В мире прекрасного

08.08.2015

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

В поисках девушки в голубом платочке

Под звуки «легионерской» песни

 В поисках девушки в голубом платочке
  • Участники дискуссии:

    22
    60
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Аккордеонист Эдуард из Болотного Поселка


С творчеством того аккордеониста меня познакомил друг Валера, который служил в комитете государственной безопасности Латвийской ССР. Что он в том комитете делал, я не знаю, но думаю, что отлавливал шпионов и диверсантов. А иначе зачем бы он там был нужен с его  знанием пяти иностранных языков…
 

Как-то раз друг мой пригласил меня вечером на «рюмку-две-три водочки под грибочки» и послушать новую пластинку. Это было в конце 80-х, во времена т.н. перестройки. Кто не помнит, в те времена с водкой были трудности, зато вместо нее стали выпускать интересные пластинки. Поэтому мы с Валерой в тот вечер слушали песни запрещенного в советские времена композитора и исполнителя Эдуарда Розенштрауха.


 5814203_1 (317x205, 17Kb)
Эдуард Розенштраух.



Валера, улыбался, млел от удовольствия и подмурлыкивал Эдику. Он латышский язык знал отменно. А так же знал английский, французский и голландский, при том, что главным его рабочим языком был арабский, коим он вообще владел в совершенстве.
 

Благодаря этому знанию и был призван после института на скоротечную Синайскую войну, где воевал на стороне египтян против израильтян — таков в той войне был политический интерес Советского Союза. Там, на Синае, услыхав как-то раз через линию фронта известные русские идеоматические выражения, хорошо слышимые в абсолютной тишине пустыни, Валера спросил у евреев на литературном русском, откуда ребята родом.
 

Евреи ответили, что «з Одесы».  А ты откуда, спросили они. Это военная тайна, ответил Валера. Понятно, с сожалением и пониманием вздохнули за линией фронта. После чего израильтяне и египтяне маленько постреляли друг в друга...

После войны Валера поехал в Москву, купил букет цветов и пошел к любимой девушке, о которой мечтал, глядя на звезды над Синаем и думая, что девушка его ждет. Позвонил в дверь, а ему ее открыл, радушно улыбаясь, здоровенный мужик по имени Миколас Орбакас...

Так вот, Валера, будучи коренным рижанином, песни Розенштрауха сердцем понимал и нежно любил. Где он их услыхал, я тоже не знаю, полагаю, где-то в недрах своей тайной организации. Я их, правда, тоже слышал, но как-то краем уха, «пунктирно», хотя и мне они тоже нравились, становясь составной частью культурного пространства, в котором я жил, в котором постепенно формировалось понятие родины...

Так вот, сидели мы с Валерой пьяненькие и балдели, слушая творения Эдуарда Розенштрауха, который, оказывается, родился и жил в том же самом районе, где жили и мы с Валерой, а именно — в Болотном Поселке (Purvciems).
 

Чего я решил про это написать?

Да вот как-то стал искать в ЮТубе песню Розенштрауха Pa kuru laiku nosirmoja jūra, песню так и не нашел, зато нашел другие, а так же сведения о том, что, цитирую: «Школа поселка Нида знаменательна еще и тем, что именно здесь Эдуард Розенштраух написал популярную в народе песню «Zilais lakatiņš» («Синий платочек»)».  И был указан телефон, но не школы, а какого-то гостевого дома…
 

Упомянутая в цитате Нида — это не литовская Нида на Куршской косе, это наш совсем небольшой поселок, расположенный в Курземе, на берегу моря, южнее поселка Папе и другого известного поселка, с еще более интригующим названием  — Ница.
 

Поселок Нида принадлежал некогда усадьбе Бутингю Руцавской волости, большую часть которой в 1920 году у нас оттяпали литовские братья вместе с нынешними Бутинге и Палангой, но, надо признать, оттяпали законно, по взаимному договору...

 

5814203_1f (700x466, 297Kb)

 


И тут в моей голове сразу же возник и зажужжал рой вопросов:
 

А) что делал рижанин Эдуард в Ниде?
 

Б) что там в Ниде так сильно повлияло на создание этой «самой-самой» латышской песни?

В) если на это повлияла любовь, то кто была та девушка в синем платочке, которой посвящена песня?

 

Несколько дней мучался и терпел. Потом засел за интернет и телефон.
 

