Интеграция

13.02.2018

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

В ожидании заговора латвийских гуманистов

В ожидании заговора латвийских гуманистов
 
 
«И от всякого, кому дано много, много и потребуется,
и кому много вверено, с того больше взыщут».
(Лк. 12, 48)


Для носителей религиозного мировоззрения нет сомнений в том, что любое проявление внешней активности людей обусловлено Промыслом Божьим и является воплощением их духовных устремлений. Согласно православному учению дух творит внешние формы для своего воплощения в бытии, и где нет духовной любви, там нет и не может быть истины.

Исходя из этого, любое ограничение образования для детей на родном языке, пускай и маскируемое необходимостью «интеграции латвийского общества» есть сокращение духовной любви и увеличение лжи и ненависти в обществе.

Что касается интеграции общества, то исторические факты свидетельствуют, что ложь и ненависть в качестве духовных оснований социокультурных процессов чаще всего приводят к формированию диктатур фашизма и нацизма.
 

В связи с этим борьба за сохранение латвийских русских школ наряду с протестами должна включать в себя также информационно-культурное противодействие лжи и ненависти, иначе проблема не будет решена.
 

Духовное зло преодолевается духовным добром, а это требует организации информационного дискурса, в рамках которого общество получит научно-публицистическое обоснование того, что сохранение русских школ — это сохранение культурно-образовательной традиции, потеря которой резко снизит культурный уровень всего общества.
 


Нужна не унификация языка обучения в школе, а поиск оптимальных моделей соотношения языков обучения для повышения качества школьного образования. В этом суть подхода к поиску решений для социокультурных проблем на основе славянофильского принципа духовной целостности.
 



Для носителей атеистического мировоззрения нет никакого духовного мира, и все проблемы бытия следует решать, не оглядываясь на духовные состояния их авторов и сторонников. Поэтому многие правозащитные меры, которые не затрагивают или мало затрагивают духовную сферу апологетов латышизации школ, не оказывают действенного влияния на мировоззрение политической элиты, хотя и влияют на общественное мнение.

Однако этого влияния недостаточно, чтобы изменить отношение к проблеме определяющей части общества, той, которая обеспечивает большинство на выборах в органы власти.
 

Идея принудительной латышизации русских школ ради мнимого сплочения общества лишь усугубляет проблему этнополитического раскола латвийского общества.
 

Ни политические, ни правозащитные средства пока не помогают. И дело не только в том, что недостаточно протестных акций, количества протестующих, обращений, заявлений и публикаций. Дело еще и в том, что политическая элита, продвигающая эту, далекую от гуманизма идею, принимает и изменяет свои решения не столько под воздействием акций протеста, сколько под влиянием отношения своего электората к самой идее.

И это отношение готовилось годами с помощью идеологической пропаганды, в основе которой — русофобия.


Значительной части электората правящей коалиции внушена ложь о том, что сохранение в русских школах даже частичного образования на русском языке — вредит детям в плане получения высшего образования и интеграции общества в Латвии.

И многие люди, далекие от проблематики школьного образования и специфики интеграционных процессов верят этой лжи. Они даже не задаются вопросом — как может вредить сплочению латвийского общества получение детьми качественного школьного образования на родном и государственном языках, что позволяет сохраненить их культурную идентичность? Им никто не объясняет, что не менее 30% детей имеют низкие лингвистические способности и не смогут учиться на латышском языке, что перечеркнет их надежды на успешную карьеру в будущем.

Уже сейчас власти обрекают этих детей на бедность или эмиграцию.
 


Вот почему необходима мощная контрпропаганда официальной лжи, которой пока нет и без которой сохранить русские школы будет крайне сложно. Даже если на протестные акции выйдут десятки тысяч, решающее слово будет за теми сотнями тысяч, которые поддерживают правящую элиту.
 


Вспомним, что 700 тысяч протестующих каталонцев не смогли решить проблему независимости по причине того, что испанская политическая элита была и остается против независимости Каталонии. И эту элиту избирают и поддерживают миллионы.

Мнение политической элиты — это мнение большинства электората, и это является ключевым фактором при принятии подобного рода решений.


Массированная и многолетняя пропаганда сделала свое дело, в результате — определяющая часть электората за принудительную ассимиляцию детей из русскоязычных семей, даже без учета мнений самих родителей.

Поэтому не вызывает сомнений необходимость продолжения протестных акций, как активаторов общественного сознания для поиска людей, способных к реализации новых, оригинальных проектов по защите русских школ. К тому же протестные акции — мощное средство контрпропаганды против принудительной ассимиляции.

Но нужно понимать и другое — что сохранение русских школ и восстановление в них научно обоснованных моделей соотношения языков преподавания одними протестами не решить. Нужна длительная работа по контрпропаганде, основная идея которой —
 

нельзя построить счастливое общество, если счастье одной его части будет достигнуто за счет несчастья другой.
 

