Образование

03.06.2020

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Ушинский К.Д.: «Чтобы не быть иностранцами посреди своей родины…»

Ушинский К.Д.: «Чтобы не быть иностранцами посреди своей родины…»
  • Участники дискуссии:

    10
    18
  • Последняя реплика:

    29 дней назад


«Народ без народности — тело без души,

которому остается только подвергнуться

закону разложения и уничтожиться в других телах,

сохранивших свою самобытность
».

К.Д. Ушинский

Хочется верить, что после подтверждения конституционным судом Латвии легитимности почти полной (за исключением русского языка и литературы) принудительной латышизации обучения в 7-12-х классах русских школ, в них набирает обороты процесс создания во внеурочной работе моделей сохранения русской культурной идентичности у учащихся. Не вызывает сомнений, что педагоги понимают значение этой работы, как краеугольной в деле поддержания качества школьного образования в той степени, в какой это возможно в новых условиях.

Согласно педагогическим нормам, качество образования определяется не объемом усвоенных учащимися знаний и умений, а способностью личности использовать усвоенные знания и умения для оценки и преображения существующей реальности с опорой на культурные традиции. Чтобы творить новое, нужно быть в традиции, жить по ее духовно-культурным основаниям, ибо подлинно новое рождается путем преображения ценностных смыслов традиции, как идеальных оснований материального мира.

Главными механизмами трансляции смыслов традиций являются семейное и школьное образование, в рамках которых ребенок усваивает разнообразные культурные достижения, созданные на основе воплощения духовных идеалов.

В свою очередь отказ от духовно-культурных оснований традиций ведет к деградации, о которой точнее других сказал С.И. Аксаков (1823-1886), предприниматель, славянофил, издатель газет «День», «Москва», «Русь», «Русская беседа»:

«Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом, цивилизация завершается одичанием, свобода — деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечет — уже совлекает с себя — и образ человеческий, и возревнует об образе зверином» (1).

Разве не «образ звериный» нам сегодня преподносят как набор «общечеловеческих ценностей» — покрытое татуировками существо неопределенного пола в рваной одежде, с лозунгами либеральной пропаганды в сознании и примитивной слэнговой речью, лишенное духовных устремлений и подчиненное трендам социальных сетей?

Человека превращают в человекообразное животное, для чего придумана и новая система школьного образования — формирования компетенций, суть которых — обучение самостоятельному удовлетворению своих биологических и социальных потребностей. Для духовности и ее связям с культурными достижениями и культурными традициями в этой модели места не нашлось.

Вот почему целевая установка воспитания образа Божия в семейном и школьном образовании приобретает в современных условиях исключительно важное значение. Вот почему педагоги и родители должны это понимать лучше других.
 
Хотим ли мы, чтобы наши дети и внуки стали творческими личностями с духовно-нравственными корнями или превратились в человекообразных животных, которые управляются трендами социальных сетей?
Воспитание русской культурной идентичности у детей осуществляется путем формирования духовно-культурного каркаса личности, на котором закрепляются знания и умения изучаемых в школе наук и искусств. Этот каркас образует ценностную шкалу мировоззрения, которая в свою очередь позволяет сравнивать и оценивать свои поступки и дела, дела других и события в социокультурной среде.

Ценностная шкала мировоззрения формируется в процессе образования посредством принятия человеком культурных традиций, как моделей своего поведения.

В данный момент важно, чтобы у педагогов и родителей был выбор таких моделей, которые прошли проверку временем и показали свою эффективность. Эти модели образуют русское миропонимание и русский стиль поведения. Также важно, чтобы педагоги в сотрудничестве с родителями и при поддержке администраций школ внедряли рабочие образцы таких моделей во внеурочной работе на различных ступенях школьного образования.

С учетом принудительной латышизации русских школ остается открытым вопрос — возможно ли формирование и сохранение русской культурной идентичности у детей с помощью уроков русского языка и литературы, классных часов и внеурочной работы?

Пока обоснованного ответа нет, но будем надеяться, что возможно, ибо у этих надежд имеются веские теоретические основания. В данной публикации в качестве таких оснований представлены идеи выдающегося педагога Константина Дмитриевича Ушинского (1823-1871), которого по праву считают основателем российской педагогической науки и теории формирования русской культурной идентичности (2).

Одной из главнейших в педагогической теории К.Д. Ушинского является идея о народности воспитания. Под народностью Константин Дмитриевич понимал совокупность культурных традиций, которые он называл народными началами. Он писал:

«Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью. Воспитание, созданное самим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа»(3).

