ДУРА ЛЕКС

02.03.2016

Алексей  Димитров
Латвия

Алексей Димитров

Юрист, советник фракции ЕСА в Европарламенте

Три совета для адвоката

Как оспорить приговор свободе слова

Три совета для адвоката
  • Участники дискуссии:

    26
    174
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 


26 февраля суд Курземского района Риги вынес шокирующий приговор Максиму Коптелову.

Почти два года назад он опубликовал на специальном сайте петиций призыв подписываться за присоединение Латвии к России. Несогласным указал на то, что есть свобода слова, а в конце добавил, что это преложение — шутка.

Объявление по-прежнему висит в интернете, подписалось уже более 7300 человек, и это число постепенно растет.

И вот Максима приговорили к реальному тюремному заключению на шесть месяцев.

Статья 82 Уголовного закона «Призыв ликвидировать государственную независимость Латвийской республики» звучит так:
 


«За публичный призыв ликвидировать независимость Латвийской республики с целью включить Латвию в единое государственное образование с другим государством или ликвидировать другим способом».
 


Казалось бы, именно к этому г-н Коптелов и призывал. Однако тут есть важный нюанс.

Эта статья появилась в законе благодаря незабвенному депутату Юрису Добелису, напору которого Сейм не смог устоять, еще в 90-е, и с тех пор никогда не применялась. Между тем, весьма сомнительно соответствие ее Сатверсме и международным обязательствам нашего государства.

Об этом я поговорил с авторитетным специалистом по правам человека, юристом фракции «Зеленые/Европейский свободный альянс» Европарламента Алексеем Димитровым.

Александр Гильман.
 




— На мой непросвещенный взгляд, все просто. В статье 1 Сатверсме сказано, что Латвия — независимая и демократическая республика. В статье 77 описаны условия, как можно изменить содержание этой статьи.

Следовательно, можно предположить, что граждане выступят с инициативой и проголосуют на референдуме за предложение исключить из этой статьи слово «независимая».

Тогда в соответствии с волей народа Латвия утрачивает независимость и должна к кому-то присоединиться. В том числе возможно станет реализовать предложение Коптелова. Что в предложенном казусе противоречит закону?


— Есть две интерпретации. Первую можно назвать классической: статью 1 можно изменять и текстуально, и по сути, если соблюдена процедура. Например, классик конституционного права Карлис Дишлерс писал, что отказаться от независимости народ формально может, но на практике ему такое трудно представить, учитывая сложности борьбы за независимость.

В 1948 году сенаторы — самые высокопоставленные судьи довоенной Латвии — в эмиграции обсуждали вопрос, можно ли признать присоединение Латвии к СССР законным. Их вывод — нет, поскольку не было санкции, принятой на референдуме.

Это очень важное заключение: Конституционный суд в деле об Абрене согласился с этим выводом, признав, что в случае референдума вывод о противоправности присоединения к СССР мог бы быть другим.

Вторую интерпретацию используют сторонники преамбулы. Они считают, что отказаться от независимости нельзя: там сказано, что Латвийское государство образовано «опираясь на неизменяемую государственную волю латышской нации».

По сути, это ревизионистский подход — заявить, что Дишлерс, довоенные сенаторы и Конституционный суд неправильно поняли Конституцию, а Сейм, принявший преамбулу, выявил ее верную интерпретацию спустя много лет.


— Если все же статью 1 Сатверсме никак изменить нельзя, то зачем законодатель придумал ст. 77?

— Если соглашаться со вторым подходом, то можно изменить текстуально — например, что-то добавить, а потом утвердить на референдуме.


— А не было ли в самом процессе принятия Преамбулы нарушения Сатверсме: важнейшее изменение интерпретации Основного закона произошло без референдума, которого требует статья 77?

— Из текста преамбулы нельзя сделать однозначный вывод, что Сейм имел в виду, согласен ли он с первым или вторым подходом.

Если подход второй, то Сейм мог прийти к выводу что нарушения нет, поскольку именно такова изначальная воля Учредительного собрания — разрешить только текстуальные изменения. А в Конституционном суде преамбула обжалована не была.


— Но Максим Коптелов разместил свое предложение в интернете до того, как была принята преамбула. Как он мог предвидеть, что вдруг все восприятие Сатверсме изменится?

— Фактически, вынеся обвинительный приговор, суд признал: г-н Коптелов должен был предвидеть, что Дишлерс, сенаторы и даже Конституционный суд ошибаются в трактовке Сатверсме, а на самом деле ее надо понимать совершенно иначе.

Такой подход мне кажется абсурдным. Боюсь, что суд нарушил таким образом статью 7 Европейской конвенции по правам человека:

 


«Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением».
 




— А не возразят ли на это, что статья 82 Уголовного закона существовала — и надо было руководствоваться ею?

— В иерархии нормативных актов Конституция выше, чем закон. Прежде всего необходимо руководствоваться Конституцией. Невозможно назначать уголовное наказание за действия, которые Конституцией разрешены.


— Нельзя ли оспорить приговор с точки зрения ограничения права на свободу слова?

