Как это было

27.03.2017

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

О последствиях языкового референдума

Второй государственный: пять лет спустя
  • Участники дискуссии:

    30
    184
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

На заседании Совета общественных организаций Латвии (СООЛ), состоявшемся 13 марта 2017 года, вновь был поднят вопрос об оценке прошедшего ровно пять лет назад референдума за придание русскому языку статуса государственного.
 


В повестке дня заседания этого вопроса не было. Первым пунктом стоял вопрос «О новых требованиях по государственному языку для руководства общественных организаций (правила Кабинета Министров от 21.02.2017». Сообщение по этому вопросу подготовил секретарь Латвийского комитета по правам человека (F.I.D.H.) Александр Кузьмин.

Вторым пунктом был вопрос «О новых правилах сдачи централизованных экзаменов за курс средней школы. Принятие Обращения к Президенту ЛР, спикеру парламента ЛР, Президенту Кабинета министров ЛР, председателям фракций сейма Латвии, председателю комиссии сейма ЛР по образованию». Текст Обращения подготовил экс-депутат сейма Латвии, один из учредителей частной школы «Эврика» Яков Плинер.

Также предполагалось обсудить вопрос о том, как в этом году Совет общественных организаций Латвии будет реагировать на ежегодное шествие 16 марта во славу Латышского добровольческого легиона Ваффен СС. И еще один вопрос касался участия представителей СООЛ в намеченных на 20 марта в Государственной Думе РФ парламентских слушаниях, посвященных современной политике Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом.

Вопрос об оценке референдума за придание русскому языку статуса государственного, пятилетие проведения которого менее месяца назад довольно активно отмечалось в латвийских и зарубежных СМИ, возник в связи с обсуждением первых двух вопросов повестки дня.
 


Суть их в следующем:

1) с 1 января 2018 года не только руководители, но и все члены правления общественных организаций должны знать латышский язык на высшем уровне (категория С1), и

2) министр образования и науки ЛР Карлис Шадурскис, известный с 2004 года как «Чёрный Карлис», предложил узаконить запрет для русскоязычных школьников отвечать на централизованных экзаменах за курс средней школы на русском языке, что пока еще разрешено.
 


Председатель думы Русской общины Латвии Вячеслав Алтухов призвал участников заседания обязательно отреагировать на принятие Кабинетом Министров ЛР новых правил в отношении руководителей общественных организаций в части знания ими латышского языка на высшем уровне. Иначе многие организации в следующем году могут быть или оштрафованы или даже закрыты.

В свою очередь, координатор СООЛ Виктор Гущин отметил, что данные изменения правил КМ, равно как и очередная инициатива «Чёрного Карлиса», являются одними из многочисленных негативных правовых последствий для русскоязычной общины Латвии, которые были приняты праворадикальной и ультраправой политической элитой Латвии после проведения в 2012 году по инициативе отдельных русскоязычных активистов (Владимир Линдерман, Евгений Осипов, Александр Гапоненко, Бронислав Зельцерман, Маргарита Драгиле и др.) референдума.

Руководитель Русского общества в Латвии Татьяна Фаворская выразилась ещё более жёстко: «Это была провокация, направленная против русской общины Латвии!»


Хорошо помню, как где-то в конце августа или в самом начале сентября 2011 года Александр Гапоненко предложил мне поддержать на ближайшем заседании СООЛ инициативу проведения референдума за придание русскому языку статуса государственного. Это предложение он высказал во время встречи в одном из кафе на первом этаже универмага «Centrs» в Риге.

Первой моей реакцией было попытаться склонить его к отказу от проведения языкового референдума и, наоборот, поддержать проведение референдума по вопросу ликвидации массового безгражданства.
 


Я рассуждал следующим образом:

во-первых, решение вопроса о статусе русского языка требует внесения изменений в текст Конституции (Сатверсме), что крайне сложно. В то же время ликвидация массового безгражданства требует лишь внесения поправок в закон о гражданстве, что более реально, особенно учитывая то обстоятельство, что эти поправки могли поддержать и многие латыши.

Во-вторых, те же латыши на тот период времени не поддержали инициативу ультраправых во главе с Райвисом Дзинтарсом о проведении референдума за окончательную ликвидацию школ с русским языком обучения. По этой причине и русской общине не было никакого смысла обострять языковой вопрос.

В-третьих, проведение референдума за придание русскому языку статуса государственного неизбежно настроит латышей, в сознание которых за два десятка лет глубоко проник национализм, против русских и приведет к разрушению того хрупкого межнационального согласия, которое с огромным трудом сформировалось после массовых протестов в защиту русской школы, состоявшихся в 2000-2005 гг.