Ушинский считал, что народ без народности — тело без души, которому остается только подвергнуться закону разложения и уничтожиться в других телах, сохранивших свою самобытность. Что такое вся история народа, если не процесс сознания той идеи, которая скрывается в его народности, и выражение ее в исторических деяниях? Но это сознание совершается в единичных человеческих самосознаниях и, создаваясь из атомов, делается непреоборимой исторической силой (4).
 

Основанное на народности воспитание должно приучить проявлять патриотизм всегда, повседневно, при исполнении гражданами своего общественного долга. Это воспитание призвано развить у детей чувство национальной гордости, чуждое, однако, шовинизму и сочетающееся с уважением к другим народам. Оно должно воспитать у детей чувство долга перед родиной, приучить их всегда ставить общие интересы выше личных.
 

Чем сильнее в человеке народность, тем легче ему в самом себе рассмотреть ее требования, и что относится к великим историческим деятелям и великим народным писателям, которые подвигают периодами народное самосознание, то может быть приложено и к каждому члену общества. Для того уже, чтобы понять великого человека или сочувствовать народному писателю, необходимо носить в самом себе зародыш народности.

Русская музыка и живопись, русская философия также черпали многое из народного творчества: из «серой, невежественной, грубой массы льется чудная народная песнь, из которой почерпают свое вдохновение и поэт, и художник, и музыкант; слышится меткое, глубокое слово, в которое... вдумываются филолог и философ и приходят в изумление от глубины и истины этого слова...»(4).

Целью воспитания, считал Ушинский, должно быть воспитание нравственного человека, полезного члена общества. Нравственное воспитание занимает главное место в педагогике Ушинского, оно, по его мнению, должно быть неразрывно связано с умственным и трудовым воспитанием детей. Важнейшим средством нравственного воспитания Ушинский считал обучение. Он утверждал необходимость теснейших связей между воспитанием и обучением, доказывал важнейшее значение воспитывающего обучения.

«Мы смело высказываем убеждение, что влияние нравственное составляет главную задачу воспитания, гораздо более важную, чем развитие ума, наполнение головы познаниями. Современная педагогика выросла исключительно на христианской почве, и для нас нехристианская педагогика есть вещь немыслимая — безголовый урод и деятельность без цели. Мы требуем, чтобы учитель русского языка, учитель истории и т.д. не только вбивали в голову своим ученикам факты своих наук, но развивали их умственно и нравственно»(5).

Ушинский доказал, что система воспитания, построенная соответственно интересам народа, развивает и укрепляет в детях ценнейшие психологические черты и моральные качества — патриотизм и национальную гордость, любовь к труду. Он требовал, чтобы дети, начиная с раннего возраста, усваивали элементы народной культуры, овладевали родным языком, знакомились с произведениями устного народного творчества.

Но основой формирования культурной идентичности учащихся великий педагог считал христианские идеалы, которые должны усваиваться учащимися как в рамках Закона Божия, так и в рамках изучения русского языка, литературы, истории и географии.

Константин Дмитриевич писал:

«Есть только один идеал совершенства, пред которым преклоняются все народности, это идеал, представляемый нам христианством. Все, чем человек, как человек, может и должен быть, выражено вполне в божественном учении, и воспитанию остается только, прежде всего и в основу всего, вкоренить вечные истины христианства. Оно дает жизнь и указывает высшую цель всякому воспитанию, оно же и должно служить для воспитания каждого христианского народа источником всякого света и всякой истины. Это неугасимый светоч, идущий вечно, как огненный столб в пустыне, впереди человека и народов; за ним должно стремиться развитие всякой народности и всякое истинное воспитание, идущее вместе с народностью» (5).

Ушинский в процессе своих исследований пришел к пониманию того, что основаниями культурных традиций являются православные идеалы, из них вырастают все качества русской идентичности — братолюбие, трудолюбие, милосердие, нестяжательство, миротворчество, кротость, терпение и другие. Совокупность православных идеалов на протяжении истории формирует русское самосознание, которое воплощается в русском миропонимании.

О преобладании духовного начала в русском миропонимании Константин Дмитриевич писал:

«Побеждать свои природные влечения каждую минуту — дело почти невозможное, если посреди этих влечений мы не находим себе помощника, который бы облегчал для нас победу над нашими дурными наклонностями и в то же время награждал бы нас за эту победу. Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью (совокупность культурных традиций — прим. В.Б.). Как нет человека без самолюбия, так нет человека без любви к отечеству, и эта любовь дает воспитанию верный ключ к сердцу человека и могущественную опору для борьбы с его дурными природными, личными, семейными и родовыми наклонностями» (6).

