы» «уже с 1990-х годов говорят о необходимости расширения пространства русского языка».

Болезненной оказалась и реакция президента Латвии А. Берзиньша на слова Владимира Путина о «позорном статусе «неграждан»», вследствие которого, по оценке российского премьер-министра, «каждый шестой латвийский житель и каждый тринадцатый житель Эстонии как «неграждане» лишены основополагающих политических, избирательных и социально-экономических прав, возможности свободно использовать русский язык».

Глава Латвийского государства заявил, что считает недопустимым участие его страны в межгосударственных дискуссиях о прошедшем референдуме о признании русского языка вторым государственным. По его мнению, это внутренний вопрос Латвии.


К оценке итогов референдума

«Референдум — главная неудача 2012 года», — заявил премьер от праворадикальной партии «Единство» Валдис Домбровскис.

И премьер был прав, потому что состоявшийся 18 февраля референдум по вопросу признания русского языка вторым государственным до предела обнажил антидемократическую сущность якобы демократической правящей элиты Латвии.

Как оказалось, ультранационалистической болезнью под названием «Латвия — для латышей!» больны не только ультраправые радикалы из партии «Visu Latvijai!» («Все для Латвии!»). Метастазы этой болезни уже давно проникли во все другие латышские партии. И референдум, словно рентген, позволил увидеть, в какой огромной степени они поражены радикальным национализмом.
 


Но референдум выполнил еще одну важную задачу.

Он нанес мощный удар по той стене дезинформации, которую на протяжении более 20 лет возводили вокруг страны ее якобы демократические власти. В мире вновь (правда, недолго) заговорили о проводимой Латвией политике подавления прав национальных меньшинств.

Референдум способствовал и дальнейшей мобилизации русской лингвистической общины на борьбу за соблюдение своих прав. Причем не только в Латвии, но и в Литве и Эстонии, а также на Украине, т.е. в тех странах, которые поддержали инициативу придания русскому языку в Латвии статуса второго государственного языка.

Наконец, как положительный результат референдума можно рассматривать и то, что отдельные представители правящей элиты сразу после 18 февраля заговорили о необходимости допустить неграждан к выборам в местные самоуправления, о том, что 7 января (Православное Рождество) вполне можно было бы объявить выходным днем, что нельзя ликвидировать русские школы, что латыши должны изучать русский язык и что, наконец, нужно вести диалог с русским населением.

В их числе: декан факультета социальных наук Латвийского университета Юрис Розенвалдс, экс-глава Кабинета министров ЛР Марис Гайлис, архиепископ евангелическо-лютеранской церкви Латвии Янис Ванагс и даже президент Латвии Андрис Берзиньш.

Но оппонентов у тех, кто высказывал подобные предложения, было, к сожалению, намного больше.
 



Как и любое другое политическое действие, состоявшийся референдум должен был повлечь и реально повлек за собой не только положительные, но и отрицательные политические последствия. Причём спустя всего лишь два месяца после 18 февраля многие эксперты стали склоняться к тому, что отрицательных последствий оказалось намного больше.

При этом эти отрицательные политические последствия уже не просто влияли на политическую жизнь страны, а начали ее определять.

В свою очередь, положительные политические итоги референдума не получили какого-то серьезного развития не только внутри страны, но и на международной арене. В первую очередь — в России, на что обратил внимание один из видных в прошлом политиков, а в 2012 году политический комментатор газеты «Diena» Андрейс Пантелеевс.
 


«России все равно, что происходит в Латвии, — заявил он в интервью программе «Вопрос с пристрастием» на радио Baltkom, комментируя отношение РФ к прошедшему в Латвии референдуму о статусе русского языка. — Если бы Россия хотела резко отреагировать, она отреагировала бы иначе. Была бы развернута массивная оффенсива в международных организациях. Чего не произошло. А так Лавров сказал что-то на двухчасовой пресс-конференции, а Латвийское телевидение вырезало маленький фрагмент», — отметил бывший политик.
 



Каковы главные отрицательные политические последствия языкового референдума для национальных меньшинств Латвии?

К весне 2012 года их было, пожалуй, три.