— Можно. На мой взгляд, статья 82 сформулирована некорректно. На основании ее буквального прочтения можно осудить и человека, который призовет преобразовать Евросоюз в федеральное государство, где Латвия будет одним из регионов. Между тем, подобная дискуссия в Европе постоянно происходит.

Для сравнения: в соседней статье 83, предусматривающей ответственность за призывы к нарушению территориальной целостности Латвии, есть ограничение «не предусмотренным в Сатверсме способом».


— А какова международная практика? Если бы подобная статья существовала в уголовном кодексе ГДР, то объединение Германии было бы невозможно: законопослушные немцы не решились бы даже заикнуться об этом. Не абсурдна ли такая норма?

— Я не специалист по уголовному праву других стран. Но специально просмотрел Уголовный кодекс ГДР и не нашел в нем ответственности за призывы к объединению Германии — только за действия в этом отношении. Похоже, нет подобных запретов и в законодательстве Литвы и Эстонии.

В любом случае уголовная ответственность за призыв к ликвидации независимости должна быть соразмерна со свободой слова. К сожалению, так бывает не везде, и в практике Страсбургского суда по правам человека много дел по таким ситуациям.


— И какова позиция этого суда?

— Обычно Европейский суд по правам человека при оценки этой соразмерности дает довольно большую свободу действий тем, кто высказывает свое, пусть даже непопулярное и шокирующее большинство мнение в политических дебатах, проверяя при этом, не было ли призывов к нарушению демократических процедур и насилию.

Традиционно много таких дел из Турции — например, в одном деле, когда газета подверглась гонениям в связи со своей поддержкой независимости Курдистана, суд счел, что в отсутствие поддержки насилия со стороны газеты такие гонения являеются нарушением свободы слова (Özgür Gündem v. Turkey, no. 23144/93, ECHR 2000-III).

К схожим выводам суд пришел в отношении общественной организации, которая выступала за присоединение части территории Болгарии к Македонии — суд отметил, что сущностью демократии является решение проблем посредством открытых дебатов, даже если какие-то требования властям кажутся полностью нелегитимными (Stankov and the United Macedonian Organisation Ilinden v. Bulgaria, nos. 29221/95 and 29225/95, ECHR 2001-IX).

Нарушением свободы слова было признано и выдворение немецкого депутата Европарламента из Французской Полинезии в связи с высказываниями, поддерживающими независимость этой территории (Piermont v. France, 27 April 1995, Series A no. 314).


— Что можно посоветовать адвокату г-на Коптелова для его защиты в свете Европейской декларации прав человека?

— Приговор сомнителен не только с точки зрения прав человека, но и уголовного права вообще. Коптелов сам писал, что это шутка. Соответственно, не было умысла призывать к ликвидации независимости. А преступление по статье 82 может быть только умышленным.

В свете Европейской Конвенции о правах человека и Конституции Латвии я вижу три возможности, которые не являются взаимоисключающими.

 


1) Говорить о том, что есть риск нарушения статьи 7 Конвенции и принципа законности. Коптелов не мог предвидеть, что его действия наказуемы — до принятия преамбулы серьезно полагал, что референдум о независимости возможен.

2) Говорить о том, что, чтобы не было нарушения Конституции и Конвенции, статью 82 Уголовного закона надо интерпретировать ограничительно в свете права на свободу слова (соответственно — статьи 100 и 10).

3) Если суд и это не проймет, то ходатайствовать об обращении в Конституционный суд на предмет оценки соответствия статьи 82 Уголовного закона праву на свободу слова. С аргументом, что Европейская Конвенция допускает такие ограничения только в тех случаях, если есть призыв к насилию или нарушению демократических процедур.
 




— Предположим, все эти усилия не приведут к успеху, приговор вступит в законную силу. Насколько перспективно будет оспаривать его в Страсбурге?

— Думаю, перспективно — но для этого надо пройти все судебные инстанции в Латвии, включая Конституционный суд.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Латвия будет жить по кодексу царя Хаммурапи

С комментарием юриста

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Шпионом можешь ты не быть

Но хулиганом быть обязан

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Был бы человек, а статья теперь уж точно найдётся

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

На пути к террору

Латвия начинает жить по законам «гибридного» времени

Эсесовская Родня

Познавательно и полезно знать некоторые детали о современной Латвийской власти, хотя и противно, и неинтересно. Уж таков стиль и бренд англосаксов, доставать из пыльных шкафов скел

Китайский век

В норме любой город или населенный пункт самодостаточнен, производит все продукты питания и потребления сам, а не надеется на Китай.

Технологию воссоединения Крыма с Россией изобрела Литва для захвата Клайпеды

Вопрос прост - ЗАЧЕМ их убивать, когда они буквально ЗОЛОТО русским приносят-продают....русские значит КРЕТИНЫ....явно НЕ сходится.

ВВО-О-ОДИМ И ВЫВО-О-ОДИМ...

В принципе согласен, нооооо про русских там, НЕ все так просто, они плотно Север держат, а там....ВСЕ богатства Казахстана, а Юг....ну и хрен с ним, пусть турки их кормят.

Покажи мне 2050 год

Я для других могу,но считаю это напрасным занятием ....))))

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.