Прогнозы

17.01.2017

Руслан Бортник
Украина

Руслан Бортник

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики

Украина-2017

Кого принесут в «сакральную жертву»?

Украина-2017
  • Участники дискуссии:

    22
    44
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Начался новый, 2017 год, а с ним начинается новый политический сезон, в том числе и в Украине, властные элиты которой затаились в ожидании смены власти в США и в связи с этим — возможной смены политики Вашингтона в отношении Киева.

Постоянный рост цен, тарифов и понижение жизненного уровня украинцев провоцируют все новые и новые акции протеста, за которыми стоят ФПГ и различные политические группировки.

Чего ждать Украине от 2017 года? Какова вероятность третьего майдана и перезагрузки украинской власти? На все эти и другие вопросы ИМХОклуба отвечает известный украинский политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

 


— Прокомментируйте, пожалуйста, актуальную общественно-политическую ситуацию в Украине. Каков ваш прогноз на 2017 год?

— На сегодня общественно-политическая ситуация в Украине — в сфере неопределенности, сегментации политики, сегментации общественного мнения. Общественное мнение, несмотря на кризис — и социальный, и политический, и экономический, — находится в какой-то мере в зоне депрессии, ведь люди не верят ни власти, ни оппозиции и критично настроены в отношении всех политиков.

Последние социологические опросы показывают: от 70 до 90% украинцев считают, что страна движется не в том направлении. Они не поддерживают власть, но в то же время этих людей сложно поднять на любую форму протеста, потому что у этого протеста сегодня нет мощных лидеров, нет поддержки олигархов, нет медиа-прикрытия, нет силовой защиты от нападения тех или иных групп радикалов.

Сегодня в Украине много играющих политических групп, но все они слабы и все они боятся друг друга, а все вместе они боятся каких-то резких изменений политической системы — понимая, что высокий критический потенциал и негативные отношения с Россией в случае глобальных политических изменений могут привести к тому, что все эти группы потеряют свое место в политической системе. И поэтому они воюют, но воюют в рамках определенных правил.

Протесты, которые в ноябре-декабре 2016 года разворачивались в Украине, в значительной мере фейковые.

Это протесты, которые, с одной стороны, власть организовывает, чтобы дискредитировать саму идею протестов — они нанимают на эти протесты наиболее маргинальных личностей, откровенно проплачивает эти протесты.

С другой стороны, они организованы определенными оппозиционными группами, которые пытаются таким образом шантажировать власть, которые тестируют протестный потенциал, которые пытаются заигрывать или засветиться перед новой администрацией США.

Помимо этого власть активно вбрасывает в экспертную среду мысль, что именно она организовала все эти протесты, потому что таким образом она сегментирует протестное движение, вносит туда раздор и недоверие между всеми протестными группами.

Поэтому сегодня мы наблюдаем в политическом направлении достаточно управляемый хаос. Можно сказать, что это своего рода броуновское движение, из которого, мне кажется, нет какого-то обозримого выхода.

Да, это создает для Украины дополнительные риски в части перетекания определенного процента реального протестного движения в более радикальную форму, риски актов индивидуального террора, риски создания групп, которые будут действовать вне правового и политического поля, а исключительно в силовом, но в то же время это дает власти передышку, потому что реальных оппонентов, сил, которые бы прижали власти к стенке, сегодня в Украине нет.

В 2017 году, я думаю, ситуация будет усугубляться. Реальная власть Порошенко будет уменьшаться, конфликты внутри его окружения будут расти — прежде всего за очень ограниченные экономические ресурсы, ликвидность которых будет продолжать падать.

Очевидно, в 2017 году в Украине все же пройдут внеочередные парламентские выборы, которые частично выпустят пар из системы и приведут к формированию новой коалиции. Но эта коалиция снова будет прозападной.

У пророссийских и у проукраинских сил сегодня нет шансов сформировать свою коалицию, потому что нет такого диапазона партий, которые смогли бы пройти в парламент и вместе сформировать коалицию.


— Как победа Дональда Трампа на выборах президента США отобразится на общественно-политической жизни в Украине? Может ли произойти смена политических элит?

— Уже сегодня не столько победа Трампа, сколько поражение украинских политических элит, сделавших откровенную ставку на Клинтон, отражается на политической ситуации.