В самой Ниде по указанному в интернете номеру телефона мне ответила некая русская дама с собакой (та громко лаяла). Дама раздраженно сказала, что никакого гостевого дома и никакого музея в Ниде нет, людей тоже нет, вообще никого и ничего нет...

 

5814203_3 (640x468, 285Kb)



На такую кучу «нет» и суда нет, поэтому я позвонил в соседний поселок Папе.

 

5814203_2 (640x480, 230Kb)

 


Работница краеведческого музея в Папе по имени Байба сказала, что она с радостью помогла бы, но ничего о пребывании Розенштрауха в этих краях не знает, потому как она рижанка и работает в музее «вахтовым методом»... Но при этом уверенно опровергла информацию дамы с собакой, что в Ниде ничего и никого нет. Там есть даже магазин, куда ездят отовариваться жители Папе!..

 

5814203_4 (639x509, 215Kb)
Посиделки в Папе. Такое впечатление, что Эдуард отошел, отложив аккордеон, и сам девушек фотографирует...

 


Подумав, Байба рекомендовала мне связаться с Даце из Руцавы.


Я позвонил Даце — в туристический информационный центр городка Руцава.

 

5814203_2f (700x525, 276Kb)

 


Даце тоже с ходу мне не ответила про историю создания «самой-самой» латышской песни, имевшую место в Ниде 70 лет тому назад, но обещала ко вторнику узнать все, что сможет.  


Заодно я позвонил моей доброй знакомой Инге Васильевой, некогда работавшей в Национальной Опере. Попросил разыскать телефон певицы Индры Линтыни — дочери Эдуарда Розенштрауха. Наверняка Индра знает, где, на какой улице Пурвциемса родился Розенштраух.


А самое главное, может быть, у нее сохранились фотографии ее мамы, в том числе довоенные, а именно от 1941 года, когда в Ниде была сочинена песня «Zilais lakatiņš», когда маме было 18, а Эдуарду 23...  


Инга обещала узнать.

 

5814203_5 (640x480, 172Kb)

 



ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Судьба солдата
 

Тем временем пришло письмо от Даце из Руцавы, ведающей там  туризмом. Ей тоже стало интересно, и она активно подключилась к поискам. Но с сожалением, установила, что в Руцавском округе не осталось людей, кто помнил бы о пребывании здесь Эдуарда Розенштрауха. Более того: не все даже знают о том, что он здесь когда-то был... Нашлась, правда, версия, что композитора привели в Ниду армейские дела и он служил там, вроде бы, в береговой охране...

 

5814203_21 (500x667, 83Kb)  
Даце из Руцавы.

 


Но зато Даце нашла, что в 1988 году сам композитор в газете «Padomju Jaunatnē» вспоминал, что приезжал в Ниду к своему родственнику, работавшему учителем в местной школе. Розенштраух при этом уверял, что именно в Ниде впервые наиграл мелодию «Синего платочка» на школьной органоле (маленьком органе). О чем и говорит памятная доска, утановленная теперь на стене школы. Не совсем, правда, школы, потому что сейчас в этом здании находится база отдыха...


Однако, пишет Даце, «знающие люди» утверждают, что в школе Ниды не было музыкального инструмента, и что песня родилась из-под клавиш музыкального инструмента в руцавской школе...  Но была она посвящена песня любимой девушке Элвире из Ниды — это неоспоримо!


Итак, девушка в синем платочке таки была, и звали ее Эльвира! Спасибо, Даце!  :)


Заслал на всякий случай в Гугл имя дочери композитора Индры Линтыни.  И Гугл взял и выдал мне ее е-мейл! Тут же написал Индре письмо и пришпилил к нему первую часть этой публикации.


Получил от Индры красивый, литературно безупречный и вежливый ответ, из которого следовало, что она вовсе не дочь Эдуарда Розенштрауха, а исполнительница его песен, но она с ним объездила всю Латвию, был в Америке, Канаде и прочих странах...

 

5814203_22 (500x614, 118Kb) 
Индра и Эдуард

 


Как не дочь?! Вот тебе и раз… Я от стыда готов был сквозь землю провалиться!


Стал лихорадочно искать, откуда это я, лопух, взял сведения про «дочь».


Долго рылся, но нашел таки: «Plašākai sabiedrības daļai... Indra vispirms palikusi atmiņā kā komponista un izpildītāja Eduarda Rozenštrauha meitene…».


Нет, лучше бы я все же провалился сквозь землю!