Во-первых, в результате открытого сплочения латышской политической элиты на русофобской и близкой к неонацизму идеологической основе существенно усилились позиции ультраправых националистов из партии «Visu Latvijai!». Русофобская риторика стала звучать не только из уст «висулатвийцев», но и из уст представителей правой партии «Единство» и всех прочих партий. На общем фоне радикализации политической риторики не было каких-то серьезных последствий для парламентской фракции «Visu Latvijai!» из-за их участия в традиционном шествии 16 марта во славу латышских легионеров СС. Не было вообще никакой осуждающей реакции! Напротив, Андрис Берзиньш, бывший высокопоставленный чиновник Латвийской ССР, а в 2012 году миллионер и президент Латвии, вдруг заявил, что «мы должны преклонить голову перед легионерами». Несмотря на то, что Россия отреагировала на эти слова очень быстро и жестко, заявление Берзиньша дезавуировано не было.

Во-вторых, под давлением «висулатвийсцев» резко усилился натиск на русскую школу, русский язык и русскую культуру. Самым активным образом в этом наступлении участвовали латышские СМИ. В результате среди латышей широко распространилось мнение, что русские детские садики, русские школы — это не что иное, как последствие пресловутой «советской оккупации». В апреле к этой оголтелой русофобской кампании подключилась Полиция безопасности Латвии, которая угрозу национальной безопасности увидела в Днях русской культуры, традиция проведения которых сложилась еще в 1920-е годы и была восстановлена в 2011 году группой латвийских деятелей русской культуры. Таким образом, в качестве угрозы для национальной безопасности Латвии (читай: не демократической, а этнократической, нацистской «латышской Латвии») были четко обозначены русские детские садики, русские школы и в целом русская культура и русский язык.

В-третьих, правящая элита осознала, что посредством такого демократического механизма как референдум она в одночасье может оказаться не у дел. А потому Сейм трижды принимал поправки к закону о референдумах. Суть окончательно принятых поправок была проста и цинична — снять с государства бремя финансирования второго этапа референдума, когда нужно собрать не менее 150 тысяч нотариально заверенных подписей, и переложить его на плечи самих инициаторов референдума. Разумеется, ни у кого из правозащитников лишних 300 тысяч латов (более 600 тысяч долларов) в карманах никогда не было и нет, а потому проведение референдумов в дальнейшем оказывается практически невозможным.


Итак, главный отрицательный итог состоявшегося в Латвии 18 февраля референдума по вопросу придания русскому языку статуса государственного — это утрата демократическими силами Латвии возможности действовать на опережение (иными словами, утрата инициативы) при уже состоявшемся значительном сдвиге правящей элиты вправо; курс правящей элиты на резкое сужение, а фактически блокирование возможностей использовать демократические процедуры для защиты прав национальных меньшинств и принудительное сохранение массового безгражданства на, по всей видимости, еще достаточно длительный период времени.

Одновременно стали быстро расширяться меры репрессивного воздействия на всех, кто выступает за восстановление в Латвии демократии. Все более возрастающую роль в реализации этих репрессивных мер стала играть Полиция безопасности Латвии.

 
Окончание здесь
             
               

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Они берут паузу

«Нацобъединению» не удалось добиться для латышей права не говорить по-русски — пока

Андрей Солопенко
Латвия

Андрей Солопенко

Социолог

Хотите говорить по-русски?

Валите из Латвии

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Над всей Прибалтикой безоблачное небо...

В Латвии стартовала предвыборная гонка

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

О прибалтизации Украины

И почему Беларусь — не Прибалтика

Валяйте, бомбите Смоленск

Я правильно поняла, что Вы ратуете за коррупцию и за отмывание денег?У ЛР есть соглашения с странами ЕС и с США против этого. ЛР эти соглашения старается выполнить. Кое где не очен

Достоевский и революция

Три сотавляющие = константа, но кто четвертую уберет?

Стало ясно, как Россия может победить WADA

Ну да, норвеги - будущее современного человечества. Поэтому оно все объединилось, чтобы даже через лыжников - асматиков доказать всему миру превосходство потомков викингов... ;)))

О домашнем насилии

А что не так с судьбой потомства у разумных и ответственных? Всё должно быть лучше, чем у иных. Но нет, размножаются они хуже, слишком много взвешивают. А дети- ещё раз!- рождаются

Что мешает русским Латвии бороться за свои права?

Чувствуется, что Вы очень переживаете за нашу партию.)))

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.