В-четвертых, итоги референдума неизбежно будут отрицательными для русской общины, даже если вся русская община проголосует «за». По той простой причине, что численность латышей в Латвии больше численности нелатышей.

Но самое главное (это в-пятых) — референдум создаст условия не только для вхождения ультраправых латышских националистов во власть, но и позволит им эту власть фактически захватить.
 


Тот разговор в кафе ничего не дал. А.Гапоненко остался при своем мнении, сказав, что процесс уже запущен В.Линдерманом и изменить ничего уже нельзя.

27 сентября 2011 года в конференц-зале Дома Москвы в Риге состоялось ежемесячное заседание Совета общественных организаций Латвии, на котором, среди прочих вопросов, по инициативе общества «За родной язык» обсуждался и вопрос об отношении ко второму этапу инициирования референдума о статусе русского языка.

Обсуждение этого вопроса было очень бурным. Помимо меня, против референдума выступали Т.Фаворская и некоторые другие руководители общественных организаций. Но звучали и голоса «за».

Поддержал проведение языкового референдума, в частности, В.Е.Алтухов, являвшийся в то время президентом Русской общины Латвии. А.Гапоненко горячо призывал организации СООЛ поддержать инициативу его общества. Никаких аргументов против языкового референдума он в расчет не принимал. Единодушия среди членов СООЛ не было. В конце концов, заявив, что СООЛ только «сопли жевать умеет» и обвинив его членов в трусости, он покинул заседание.

Ну а дальше случилось то, что случилось. А.Гапоненко и В.Линдерман развернули просто фантастически бурную активность в русских СМИ. Не проходило, наверное, двух-трех дней, чтобы в ежедневных газетах или в еженедельниках не публиковались развернутые материалы в поддержку языкового референдума.

К этой информационной кампании подключились многие радиостанции и Первый Балтийский канал, где в поддержку референдума выступали все те же В.Линдерман и А.Гапоненко.

Вне всякого сомнения, именно под давлением этого вала информации и мэр Риги Нил Ушаков в конце концов высказался в поддержку референдума.


Правящая элита против русского языка

Вся эта кампания проходила в условиях быстрого нарастания антирусских настроений в латышских печатных и электронных СМИ.

К концу года, когда стало известно, что референдум по вопросу признания русского языка вторым государственным состоится, эта пропагандистская кампания превратилась в настоящую истерию. Своего пика она достигла в январе — феврале 2012 года, накануне назначенного на 18 февраля референдума.

Как и положено, пропагандистскую кампанию против русского языка открыла главный идеолог радикальной языковой политики, депутат сейма 10-го созыва, профессор Латвийского университета Ина Друвиете. В передаче Латвийского радио Krustpunkti она еще в январе 2011 года заявила буквально следующее: «Знание русского языка в Латвии мы не должны принимать как норму».

Министр культуры Сармите Элерте 10 апреля 2011 года поддержала И.Друвиете и заявила, что не видит никакого смысла во введении второго государственного языка. «Это способствовало бы двухобщинности и расколу… В Латвии насчитывается более 140 нацменьшинств. Выделение какого-то языка противоречило бы интересам латышей и национальных меньшинств», — утверждала министр.

16 мая 2011 года в пропагандистскую кампанию вступил Латвийский национальный союз учителей (LNSS), который вслед за ультраправыми националистами из «Visu Latvijai!» потребовал полной ликвидации образования на русском языке.

В принятой правлением LNSS резолюции говорилось, что неиспользование государственного языка в учебных и воспитательных учреждениях — это «открытая угроза существованию латышского языка, национальной самобытности и страны». Поэтому союз призвал Министерство образования и науки обеспечить, чтобы в регламентирующих документах финансируемых государством образовательных учреждений было установлено, что образовательная и воспитательная работа в учебных заведениях ведется только на государственном языке.

Резолюцию LNSS тут же поддержал главный государственный правозащитник (омбудсмен) Юрис Янсонс, который в передаче «Вопрос с пристрастием» телеканала PRO100TV заявил, что если в Латвии будет ликвидировано образование на родном языке в школах нацменьшинств, это не будет нарушением прав человека (!!!).


В начале июня стало известно, что предложение национального объединения Visu Latvijai/TБ/ДННЛ перевести русскую школу полностью на латышский язык обучения поддержали лишь 123 800 человек (учитывая 10 111 подписей, собранных ранее). Этого количества было недостаточно для принятия ЦИК решения о проведения референдума по вопросу ликвидации русской школы.