Проблема ведь не в Трампе, проблема в том, что Порошенко и его окружение, власть Украины в целом, пытались утопить Трампа, провоцируя и генерируя скандал вокруг якобы оплаты из черной кассы Партии регионов Пола Манафорта, который занимал должность руководителя предвыборного штаба Трампа.

Это привело к тому, что новоизбранный президент США в свое время отказался встречаться с Порошенко, а также к тому, что украинская власть была тесно связана прежде всего с Клинтон, на нее были сделаны все ставки.

И мне кажется, окружение Трампа не простит многим в украинской власти такой откровенной ставки — и обязательно каким-то образом отомстит.

Сегодняшняя ситуация выглядит так, что Порошенко якобы находится без поддержки США и поэтому пытается сбалансировать это негативное положение.

На днях состоялись переговоры с Трампом, которые немного исправляют ситуацию. Но все хорошо понимают, что тех связей, которые были у украинских властей с администрацией демократов, с Байденом, при президенте Трампе нет и не будет.

Этот недостаток поддержки со стороны новой американской администрации уже сегодня воспринимается в украинской политической системе как команда «фас!». Это в значительной мере обостряет все протестные движения и противостояния внутри власти.
 


Если Порошенко не удастся решить эту проблему в ближайшие полгода, и «Брексит», и нидерландский референдум, и, конечно, вступление Трампа в должность президента США приведут к тому, что президент будет абсолютно ослаблен, потеряет контроль над политической системой, что спровоцирует ускоренные процессы по переформатированию власти — переизбрание парламента и, возможно, самого президента.
 



— Прокомментируйте, пожалуйста, последние громкие отставки высокопоставленных украинских чиновников (Михаил Саакашвили, Хатия Деканоидзе). С чем они связаны?

— Думаю, что отставка т.н. «грузинской команды» связана с несколькими факторами.

Первый фактор — это обострение противостояния, прежде всего, за экономические ресурсы. Отставку Саакашвили я связываю с проигрышем его команды в борьбе за приватизацию Одесского припортового завода. Против Саакашвили возбуждено уголовное дело по якобы препятствованию работе этого предприятия.

Сам Саакашвили неоднократно пытался сорвать эту приватизацию. Очевидно, его команда проиграла, и это стало последней каплей.

Второй фактор — это то, что Саакашвили находился на своей должности более года, и сегодня одесситы ставят все больше и больше вопросов: что же этой командой было реализовано?

Возник вопрос ответственности.

Все те идеи, которые запускала команда экс-губернатора, начиная от центра административных услуг, заканчивая знаменитой трассой Одесса-Рени, все они не реализованы, по всем направлениям провалы.

Поэтому чтобы избежать ответственности, сохранить остатки электоральной привлекательности, иметь шанс за что-то бороться, Саакашвили решился на эту отставку.

Ситуация с Деканоидзе немного другая. Кроме фактора ответственности, — ведь реформа полиции оказалась провальной, — играл роль еще и личностный фактор, и тот фактор, что сегодня Украина вступает в череду массовых акций протеста.

Скорее всего, на национальную полицию будут возложены задачи по подавлению этих протестов, в той или иной форме.
 


Деканоидзе, очевидно, не захотела быть инквизитором в этой системе, руководителем полиции, которая подавляет протесты, потому что она сориентирована все же на либеральную часть политикума — и американского, и европейского, — она молода и не захотела таким образом омрачать себе карьеру.
 


Конечно, эти отставки ударили по рейтингам президента, по его положению внутри страны. Очевидно, Порошенко и его окружение попытаются эту проблему сбалансировать.

Возможно, мы увидим новых реформаторов, возможно, президент попытается оставить какую-то часть грузинской команды на своих должностях.


— Могут ли быть в скором времени новые отставки?

— Думаю, что сегодня одна из тактик информационного подавления протестного движения может состоять в принесении «сакральной жертвы».

Не исключено, что некоторые чиновники, особенно те, которые выпали из системы, чиновники каких-то групп, которые потеряли влияние на президента, могут быть показательно наказаны — и на их примере могут быть проведены судебные или антикоррупционные процессы. Просто для того, чтобы удовлетворить антикоррупционный запрос со стороны общества.

Пока что я вижу, что такими «овцами на заклание» пытаются использовать «бывших» — прежде всего это дело Майдана, дело Януковича, дела Новинского, Ефремова, многих представителей бывшей власти, которые непопулярны в ультрапатриотической среде и наказание которых удовлетворит хотя бы наиболее радикальную часть электората.