Мало того, что в спешке не понял подтекста этой фразы, но и забыл, что в латышском языке «meitene» и «meita» вовсе не одно и то же. «Meitene» — это не дочь, а девушка. А в данном контексте, по мнению «широкой публики» — даже, скорее, возлюбленная...


Пишу Индре извинительное письмо, указываю свой телефон. Индра звонит... Очень приятный, мелодичный голос.  Стал опять многословно извиняться...


Но Индра не очень обиделась на мою оплошнось: за годы сотрудничества с Розенштраухом ко многому привыкла. Он сам давал повод «широкой публике» додумывать про их отношения, прилюдно называя Индру «малышкой». А поскольку Розенштраух до седин в усах был завидным мужчиной, а после смерти жены еще и завидным женихом, то на него только что не кидались претендентки...


Масла в огонь Розенштраух подливал еще и тем, что настаивал на том, что его песни должна петь именно Индра. И на гастроли хотел ездить только с ней.


Но Индра в то время была ведущей артисткой Театра оперетты, и там на гастрольные поездки, да еще и в Америку, смотрели, мягко говоря, недружелюбно, и вскоре стали отбирать у солистки главные роли. Правда, вскоре и сам театр приказал долго жить — а не делай зла другому!..


Индра скинула мне на е-мейл их с Эдуардом фотографии и большой текст про него.


Спасибо большое, Индра!  :)

 

 5814203_24 (500x556, 173Kb)  
Эдуард и Индра в дни гастролей

 


На фото Индра была чудо как хороша! 


А текст был длинный, тяжелый. Сел читать, часто отдыхая и заглядывая в папку с фотографиями...

 

5814203_23 (402x620, 114Kb)

 


И вот что я там вычитал.


Родился Эдуард Розенштраух в 1918 году в Риге, в Пурвциемсе. Здесь же на улице Дзелзавас в доме 15 и умер в 1992 году. Умер в день 8 марта. С детства любил играть на аккордеоне. Поэтому пошел учиться в консерваторию. Учебу прервала война, пишут в интернете его биографы. Это не совсем так: серьезный биограф Марта Страуя пишет, что в 1940 году его призвали в латвийскую армию. Это подтверждает и портал gulags.lv в статье, «Atmiņā lakatiņš zilais…» .

 

5814203_25 (488x700, 196Kb) 
Латышский солдатик перед войной.

 


Но летом того же 1940 года латвийская армия стала советской. Солдат переодели, и Эдуард Розенштраух стал советским солдатом, служа в Балтийском территориальном корпусе...  

 

5814203_26 (495x371, 161Kb)  
Та же каска,
только уже латышского советского солдата.

 


И вот тут с этим латышским советским солдатиком произошла удивительная история: в  1941 году он в Ниде встретил девушку Элвиру и влюбился в нее.


Это именно для нее он позже напишет музыку песенки, которая его навсегда прославит.


Слова той песни про светлые волосы девушки и голубой платочек принадлежали поэтессе Валде Мора. Валда, в свою очередь, сочинила их, якобы услыхав музыку некоего русского вальса, который наиграл на рояле ее знакомый пианист Виктор Самс. (Возможно, то была музыка, написанная композитором Ежи Петерсбурским в 1940 году в Минске. Позже, во время гастролей в Москве музыку услыхал и написал к ней слова русской песни про синий платочек поэт Яков Галицкий). 

 

5814203_27 (340x480, 77Kb) 
Валда Мора.

 


Как и где Эдуард прочел стихи Валды Мора — про это мне, естественно, никто не смог рассказать — ни музейщики, ни библиотекари НЛБ, ни историки музыки из Музыкальной академики. Но так  или иначе, но слова латышской песни точно родились раньше, чем ее мелодия.


Однако солдату Эдуарду и девушке Элвире не суждено было быть вместе, их настигла война. Началась она, как известно, 22 июня 1941 года, и как раз в Ниде, мимо которой из Восточной Пруссии покатили колонны немецких войск.


Полк, в котором служил латышский советский солдатик Розенштраух, попал в окружение, солдатика взяли в плен.


И вот сидит он в лагере под Даугавпилсом, готовится ехать в Германию. И вдруг, как пишут биографы, в 1942 году кто-то, как-то и за что-то предлагает ему выбор: или он идет служить в немецкую армию, или в полицейский батальон. Эдуард из двух зол выбрал батальон, в который и был зачислен — переводчиком при штабе (хорошо знал немецкий).


И вот тут-то снова он пересекается с Элвирой! Это произошло в 1943 году, солнечным летним днем, там же в Ниде.