Но правых радикалов это ничуть не смущало. Они продолжали нагнетать русофобскую истерию в национальных СМИ. Комментируя итоги сбора подписей, Эдвинс Шноре, автор русофобского фильма-фальшивки «The Soviet Story», заявил газете «Latvijas Avīze»: «Образование на государственном языке — общераспространенная практика в странах Западной Европы, там государство не содержит двухпоточные школы».

С мнением Э.Шноре согласились языковеды Винета Пориня, Иева Зуйцена и Байба Кангере. Неприемлем аргумент, что, мол, языковая ситуация, по сравнению с той, что наблюдалась 20 лет назад, улучшилась и «теперь все не так страшно», подчеркнула Б. Кангере, призвав обратить внимание, что «в известной мере мы далеки от идеала», т.е. от «латышской Латвии».

В начале июня в СМИ вспыхнула короткая дискуссия вокруг предложения депутата Сейма от «Центра согласия» Игоря Пименова разрешить преподавание на русском языке в государственных вузах. Однако эта дискуссия была тут же решительно пресечена правящей коалицией. Русский язык в высших учебных заведениях «перечеркнул бы все достигнутое», заявила министр культуры Сармите Элерте. При голосовании в парламенте за предложение И. Пименова высказались лишь 29 депутатов.

19 июля 2011 года гражданка США и экс-депутат сейма Вайра Паэгле («Гражданский союз») заявила в интервью газете «Latvijas Avīze», что латыши должны прекратить говорить по-русски, а 31 августа председатель правления праворадикального политического объединения «Отечеству и свободе»/Движение за национальную независимость Латвии Роберт Зиле в интервью агентству LETA заявил, что Латвии не стоит сохранять билингвальную систему образования и нужно отказаться от этой системы в течение ближайших 10 лет.


Второй этап референдума

С 1 по 30 ноября 2011 года по инициативе Общества «За родной язык!» проходил сбор 153 тысяч подписей в поддержку внесения поправок в текст Основного закона страны по вопросу признания русского языка вторым государственным.

Скорее всего, активистам общества «За родной язык» Владимиру Линдерману, Евгению Осипову и Александру Гапоненко не удалось бы собрать необходимое число подписей, если бы не неожиданный разворот лидера «Центра согласия» и мэра Риги Нила Ушакова в поддержку референдума.

Еще 13 октября «Центр согласия» заявлял, что не поддерживает референдум о втором государственном языке. А 8 ноября Н. Ушаков публично выступил в поддержку русского языка. Причиной такого крутого разворота стал окончательный отказ латышских партий принять «Центр согласия» в правящую коалицию после внеочередных выборов Сейма, состоявшихся 17 сентября.

Поддержка референдума со стороны мэра Риги кардинально изменила ситуацию, и к концу ноября необходимое по закону количество голосов было не только собрано, но и превышено на 30 тысяч.

Успех инициаторов референдума буквально вывел из себя представителей правящей коалиции, которые обрушились на В.Линдермана, Е.Осипова, А.Гапоненко и поддержавшего их Н.Ушакова с обвинениями в неуважении латышского народа и подрыве латвийской государственности.

Президент Латвии Андрис Берзиньш выступил с заявлением, что равенство позиций латышского и русского языков невозможно ни при каких условиях.

Его тут же поддержала спикер Сейма и председатель партии «Единство» Солвита Аболтиня, которая заявила, что в вопросах языка компромисса нет и быть не может. «Эти вопросы не подлежат обсуждению. Единое государство существует только в том случае, если есть единый национальный язык», — возвестила она.


Против русского языка как второго государственного выступили и многие известные деятели латышской культуры.

Так, экс-посол Латвии в России, народный поэт Латвии Янис Петерс заявил, что «это достаточно большая наглость, что для русского языка просят государственный статус в дополнение к тому, что русский язык в Латвии уже является языком культуры, языком СМИ, языком религии, языком семьи, языком для частного общения, языком науки».

«Этот референдум выдаст нам полный список предателей Латвии» — об этом 16 февраля в программе LTV 100g kultūras, ничуть не смущаясь, заявил популярный театральный режиссёр, художественный руководитель «Нового Рижского театра» Алвис Херманис.

Известная латышская поэтесса Мара Залите в интервью газете «Latvijas Av?ze» заявила, что изо всех сил будет призывать граждан участвовать в референдуме и голосовать против русского языка как второго государственного.