Нужно напомнить обществу, что даже в «тяжелое оккупационное время» советская власть не посягала на принудительную ассимиляцию детей из латышских семей — были созданы достаточные условия для обучения на латышском языке и сохранения латышской культуры в детских садах, школах, техникумах, вузах, культурной жизни.

Педагогическая наука в советское время всячески акцентировала необходимость сохранения культурной идентичности национальных меньшинств, в том числе и латышей. Более того, воспитание культурной идентичности, согласно научным исследованиям, было важнейшим условием качественного школьного образования.
 


В уважении и сохранении культурной идентичности наций заключался главный секрет успешности и стабильности межнациональных отношений в СССР. Правящие советские атеисты всегда помнили, что любое царство, разделившееся в самом себе опустеет и всякий город, разделившийся сам в себе не устоит (Мф. 12;25).
 


А вот правящие латвийские демократы совершенно забыли об этом и в этом искусственном разделении общества — причина всех наших бед. Точнее — в духовных основаниях этого разделения.


Но сможет ли контрпропаганда изменить общественное сознание, и сколько времени для этого необходимо?

Историкам известен «заговор германских гуманистов» накануне реформации Лютера начала XVI века. Был издан анонимный сатирический памфлет в двух томах «Письма темных людей». В нем высмеивались не только доктрины католического вероучения и практика «папизма», но и «перекодировались» представления читателей об основах государства и нравственности. «Перекодировка» была самым главным идеологическим оружием для разрушения католического мировоззрения людей. Эта работа имела огромный успех и подготовила общественное сознание к принятию идей реформации.

«Письма» были изданы анонимно в 1515 и 1517 годах и стали пусковым механизмом для реформации церкви и общества. От издания до реформации прошло всего два года. Правда, в 1511 году была издана «Похвала глупости» Эразма Роттердамского, в 1494 году «Корабль дураков» Себастьяна Бранта, которые также сыграли огромную роль в преображении тогдашних стереотипов общественного сознания политической элиты и образованной части общества.

В итоге — реформация состоялась.
 


Нам сейчас очень нужен «заговор латвийских гуманистов», способных с помощью серий публикаций провести «перекодировку» сознания хотя бы части латвийской интеллигенции. Той части, которая сможет изменить мировоззрение общества, ведь это люди, которым многое дано и потому от них многое требуется. Что касается гуманистов, способных создавать нужные тексты, то они у нас есть, но нужен организационный субъект, готовый взять на себя координацию.
 


Что касается тематики, то она «лежит под ногами» — хорошо бы для начала собрать и издать «Письма просвещенных билингвальным обучением», с рассказами учеников, родителей и учителей. И издать на двух языках, предложить почитать русской и латышской аудиториям для осознания нюансов билингвального мучения и, прежде всего, формирования стойкого отвращения к учебе у многих детей.

Надо познакомить апологетов интеграции с помощью ассимиляции с реальным состоянием дел в сфере билингвального мучения, возможно это охладит пыл хотя бы некоторых из них. Кратко о реальности. До сих пор нет объективных научных исследований результатов билингвальной реформы, нет и научной теории билингвального образования, без которой невозможно обеспечить школы эффективными методиками и учебными пособиями, нет и методических моделей сохранения русской идентичности при билингвальном обучении.

Ничего научно обоснованного и методически оформленного нет, есть политические лозунги и небольшой эмпирический опыт.

Нельзя отрицать, что в билингвальном обучении есть и скромные успехи, но нет объективных сравнительных оценок причин этих успехов и их соотношения с недостатками. Есть многочисленные факты, что эти успехи достигнуты слезами, нервными срывами и физическими переутомлениями детей и родителей. Мы до сих пор не знаем, что перевешивает — успехи или недостатки билингвального обучения?

Без таких оценок переход к всеобщей латышизации русской школы, да еще и без учета мнений родителей — ассимиляция чистой воды.


Нужно также объяснять апологетам билингвальных мучений, что в Латвии политические решения по «русским вопросам» выше любых научных теорий и даже действующих юридических норм.
 

По сути дела, власти развязали тихую «гражданскую войну» за души наших детей и, прикрываясь лживыми заявлениями об «интеграции» и «подготовке к обучению в вузах на госязыке», насаждают ассимиляцию в русских школах.
 

Власти демонстративно игнорируют научное понимание интеграции общества, когда объединяются ценности и сохраняется этнокультурная самобытность исторически традиционных для данной территории наций. И эта тема об объединении ценностей ради подлинной интеграции общества также требует обсуждения в рамках общественного дискурса.
 


Интегрированное общество обладает важнейшей характеристикой — солидарностью в общих ценностях, которой нет у современного латвийского общества. Нужно объяснять обществу, что принудительная латышизация и интеграция — это совершенно разные вещи. Первая ведет к усилению раскола и конфронтации в обществе, вторая — к духовному единству и укреплению социокультурного сотрудничества.
 