— На ваш взгляд, каковы перспективы уличных протестов, ждет ли Украину третий майдан? И кому выгодны социально-политические волнения в Украине?

— Пока что протесты, которые мы видели полтора-два месяца назад, выполняют технологическую роль.

Для части реальных протестных групп — это проверка протестного потенциала общества, тестирование, насколько люди готовы поддерживать эти протесты.

Для кого-то это возможность засветиться в глазах новой американской администрации. Для других — возможность оказать какое-то давление на президента и его окружение.

Для власти и близких к ней политических групп — это возможность дискредитировать протестное движение, удавить его в самом начале, поскольку многие протесты выглядят заказными и маргинальными.

Таким образом, легче всего таким путем — организацией фейковых протестов — дискредитировать саму идею протеста, которую, в принципе, поддерживает подавляющее большинство украинцев.

Думаю, что главные протесты еще впереди.

Пик протестов будет достигнут в период с января по апрель этого года, когда украинцы получат максимально дорогие платежки за услуги ЖКХ, когда будет достигнуто определенное дно политического противостояния и экономического кризиса.

На это может наложиться и энергетический кризис, и ситуация с выполнением Минских соглашений, другие факторы. Поэтому пик еще впереди…

Первый бой пока что откровенно выигрывают политтехнологи власти, но это не решает проблему протестного движения в Украине, потому что протестный потенциал огромен. Более того, если эти протесты будут маргинальными, будут дискредитироваться властью и подконтрольными ей СМИ, то есть риск, что часть протестующих перейдет к неполитическим формам борьбы, о чем уже было сказано.

Кто может стоять за этими протестами? Прежде всего это те силы, которые сейчас оппозиционны власти.

Это широкий спектр, начиная от парламентских сил, профсоюзов, до внепарламентских сил, общественных движений. Хотя сегодня первые протесты выглядят достаточно слабыми, маргинальными, но даже этих протестов власть боится.

Это говорит о том уровне неустойчивости, слабости, которые сегодня испытывает власть.


— Можете ли вы спрогнозировать расстановку сил в новой Верховной Раде в случае внеочередных парламентских выборов?

— Пока сказать достаточно сложно, потому что непонятно, когда могут пройти досрочные выборы. Результат прогноза за полгода-год всегда как минимум процентов на 30-40 отличается от результатов на выборах.

Но если исходить из нынешней социологии, то скорее всего победителем выборов будет «Батькивщина» Тимошенко.

Пойдет Блок Петра Порошенко, Оппозиционный блок, Радикальная партия Ляшко, «Самопомощь». Хорошие шансы у партии Гриценко, у ВО «Свобода», у партии «За жизнь» Рабиновича-Мураева.

В любом случае в таком парламенте коалиция, скорее всего, формировалась бы вокруг Юлии Тимошенко, и именно она стала бы следующим премьер-министром Украины.

А Оппозиционный блок и похожие партии все равно оказались бы в оппозиции и не смогли бы кардинальным образом влиять на власть. Оппозиционный блок хоть и наберет больше, чем на последних выборах (думаю, 15% по пропорциональной составляющей), потенциально же он может иметь не нынешних 40 депутатов, а, может быть, 60-70, если удастся удачно организовать мажоритарку.

Но кардинальным образом это не решает проблему Оппоблока с кем объединяться, чтобы формировать коалицию и правительство. В прошлых созывах это с большим трудом решалось за счет коммунистов. Сегодня коммунистов в парламенте нет, а прохождение партии Рабиновича-Мураева «За жизнь» под сомнением, но если даже эта партия и пройдет, скорее всего все равно не будет 226 голосов, необходимых для формирования большинства.

Коалицию будут формировать Тимошенко, Ляшко, Садовой, Порошенко, но только в другом формате и абсолютно в других пропорциях.

Но это на сегодня в значительной мере умозрительные допущения, потому что над украинской политической ситуацией летает очень много черных лебедей, очень много неожиданных и непрогнозируемых ситуаций, как-то — военная ситуация, покушения, кризисные ситуации, которые могут возникнуть в любой момент и могут потом определять политическую ситуацию и лицо нового парламента.


— Каково на сегодня международное положение Украины?