«Мы стали слишком трусливы и смиренны, если позволяем негражданину, национал-большевику и хулигану Линдерману агитировать на нашей земле, и даже больше — выступать на телевидении подобно лидерам латышских партий», — заявил той же газете бывший латышский нацистский коллаборационист, экс-легионер Ваффен СС и экс-депутат сейма Висвалдис Лацис.

Бывший лидер Народного фронта Латвии Дайнис Иванс назвал референдум по русскому языку возвращением к сталинизму. «Голосование за русский язык как государственный язык — голосование против права латышского народа на существование», — заявил он.
 


А вот еще два мнения.

Элита Вейдемане, журналист: «Агрессия против латышского языка идет в рост, и конфронтация между народами теперь уже не выдумки политических формирований этнических маргиналов. Ведь гораздо важней, как мы сами относимся к умалению своего языка, каковым является инициированный Линдерманом & Ко сбор подписей, ибо соль этой акции не в желании ввести второй государственный язык, а в попытке легализовать неприменение латышского языка».

Эгилс Левитс, юрист: «Латвия — страна латышской нации. Основополагающие государственные документы и первые конституционные документы четко определяют, что латыши — государственная нация Латвии».
 


Бывший министр интеграции Оскарс Кастенс присоединился к этому хору сторонников «латышской Латвии», высказавшись по адресу русскоязычных жителей страны следующим образом: «Не нравится статус русского языка — поезжайте в Россию!»

А Илма Чепане, бывший судья Конституционного суда, а затем депутат сейма и председатель юридической комиссии парламента, заявила, что «право народа не абсолютно».

Оказывается, есть высшие интересы, определять которые может только правящая элита!!!

Против русского языка как второго государственного также выступили католические священники, общества политических репрессированных, студенческие корпорации и другие латышские организации.

Из подполья выползла даже профашистская организация Pērkonkrusts, лидер которой Игорс Шишкинс 5 февраля заявил, что, если нации угрожает истребление, нужно брать в руки оружие.


На этом фоне практически не услышанными остались выступления профессора факультета социальных наук Латвийского университета Юриса Розенвалдса, говорившего о необходимости учитывать интересы нелатышей, и ведущего исследователя Общества «Providus» Марии Голубевой, которая заявила о том, что латышский язык на самом деле никогда не был единственным языком межнационального общения в Латвии. Кроме латышского, здесь всегда говорили и на русском, и на немецком, и на языке идиш, и на других языках.

Но эти выступления буквально потонули в общем хоре радетелей Латвийского государства, готовых его строить исключительно на основе латышских ценностей и латышского языка.

В подтверждение этой политической линии Кабинет министров в самом конце декабря 2011 года принял Правила, в соответствии с которыми с 1 января 2012 года в школах нацменьшинств на латышском языке должны будут проходить не менее 40% уроков в начальных классах, а Сейм в начале января 2012 года в очередной раз отклонил инициативу «Центра согласия», предложившего признать отмечаемое 7 января Православное Рождество выходным днем.

В конце января депутаты парламента проголосовали за принятие в первом чтении поправок к закону о труде, которые запрещают работодателю требовать от наемного работника знания иностранного (в первую очередь, русского) языка.

 
Окончание — завтра
                       

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Второй государственный: пять лет спустя

Окончание

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Референдум для себя

В следующий раз найдем другое оружие

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Стена встречного огня

И «рижское сидение» за русский язык

Нил Ушаков подписался за референдум по русскому языку

И призывает подписаться всех

Апология Греты, или Девочка с особенностями против людей в дорогих костюмах

Ой,да оставьте Бога ради бедняжку в покое! Вообще-то выглядит она максимум на 14, и даже это может быть поводом сачковать с занятий.Короче,подходящая кандидатура для эко (био,веган

Валяйте, бомбите Смоленск

Когда есть "А" и "Б" - их очень просто связать.

СКОЛЬКО ВЫ СТОИТЕ

Так а от 2% что толку? Равно как и от 4%, и от 10% тоже. Подозреваю - и от 40% тоже толку не будет - слишком дохлая лошадь. А Леонида вы не слушайте - он вас просто провоцирует.

НОВАЯ ШЛЯХТА: КАЗУС ЕГОРА ЖУКОВА

Кто бы сомневался. что вы, как настоящий русофоб, ненавидите Путина как настоящего лидера русского мира. Конечно, он не без недостатков и их у него, ИМХО, много, но то, что его дей

КАК ВОЗРОЖДАЕТСЯ ХРАМ В ЮРМАЛЕ

Данный храм возводится без бюджетных денег.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.