Ведущую роль в нравственном воспитании играет родной язык. В статье «Родное слово» Ушинский писал:

«Язык народа — лучший, никогда не увядающий и вечно вновь распускающийся цвет всей его духовной жизни, начинающейся далеко за границами истории. В языке одухотворяется весь народ и вся его родина; в нем претворяется творческой силой народного духа в мысль, в картину и звук небо отчизны, ее воздух, ее физические идеалы, отражаются характер народа и изменения, происходящие в обществе. С изменением идеала во времени происходит и его переоценка. Он не статичен, в нем что-то остается от старого и всегда появляется новое, отражающее лучшие стороны нового времени» (6).

Ушинский сравнивает педагогическую пользу родного и иностранных языков и приходит к выводу, что в основе обучения должен лежать родной язык, а по мере того, как человек будет овладевать и овладеет родным языком, можно переходить к иностранным языкам, целью изучения которых должно быть в первую очередь чтение иностранной литературы, затем умственная гимнастика и далее произношение.

В своих работах Ушинский К.Д. глубоко обосновал идею необходимости в фундаменте образования иметь родной язык и родную культуру, прежде всего литературу, а иностранные языки должны были стать уже дополнительными предметами обучения. Но мало теоретически доказать, что в основе содержания образования должен быть родной язык, — надо еще и создать это содержание. Ушинскому удается решить эти задачи — он пишет свои учебники для детей и пособия для учителей, в основе которых лежит родной язык, родная литература, культура, природа, отечественная история: «Детский мир и хрестоматия» (1861) и «Родное слово» (1864), фундаментальный труд «Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии» (2 т. 1868—1869).
 

Великий педагог доказал, что школа, обучающая на чужом языке, задерживает естественное развитие сил и способностей детей, что она бессильна и бесполезна для развития детей и народа. Родной язык в народной школе, по мнению Ушинского, должен составлять «предмет главный, центральный, входящий во все другие предметы и собирающий в себе их результаты».
 

Ребенок, считал Ушинский, начинает усваивать элементы народной культуры уже в раннем возрасте, и прежде всего путем познания родного языка: «Дитя входит в духовную жизнь окружающих его людей единственно через посредство отечественного языка, и, наоборот, мир, окружающий дитя, отражается в нем своей духовной стороной только через посредство той же среды — отечественного языка». Поэтому вся воспитательная работа в семье, в детском саду, в школе должна вестись на родном, материнском языке.

«Язык, — писал Константин Дмитриевич, — не есть что-либо отрешенное от мысли, а, напротив — органическое ее создание, в ней коренящееся и беспрестанно из нее вырастающее» (6).

Главное в развитии речи детей — развивать мыслительные способности, научить правильно выражать свои мысли:

«Развивать язык отдельно от мысли невозможно, но даже развивать его преимущественно перед мыслью положительно вредно» (6).

Ушинский указывал на большое значение произведений народного творчества в деле воспитания и обучения детей. На первое место ставил он русские народные сказки, подчеркивая, что в силу особенностей развития своего воображения дети очень любят сказки. В народных сказках им нравится динамичность действия, повторение одних и тех же оборотов, простота и образность народных выражений.

Большое значение в первоначальном обучении родному языку Ушинский К.Д. придавал и другим произведениям русского народного творчества — пословицам, прибауткам и загадкам. Русские пословицы он считал простыми по форме и выражению и глубокими по содержанию произведениями, отразившими взгляды и представления народа — народную мудрость. Загадки доставляют, по его мнению, уму ребенка полезное упражнение, дают повод к интересной, живой беседе. Поговорки, прибаутки и скороговорки помогают развить у детей чутье к звуковым краскам родного языка.

Одной их важнейших возможностей формирования русской культурной идентичности, согласно Ушинскому, является работа русских школ. Русские школы, по мнению педагога, это, прежде всего, школы изучения собственного опыта России: истории, литературы, географии, родного языка; русская школа — это «усиленное изучение родины».
 
Если говорить о заимствовании с Запада, то, единственное, что, по мнению Ушинского, можно заимствовать, так это «уважение к своему отечеству».
По мнению Ушинского, наиболее бросающееся в глаза отличие западного воспитания от русского состоит вовсе не в преимущественном изучении классических языков на Западе, как иные стараются уверить, а в том, что человек западный, не только образованный, но даже полуобразованный, всегда, всего более и всего ближе знаком со своим отечеством: с родным ему языком, литературой, историей, географией, статистикой, политическими отношениями, финансовым положением и т.д., а русский человек всего менее знаком именно с тем, что всего к нему ближе: со своей родиной и всем, что к ней относится (7).