— Оно достаточно подвешенное и напоминает старую картинку, где изображена цапля, поедающая лягушку. Лягушка при этом держит цаплю за шею, и непонятно кто кого — либо цапля проглотит лягушку, либо лягушка её удавит.
 


То есть сегодня, по большому счету, у Украины такое же положение. Она стала большой проблемой и для Европы, и для США, но в то же время и примером низкой эффективности тех реформ, которые предлагались для Украины и низкими показателями реализации этой политики вестернизации самими элитами в Украине.
 


В то же время Запад банально не может отказаться от Украины, потому что отказаться от нее — означает признать поражение всей своей политики в отношении Украины последних 2,5 лет.

Поэтому ситуация находится в подвешенном положении, когда, с одной стороны, украинским властям руки подавать не хотят, считают их абсолютно дискредитированными и политически бесперспективными, с другой стороны — вынуждены их поддерживать, поскольку боятся развала нынешней системы управления в Украине и восстановления российского влияния. И хотя бы поэтому в вопросе противостояния с Россией будут продолжать поддерживать эту власть.

Вместе с тем усиливается поиск контрэлит в середине украинской власти, таких же прозападных, но которые могут прийти на смену Порошенко или Гройсману.

Украина перестала быть региональным государством, Украина потеряла политический и экономический суверенитет и находится в переходном, трансформационном периоде и в состоянии неопределенности.


— А что с восточным вектором? Каковы сейчас отношения Украины с Китаем, и отдельно — каковы отношения с Российской Федерацией и ее коллегами по Евразийскому союзу?

— Отношения Украины в восточном направлении находятся в замороженном состоянии, но, в принципе, ситуация понемногу улучшается (если не брать отношения Украины с Россией).

Так, в Украину летом 2016 года приехал новый посол КНР, который пытается восстановить уровень политических и экономических отношений. Он сделал несколько важных заявлений в поддержку Украины.

Украина пытается расширить или сохранить свои рынки в странах Юго-Восточной Азии, пытается сохранить рынки того же Казахстана, других постсоветских республик, — но общий экономический кризис дает о себе знать в этих процессах, и торговля между Украиной и Востоком постоянно сокращается.

Запущенные с помпой, с резонансом проекты «Великого Шелкового пути» и всего остального — провалились, оказались сугубо пиар-проектами, поэтому каких-либо успехов для Украины на восточном направлении нет.

Но по сути восточное направление украинской политики является третьестепенным после отношений с Европой, с Соединенными Штатами Америки и другими ключевыми для Украины партнерами.


Беседовал Валентин Гайдай

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Упреди время

Эта книга не о войне на Украине

Валентин Гайдай
Украина

Валентин Гайдай

Кандидат исторических наук, политэксперт

Кто возглавит Украину

Порошенко? Вакарчук? Рабинович?

Сергей Юрьевич Пантелеев
Россия

Сергей Юрьевич Пантелеев

Политолог, директор Института Русского зарубежья

Украинский кризис: хаотизация и иррационализм будут нарастать

Для Европы всё только начинается

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

России не надо думать, что страны бывшего СССР никуда не уйдут от нее

ЗА ЧТО СТОЯЛ БЕЛОРУССКИЙ МАЙДАН?

"Организаторы провокации" ....не могу сегодня спич послать, только в понедельник, там ЯСНО будет КТО организатор ЭТОЙ провокации, само-собой не хохлы, поэтому Лукашенко и Путин...к

После победы Лукашенко ему будет проще договариваться с Путиным о будущем Союзного государства

С этим не поспоришь, т.к. Император всё сплошь русаков-князей на местах Управлять назначал.

Последний бой – последнего диктатора Европы

Согласен, но вот с Гильманом согласен, что именно этот референдум и сконцентрировал-сплотил враждебные полюса национализма. Правда один стал набирать десятки % голосов, а инициатор

Манипулируемая толпа – последнее средство защиты буржуазной системы

Вот я последователен, тогда почти один Батьку защищал, теперь уж ко мне толпа тогдашних противников примазалась, чудесааааа.

ФРУСТРАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ЛАТВИИ, НАКАНУНЕ 100-летия МИРНОГО ДОГОВОРА С СОВЕТСКОЙ РОССИЕЙ 1920 года.

"на 100 % предсказуемо" - не верю, только честно, Вы ожили в концовке, что во всём виноваты исключительно русскоГоворящие, которые (подлецы такие) не хотят поддерживать РСЛ ? Воооо

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.