Вот как сам Розенштраух позде об этом вспоминал: «Все было так, как в стихотворении Валды Моры — лето, девушка и волосы. Словно солнечные лучи на закате... Там в школе, у органолы и родилась песня, которую я уже в Риге записал, перевязал голубой лентой и посвятил любимой...»


В том же 1943 году Эдуард женится на Эльвире. Женится вопреки войне и несогласию матери, которая невестку так никогда и не признала. Интересно, за что?


А в это время повсюду все молодые латышские парни призывного возраста уже вовсю распевали песню неизвестного автора про девушку с волосами цвета заката...  Пели эту «легионерскую» песню, отправляясь на фронт и по принуждению, и добровольно.

 

5814203_28_1_ (640x360, 90Kb)
Легионеры.

 


А сам автор этой песни, находясь на службе в полиции, решает помочь неким латышским парням избежать призыва, выписав им липовые документы для пересечения границы. Немцы Эдуарда вычислили и отправили в тюрьму, а потом в Саласпилсский концлагерь.


Недолго он там пробыл, немцы же его оттуда и выгребли, бросив на усиление группировки в Курляндском котле. Откуда он умудрился удрать, сделав себе пропуск в Ригу. Где его и повязало советское НКВД, выписав проездные документы в Сибирь...


Из Сибири Розенштраух вернулся, не как все в середине 50-х, а уже в 1947 году, что стало, очевидно, первой каплей недоверия к нему у латышей, сделав его фигурой не столь героической, сколь трагической. Работы в Риге не было, семья бедствовала, Эдуард стал попивать...

 

5814203_29 (300x400, 25Kb)

 


Примечательно и то, что вернувшись из Сибири, он не пошел в милицию делать себе паспорт — испугался, что опять что-то вспомнят, «пришьют» и отправят назад. Так и перебивался без документов аж 20 лет! А когда стало совсем невмоготу, понурил голову и пошел таки в милицию, сдаваться.


Там паспорт выдали, но таки наказали: штрафом в 10 рублей...

 

 

*  *  *


А тут позвонила  Инга Васильева и дала телефон журналистки Лиги Блауа, которая не раз писала о Розенштраухе.

 

5814203_30 (200x481, 17Kb) 
Инга Васильева.

 


Позвонил Лиге, пояснил, чего хочу.

 

5814203_31 (200x359, 26Kb) 
Лига Блауа

 


Она подумала и сказала:


— Запишите номер телефона Скарлет...


Я записываю, а сам думаю: неужели в Риге есть женщина с именем героини «Унесенных ветром»...


— Лига, просите, а кто это — Скарлет?..

— Это дочь Розенштрауха.

— Настоящая?

— То есть? Как это?.. Конечно, настоящая.


И тут я почувствовал, что удача начала неспешно поворачиваться ко мне передом, к лесу задом!..


Долго собирался с духом, вспоминал нужные латышские слова, даже, признаюсь, репетировал варианты предстоящего разговора с настоящей дочерью самого Розенштрауха.


— Алло... Мои сердечные извинения... Я говорю со Скарлет?..

— Да, вы говорите со Скарлет! — голос был жизнерадостен и даже несколько игрив.


Я расслабился, представился и стал красиво пояснять цель звонка, а именно: мол, хочу выяснить некоторые неясные мне моменты из биографии великого латышского композитора, а так же узнать, не мог бы я хотя бы мельком взглянуть на фото его любимой жены Элвиры, сделанное перед войной...


— Я жду скорую. И больше не могу с вами говорить. — Голос Скарлет теперь был сух, тверд и не предполагал продолжения разговора.

— О, извините меня, ради бога! Я перезвоню позже...

— Нет. Я буду в больнице.


И трубка на той стороне упала. Или была брошена. Что, впрочем, одно и то же.


Пригорюнился я: у дочери Розенштрауха возникли причины не доверять мне, а потому не видать мне портрета девушки с волосами цвета заката и в синем платочке!..


И как только я пригорюнился, раздался телефонный звонок...


 

Окончание здесь

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

Значит, это кому-нибудь нужно

Владислав Макаров
Россия

Владислав Макаров

Художник и музыкант

Атональный синдром

Культурное сопротивление 80-х

Галина Полторак
Латвия

Галина Полторак

Продюсер

«Восходящие звёзды» и «Безумные гении»

Как отправить ребёнка в Голливуд

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

Уже не голуби

А «воины света, воины добра»

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.