«Только русский, да и не маленький, а большой человек, изумляя иностранца своим безукоризненным выговором на иностранных языках, в то же время часто говорит плохо на своем отечественном и почти всегда пишет с грубыми ошибками, знает подробно историю французской революции и в то же время глубокомысленно задумается над тем, в котором столетии жил Иоанн Грозный; наверное помнит, что Мадрид при реке Мансанаресе, но весьма часто не знает, при какой реке стоит Самара, а уж что касается до какой-нибудь реки (Черемшана, например), то и говорить нечего, если только ему самому не приходилось купаться в ней» — писал Константин Дмитриевич.

И продолжал:

«Мы помним рассказ покойного Т. Н. Грановского, как один из наших профессоров почувствовал себя неловко, когда, посетив знаменитого Риттера, подвергся целому граду вопросов о России, ее дорогах, каналах, племенах и т. п.; «просто, говорит, не знал, куда деваться; врать было совестно, да и перед Риттером небезопасно: сказать откровенно не знаю — тоже, потому что вопросы были так просты и естественны. Но, право, нам не мешало бы занять вместо всех прочих одну черту из западного образования — черту уважения к своему отечеству; а мы ее-то именно, ее, единственно годную для заимствования во всей полноте, и пропустили. Не мешало бы нам занять ее не затем, чтоб быть иностранцами, а лишь затем, чтоб не быть ими посреди своей родины».

Лучше и не скажешь, о какой любви к родине может идти речь, если мы ее не знаем!

Константин Дмитриевич считал, что не нужно выдумывать какую-то особую систему воспитания, воспитание существует в русском народе столько же веков, сколько существует сам народ, — с ним родилось, с ним выросло, отразило в себе всю его историю, все его лучшие и худшие качества. Это почва, из которой вырастали новые поколения России, сменяя одно другим. Ее можно удобрить, улучшить, приноровившись к ней самой, к ее требованиям, силам, недостаткам; но пересоздать ее невозможно.

Ушинский считал, что православная религия с ее всемирно историческим значением, религия, превратившаяся в плоть и кровь народа, — вот что должно проявиться в народности русского воспитания, если оно хочет сделаться действительным выражением родной жизни, а не насильственным, чуждым народности подражанием: не растением без корня, которое, беспрестанно увядая, беспрестанно должно искусственно подновляться и вновь пересаживаться с чуждой почвы, пока наша вновь ее испортит (6,7).

Таким образом, русское воспитание нуждается не во внешних формах, не в замене прежнего вышедшего уже из моды и истасканного костюма новым, столь же иностранным и столь же нам чуждым; что, хотя, конечно, очень многое можно и должно занять из опытов иностранной педагогики, но не следует забывать, что для младенца тогда только не вредна чуждая пища, когда он, вскормленный молоком матери, уже приобрел достаточно сил, чтобы переваривать и уподоблять эту чуждую пищу и силою своей собственной, самостоятельной жизни превращать ее в кровь и тело.

Такой родимой грудью является для нас наша народность и наша народная религия, соединяющая культурные традиции в едином целом — русском самосознании.
 

При подготовке статьи использованы следующие источники:

1. Известные люди о Боге и вере 

2. Русская духовная традиция воспитания и социализации в трудах отечественных ученых 

3. Ушинский К.Д. О воспитании 

4. К.Д. Ушинский О народности в общественном воспитании 

5. Константин Дмитриевич Ушинский о значении христианства в воспитании детей 

6. Ушинский К.Д. Моя система воспитания. О нравственности (сборник)

7. Ушинский К.Д.
О необходимости сделать русские школы русскими 

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

«Будьте не мёртвые, а живые души...»

Памяти Н.В. Гоголя. Часть 3

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

«Монах-художник, аскет и юморист...»

Памяти Н.В.Гоголя. Часть 2

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Культурная традиция как творческое начало

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

Чтобы соль не перестала быть соленой

Ключи к сохранению латвийской русской общины

Оправдание Путина

:) Обозначена , особенно колючей проволокой, а теперь еще и минами.

БелАЭС превратит литовских поляков в белорусских

Чтобы читать и уважать, нужно пожить. Заметили, ни одного литовца на ветке. Сказать нечего. Да они и специалисты по российским вопросам.

ВЕК ЗАБЫТЫЙ И ВЕК СЕГОДНЯШНИЙ

Это ваше мнение неважно на самом деле - так получается. Вам же просто по барабану то толстое обстоятельство, что Латвия вымирает - вот тут в чём штука. И не хамите, а то потом опя

УШЁЛ ИЗ ЖИЗНИ АЛЕКСЕЙ АНТОНОВИЧ ВИДАВСКИЙ

Все правильно. Это я лоханулся. Извиняюсь.

Путин завизировал законность советизации Прибалтики в 1941 году

Если Вы о прошлом, то Ваша точка зрения необоснованна, были такие настроения. как и в других западных странах. Если говорить о настоящем, то я пока не буду ничего утверждать. Почем

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.