Крик души

15.10.2020

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

В поисках дяди степы

В поисках дяди степы
  • Участники дискуссии:

    18
    64
  • Последняя реплика:

    2 дня назад

Не знаю, как у вас, но у меня, когда я представляю милиционера, с детства в сознании встает образ дяди Степы — настоящего доброго великана с ласковыми глазами, который возвышается над улицами, заторами, светофорами и помогает людям добрым советом. Сергей Владимирович Михалков определил гештальт на многие десятилетия вперед, за что ему большое человеческое спасибо. Была у меня и книжка — старая, видавшая виды, прошедшая испытание временем — в которой красочно и убедительно рассказывалось о почетной миссии дяди Степы и о его роли в воспитании нашего общества.

Сегодня удалось пообщаться с людьми, которые имели прямое отношение к советской милиции. Они многое могут рассказать. В том числе и о советских преступниках, которые, как нам завещала классика советского кино, должны быть в меру хитроумными, немножко добродушными, слегка интеллигентными и демонически расчетливыми. Милиционеры уверили меня — были разными, но процент преступников с харизмой все же был выше, чем сейчас. Любопытно было послушать про жизнь и быт советского следователя, который спокойно и планомерно выполнял свою работу, подчас сталкиваясь с серьезными испытаниями психики, нравственности.

Интриги кипели, бушевали, бурлили. Но спрос с профессии был очень высок. Не уронить честь мундира — основное кредо милиционера. Именно поэтому в русской языковой традиции слово «милиционер» окрашено в праздничные тона, и причиной тому не только михалковский шедевр, но и реальная историческая подоплека. В то же время слово «полиция» обладает вполне определенными коннотациями. Неспроста появились такие выражения, как «тайная полиция», «полицейский режим», «полицейские репрессии». Язык всегда чутко схватывает такие закономерности и воплощает их в конкретном словесном образе.

Систему отечественного правопорядка разваливали методично и безжалостно. Как и все, что должно было напоминать о добром прошлом. Одно можно сказать с уверенностью — советский строй растил замечательных специалистов во всех областях жизни, в том числе и тех, кто готов был ценой своей жизни и здоровья стоять на страже закона. У следователя было гарантированное высшее образование, притом не какое-нибудь, а юридическое. А один из первых законов, направленных на демонтаж существующей системы — отмена требования об обязательном высшем образовании. Так из легковесной пены истории рождалась независимая Латвия. Когда все фундаментальное становится необязательным — тогда пиши пропало. С уходом первоклассных следователей, признанных асов своего дела, республика оказалась на опасном распутье. Национальный вопрос совершенно испортил правоохранительную систему, впустив в кабинеты охраны правопорядка случайных людей. Крахом повеяло очень быстро, и крах был неотвратим. Правда, есть нюансы: когда молодые и неподготовленные следователи середины-конца 1990-х годов не справлялись с особо резонансными случаями, их начальство приглашало на раскрытие мэтров из советского прошлого — и те в считаные дни справлялись с поставленной задачей. Но в остальном традиции были потеряны. А несколько лет назад прекратила свое существование славная Академия полиции, равной которой не было во всей Прибалтике.

Сегодня на плечах у несчастного инспектора полиции по несколько сотен дел. Делами завалены ящики, сейфы, комоды. Их просто некуда девать. Справиться с таким массивом не по силам даже многорукому Шиве, а не то что скромному латвийскому сотруднику полиции. Однако система ослепла или, точнее, делает вид, что ослепла, не замечая очевидных проблем. Дядя Степа остался в прошлом веке, в котором были актуальны идеалы справедливости, взаимопомощи и гуманизма. Сегодня расчет производится совсем в других условных единицах.




Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Николай  Кабанов
Латвия

Николай Кабанов

Политик, публицист

Но разведка доложила точно?

Москва вновь приоткрыла архивы Лубянки

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

"Мы честно делали свою работу". Как латвийские гребцы привезли из Москвы серебро

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Командир пьет, а нам водки не достается. После первой русской атаки в наших окопах — никого: из дневника латышского эсэсовца 16 июля

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Как обнуляли Латвию

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.