Но вместо пропаганды общих ценностей продолжается лживая пропаганда якобы вреда школьного образования на русском языке, направленная на оболванивание простых людей, далеких от политических игрищ и только с одной целью — интерпретировать протесты родителей учеников русских школ как нежелание «интегрироваться».

Власти, мол, «благое» дело делают — «сплачивают» общество, путем ликвидации образования на русском языке, а «несознательные» родители протестуют против «интеграции» общества.


Еще одно направление дискурса, которое могли бы организовать «гуманисты-заговорщики — сохранение воспроизводства носителей русской культуры является фактором укрепления и развития межкультурного диалога и, тем самым, укрепления традиций латышской культуры.

Сравнительный анализ истории достижений латышской культуры показал, что наибольшие успехи в ее развитии были достигнуты в периоды диалога с русской культурой. Мы помним, какого высокого уровня достигла латышская культура в советское время, но не стоит забывать, что одним из стимулов этого развития был ее диалог с русской культурой.

Поэтому сохранение русской школы — это и сохранение информационно-ценностного поля воспроизводства русской культуры, способного в диалоге повысить потенциал развития латышской культуры.
 

Не будет носителей русской культуры — сократится информационно-ценностное поле, нарушится межкультурный диалог и снизится потенциал развития латышской культуры.
 

Еще одно направление идеологического дискурса — анализ последствий влияния западной антихристианской культуры, которая разрушает культуры малых народов, в отличие от православной русской культуры, сохраняющей национальные культуры и стимулирующей их развитие.

Реализуемый ныне глобальный проект направлен на уничтожение христианства, что уже фактически произошло в Европе, после чего рухнут и традиционные национальные культуры, которые без христианских оснований нежизнеспособны. На их месте уже появляется деградация «шарлиэбдо» и прочих постмодернистских псевдокультурных извращений.

Уже многие годы русскую культуру в межкультурном диалоге постепенно вытесняет западная культура с ярко выраженной антихристианской доминантой. Печально, но в течение этого времени не появилось выдающихся, признанных на европейском уровне достижений в латышской культуре.
 


А что может появиться на пустоте антихристианского разложения? Идеология глобализации погружает сознание латвийского общества в духовную деградацию, которая несет народам глобальной империи новые сатанинские «ценности» — разрушение традиционной семьи, пола, христианских культурных традиций ради создания космополитической империи, в которой Латвии отведена роль малообразованной и малокультурной провинции.
 



Идеологическому давлению глобализации необходимо противопоставить пропаганду сохранения традиционной культуры.

В рамках такой пропаганды необходима организация семинаров, конференций, круглых столов, направленных на противодействие идеологии глобализации, которая стирает все национальные традиции и насаждает космополитизм вместо культурных идентичностей.

Нужно объяснять людям, что современная идеологическая война уже идет полным ходом, ее задача — уничтожение традиционных духовно-культурных ценностей, благодаря приверженности которым мы и наши дети являемся носителями культурной идентичности — латышской или русской.
 

Культурные традиции защищают нас от превращения в умных животных, которых мечтают создать и которыми мечтают управлять глобалисты.
 

Чтобы противостоять глобальной культурной деградации, мы обязаны сохранить наши традиции в семьях, в школах и в общественных отношениях.

Да, есть среди родителей немало тех, для кого школа видится лишь как общеобразовательная подготовка детей к дальнейшему профессиональному образованию. Но есть и другая, не менее значительная часть родителей, которые желают, чтобы русская школа наряду с общеобразовательной подготовкой, воспитывала у детей культурную идентичность.

За прошедшие годы родители убедились в том, что достаточно пяти-шести лет обучения русских детей в латышских школах для их ассимиляции в латышскую культуру. И даже при обучении детей по билингвальным моделям формирование русской идентичности носит лишь фрагментарный характер, выпускники русских школ владеют в той или иной мере латышским и русским языками, но в плане культурной идентичности многие из них самоопределяются как космополиты, но не как носители русского самосознания.

И эта проблема требует не только научного анализа, но и эффективных решений, которых пока нет.
 


Общество ждет «заговора» латвийских гуманистов для создания мощного информационного дискурса, с помощью которого и латышской и русской части общества будет доходчиво показано и доказано, что сохранение русской школы является необходимым условием сохранения русской культуры, которая в свою очередь поможет сохранить традиции латышской культуры. Без этой помощи глобальный антихристианский постмодернизм уничтожит латышскую культуру, что уже и происходит.
 

 
Гуманисты, пора, пришло время браться за «Похвалу интеграции через ассимиляцию»!
     
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Может, нам сразу рожать латышей?

И о бабуинской политике

Кирилл Данилин
Латвия

Кирилл Данилин

ИТ-специалист

Нам пора браться за руки

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Грех уныния

Как латышизация русских школ обрушивает либеральное мировоззрение

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Открытое письмо

президента Русской общины Латвии В.Соколова президенту Латвийской Республики Р.Вейонису

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    13
    28
  • Последняя реплика: