Ты помнишь, как всё начиналось?

Четверть века назад
 
А начиналось всё так...

«Димка, в море пойдёшь?» — нормальный вообще вопрос для человека, который никогда не слышал слов «кнехт», «корма», «переборка»? Я уже не говорю про брашпили, траверзы, твиндеки и прочие балясины.

И да, мне было 18 лет. И ещё годом раньше не стало страны, в которой я родился, а новой пока толком не было.

Вопрос был абсолютно абсурдным, как и ответ. Если кому-то мой неожиданный отъезд в Голландию кажется авантюрой, то что было тогда, в 1992 году?

Я спокойным голосом сказал маме, что пошёл в море, взял полиэтиленовый пакет с носками и трусами — и, да, ушёл в море.

Сначала на пару недель по Балтике, потом ещё на пару, потом на месяц на север Шотландии — и тогда уже мама поняла, что я не шучу и не сплю всё это время в сарае.

Последним моим в роли матроса портом был голландский Иймюйден.

(До этого были порты, в которых я вряд ли еще когда-нибудь побываю. Это Лервик на островах севернее Шотландии. Это Торсхавн, столица Фарерских островов, где не растёт ни единого дерева. Это Упернавик, вообще чёрт-те где за Полярным кругом в Гренландии.)

Аймауден, а именно так он на самом деле называется, таки был в континентальной Европе, и теоретические шансы были.





Шли годы, десятилетия, шансы таяли.

И вот я полгода как в Голландии. В Аймауден я собирался поехать с первого дня, но всё как-то не складывалось, а тут приехала экс-солистка моей жизни, ну и грех было не отправиться туда с личным фотографом. Пока ехали, нигде даже не ёкнуло.

Пересадка была в Гарлеме, в котором я тоже когда-то побывал и впервые в жизни купил ботинки. Вспоминать Гарлем смысла не было никакого, ибо запомнилось мне крайне немного. Мы же приехали в Европу абсолютными «чукчами», ничего не знали, включая язык. Вышли тогда на какой-то остановке и пошли в самый яркий из магазинов. Ну вот такой критерий был тогда самым весомым.

А в море ходят преимущественно мужчины, поэтому мы были там с коллегой. Первый раз в жизни я выходил из магазина на крейсерской скорости и долго её не сбавлял. Мы ж не привыкшие к этим всем нюансам тамошним. Зашли вдвоём. Стеклянные витрины, всё очень яркое, упаковка так аж и сияет. Когда среди всей этой небывалой красотищи я увидел исполинских размеров пенис Гулливера, меня сдуло из магазина мгновенно.

После пережитого шока и приступа зависти запомниться могло только что-нибудь тождественное. И оно запомнилось. В нашем представлении общественный туалет — это бетонный куб с дырами, поросший мхом, с запахом хлорки до рези в затылке и полукилограммовыми зелёными мухами.

Я долго искал что-нибудь похожее, но на загнивающем Западе не было даже таких элементарных условий гигиены. Зато посреди улицы стояли кабинки, куда нужно было закинуть гульден, и каким-то неведомым образом дверь открывалась сама. А я же смотрел фильм «Гостья из будущего». Поэтому перед тем как решиться на этот ответственный шаг, я два раза выглянул, как бы запоминая остановку, где выходить.

Всё бы ничего, но там не было сливного бачка и цепи с гирькой! А я, блин, в центре Европы, я не могу так уйти. «Электроника» ведь я тоже смотрел. Когда я там уже пообвыкся, начал на кафель нажимать — в надежде, что где-то у него должна быть кнопка. Когда совесть подошла к концу, я плюнул и вышел, оставив всё добро на родине великого Ван Гога. Как только дверь за мной медленно закрылась, там внутри всё зашипело, зашелестело и через минуту заглохло.

Это сейчас всё звучит смешно, а тогда был 94-й год на дворе.


Мы пересели на другой автобус и направились в порт Аймауден. Я впивался глазами в здания, пытаясь узнать хоть что-нибудь. Мы шли по узким пустынным улочкам, и я не мог найти магазин, где купил бутылку миндального ликёра, после чего впервые в жизни был пьян. Да, в 20 лет. Я не нашёл закусочную, где продавались эгбургеры (это те же гамбургеры, но с жареным яйцом внутри). Не было и магазина, где я купил джинсовую куртку, после чего стал первым парнем в каюте. Ничего...

Мы увидели башни кранов, а значит, порт уже был близко. В памяти выплывали какие-то картинки, но пока их никак не удавалось сопоставить с реалиями сегодняшнего дня.

Наконец мы добрались до рыбацкой гавани — и я «поплыл».

Здания, которые не были облицованы в современный углепластик, мне казались знакомыми. Я вглядывался в старую кирпичную кладку и убеждал себя, что это и есть то место, куда мы пришвартовались почти четверть века назад. Наделал фотографий, потрогал рыбацкие снасти, фалы, гаки, лееры.

Даже залез без спросу на палубу сейнера и сделал пару кадров.

С чувством выполненного долга мы пошли обратно на остановку. Надо сказать, что морская романтика на женщин не действует совсем, и моей спутнице срочно захотелось кофе. В порту. В воскресенье. В Пасху.


Всё было закрыто, естественно, и я подошёл к единственному человеку на причале — спросить, где у них тут кофе хлебнуть можно. Он нехотя обернулся и посмотрел на меня уставшими глазами. Он был сильно помят, голос и лицо пропиты, длинные неухоженные волосы с жёлтой проседью развивались на ветру. Было очевидно, что это старый моряк, которому здесь, на берегу, неуютно, не его здесь всё, потому и пьёт.

Я впроброс сообщил, что был в этом порту в 94-м году, пацаном совсем, матросом, и теперь ищу место, где мы выгружали палтуса. Какая-то искорка с чертовщинкой промелькнула у него в глазах, и он резко исчез за дверью. Через минуту мы с ним уже разглядывали старую морскую карту, и он показывал, где и как суда заходили в порт.

Пока он рассказывал, у меня начала вырисовываться картинка, и я понял, что стоял не на том причале.

Спутница моя не разделяла нашего восторга от воспоминаний и продолжала требовать кофе. Так уж получилось, что на причале, к которому я шёл спешной походкой, находился бар. Я оставил спутницу с местными рыбаками в баре, а сам пошёл на «пристань загулявшего поэта». В воспоминания, в молодость, в беспечность, где сердце замирало от восторга, когда волна перелетала рубку и била по иллюминаторам так, что сквозь резиновые уплотнители проступали капли. Где дух захватывало от падения с волны вниз, и когда закладывало лагом, приходилось висеть на штурвале не касаясь палубы. Где ты абсолютно бессилен в бушующей пучине, и тебе не страшно не потому, что ты сильный, а потому, что нет смысла бояться.


P.S. Понятное дело, к моему приезду причалы освободили, и я смог насладиться пейзажами в гордом и трепетном одиночестве. У меня так колотилось сердце от волнения, что даже закружилась голова. Именно на эти кнехты были накинуты наши швартовы целую неделю. Я достал телефон и набрал латвийский номер. Эти же чувства должен был испытать и он, сказавший мне 25 лет назад: «Димка, в море пойдёшь?..»

1994-2017

 

Записки из Голландии
 

Дама из Амстердама и немного про торт
Пирог по-русски. Не без мата, словаря и бутылки вискаря

За сметаной. Дама из Амстердама — 2
Датч, гжель и Ван Хог. Голландцы нас не любят. Но терпят
Час расплаты. Как я готовил русское мексиканское рагу
Ла вида ес уна миерда. Это должно было случиться
Им неважно. Я вывел формулу среднеарифметического голландца
Денди идёт на интервью
Тут грешить невкусно
Он не будет взрывать самолёт, на котором я полечу

На «общаке». Как я побывал в шкуре голландского зайца
Объясни мне, брат... Ты по национальности — кто?!
Живой учебник истории
Помог! Хроника сомализации украинского борща
 
                      

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Комментарии
  •  
    19 апр. 07:39
    №1 Ирина Кузнецова Латвия
    Поддержали: Марк Козыренко, Дмитрий Болдырев, Константин Рудаков, Игорь Николаевич Николаев, Дмитрий Торчиков
     
  •  
    19 апр. 08:05
    №2 Юрий Васильевич Мартинович Литва
    Да, рыбак, это трижды моряк. Работать на промысловых судах в северной Атлантике, нужно иметь особое мужество и никакими деньгами это не компенсировать. Приходилось бывать и в Лервике и в Торскхавене, но раньше. А во времена автора уже мой сын зарабатывал плавценз, как эйблсимэн для получения рабочего диплома. Так он не смог долго выдержать. Сначала он кормил рыбу на датском Йоко-Тани в Северном и Балтике. Затем он попал на шведский суперсовременный тральщик-сейнер. Там он держался молодцом, даже, когда заходили на выгрузку в 40 м/сек, а после выгрузки опять выходили на промысел. Так что респект и уважуха автору.
    Поддержали: George Bailey, Марк Козыренко, Юрий Янсон, Дмитрий Болдырев, Дмитрий Торчиков, Владимир Бычковский
     
    •  
      19 апр. 19:06
      №13 Дмитрий Торчиков Латвия Юрий Васильевич Мартинович (№2)
      Ну в 40 метров обычно в порт не пускают, потому мне и не доводилось. А в Северном в порывы 52 м/с, судя по журналу, покувыркаться довелось. Впечатления не забываемые.))
       
      •  
        19 апр. 19:15
        №14 Владимир Иванов Россия Дмитрий Торчиков (№13)
        Клип хороший про шторм.
        В Ютубе
        Шторм "Реквием о мечте" Вильгельм Рихард Вагнер
        https://www.youtube.com/watch?v=SRgmb8eAd-s
        Поддержали: Дмитрий Торчиков, Lora Abarin
         
        •  
          19 апр. 19:34
          №15 Дмитрий Торчиков Латвия Владимир Иванов (№14)
          Да, я смотрел его как-то. Там как раз посередине где-то БМРТшку мотыляет. Очень знакомо.))

          Но вот эти товарищи что на "малышах" в море ходят - реальные герои. Космонавты там зелёного цвета ходили бы.))
          Поддержали: Lora Abarin
           
          •  
            19 апр. 19:48
            №16 Владимир Иванов Россия Дмитрий Торчиков (№15)
            Еще и название "Реквием по мечте", прям про ваш комментарий №11.
            Что скажу. В каждом возрасте свой кайф. В 12  нырять с 3 метровой вышки. В 18 стоять у штурвала...
            В 60 - смотреть, как твои ученики метко подбивают вражеские танки из гранатометов)).

            Реквием - Заупокойная месса (лат. Missa pro defunctis) в католической церкви латинского обряда. Начиная с эпохи барокко композиторский реквием — высокий жанр концертной духовной музыки, род траурной оратории.
            Поддержали: Дмитрий Торчиков
             
      •  
        19 апр. 22:23
        №30 Юрий Васильевич Мартинович Литва Дмитрий Торчиков (№13)
        В том то и дело. Это было в пос. Ренинг на острове Черн, 70 км севернее Гетеборга. Это даже не порт, а причал компании Астрид фиск экспорт. Вот туда в 40 м/сек зашел сейнер с 80 т североморской кильки, вылил ее в охлаждаемые бункера на берег, а после выгрузки опять снялся на промысел. В тот день больше никто не ловил. Они продали весь улов примерно за тройную цену, что то 6,5 шведских крон за кг. Фантастика. А несколькими годами раньше в Роттердаме нас с ТР Остров Котлин в 45 м/сек от причала оторвало, а 2 портовых буксира не смогли нас прижать к стенке. Мы так и стояли в раскорячку в 10 м от стенки до самого выхода из порта. Вот такая разница. В тот рейс было 4 урагана, три в Шотландии и в Роттердаме. Хлебнули по полной.
        Поддержали: Дмитрий Торчиков
         
        •  
          19 апр. 22:44
          №31 Дмитрий Торчиков Латвия Юрий Васильевич Мартинович (№30)
          Ну, я если и моряк, то с маленькой буквы. Ваших разнообразий мне отгрести не удалось за два года, но когда из Вентспилса в Лервик шли абсолютно пустые, нам как в Каттегате дало по морде, так 3 дня и било безбожно. У БМРТ парусность, на зависть "Седову". Не знаю так оно было или нет, но байка по судну ходила, что карт на борту не было чтобы уйти спрятаться, и было принято волевое решение колбасить носом на волну в самом пекле подальше от берега. Снесло нас аж к Абердину. За эти три дня из еды в моём желудке побывала четвертинка чёрного хлеба натёртая чесноком. Повариха насоветовала, чтоб не иссохнуть морально и физически. Выглядел я как простыня с добавлением "синьки". Это при том, что качку я держу хорошо. На третий день, помню, я на вдохе кишки чувствовал. 

          Второй раз примерно так же нам выдала уже Атлантика у берегов Ирландии. Я понятия не имел что так бывает, но у нас оторвало "усы" у якоря. Металл, на минуточку, толщиной обхват рук. Океан такие мелочи не интересуют. Сорвал нас как щепку, мы выпрыгнули как поплавок и понесло нас в офис к Нептуну на полной скорости, причём кормой. Незапланированная седина боцману была к лицу.))
          Поддержали: Олег Озернов, Юрий Васильевич Мартинович
           
  •  
    19 апр. 11:46
    №3 Aisek Brombergs Латвия
    Как всегда у спикера - интересно,и по-своему.
    Спасибо.
    Поддержали: Дмитрий Болдырев, Константин Рудаков, Юрий Деточкин, Дмитрий Торчиков, Jevgenij Arhipov, Лилия Орлова, Юрий Васильевич Мартинович, Maija Vainst
     
  •  
    19 апр. 12:03
    №4 Олег Андреев Латвия
     
  •  
    19 апр. 14:18
    №8 Владимир Алексеев Латвия
    Простите, но все же Эймёйден — таковы правила.
     
    •  
      19 апр. 17:37
      №10 Дмитрий Торчиков Латвия Владимир Алексеев (№8)

      Мне трудно ориентироваться в ваших правилах, но я нахожусь в Голландии, если что, и имел честь узнать название в первоисточнике. 
      Но, в тексте есть неточность. Так что не расслабляйтесь, ищите. Вы ж ради этого тут.))
       
  •  
    19 апр. 17:11
    №9 Владимир Бычковский Латвия
    Сдёрнул короче...тоже дело, только нас-то не надо теперь учить, как "Родину продавать"...сами знаем (шучу так).
     
  •  
    19 апр. 18:13
    №11 Дмитрий Торчиков Латвия
    P.P.S. П.П.С. Ах, как же накрыло воспоминаниями в тот момент. Запахов не чувствую, но я же их помню. А "картинка" в памяти восстанавливает и дорисовывает всё до мелочей. Солоноватый воздух щекотал ресницы. Перед глазами был рыбцех, где мы обрабатывали и морозили рыбу. Мой не мой, а после шкерки где-то что-то да останется под рыбинцами. Странно, но не смотря на то, что это запах рыбы с душком, он вовсе не вспоминается каким-то неприятным. Отнюдь. Странно что пальцы помнят ощущения натянутого швартова. Отпечатки сети на ладони. Разорванные брезентовые перчатки от острой как бритва чешуи ставриды. И этот прелый на солнце и подгнивший запах пропилена. Запах якоря, когда достанут с водорослями. Помню скрип крепёжных фалов и щелчки блоков. Трущийся о борт фендер. И ход двигателя в ритме блюза с волны на волну тоже помню отчётливо. Это симфония. 

    Помню цвет воды Северного моря. Он такой коричневатый как молочный шоколад. Но когда волны сталкиваются, вверх взмывают бирюзовые брызги и образуют на солнце множество радужек.Эта странная гамма запахов, цвета и звука -  экстракт бесшабашной смелости моряков. Ты на какой-то безнадёжно ржавой посудине. Под тобой миллионы тонн воды, которая тебя раздавит как клопа на глубине 100 метров. 

    Пока шли через океан, я не вылезал из рубки. От бинокля болели глаза, но я не пропустил ни одного кита, ни одной касатки. Я в подробностях изучил все айсберги что были на пути. Особенно голубые, которые недавно перевернулись. При полном отсутствии ветра, зыбь бывала таких размеров, что наша 100-метровая морозилка то проваливалась между ними, то медленно, кряхтя, вновь забиралась на гребень. До ближайшей суши 300 миль. 

    От всего этого так веяло романтикой кругосветок, пиратами, кладами, пещерами, и стоя на верхней палубе один, ты ощущаешь себя абсолютно счастливым. Но так бывает, наверное, один раз. Когда тебе 18. Их уже никогда не будет. А жаль.)
    Поддержали: Юрий Васильевич Мартинович
     
    •  
      Хоть я и поклялась не выходить больше на Ваши спичи, но тут не удержалась. Очень образно и знакомо. Торкнуло ностальгией. Это трудно забыть. Даже когда тебе не 18, а 25.  До сих пор в памяти первый порт захода и всё как в кино, в подробностях: 2 месяца спать не могла - снилось. И переходы проливами, и морской запах, и ощущение кругосветки. Но как отрубило потом... Ушла и не жалею. Но я Вас поняла. :))
      Поддержали: Дмитрий Торчиков, Юрий Васильевич Мартинович
       
      •  
        19 апр. 20:55
        №23 Дмитрий Торчиков Латвия Lora Abarin (№19)
        Оооо, не знаю как у вас, а у меня ломки были первые две недели. В море хотелось так, что аж скулы сводило. Потом отпустило, да. Тоже поклялся что никогда. 18 лет после клятвы где бы не работал, везде с морем связано. Даже выходил на рейд пяток раз. Уже не вставляло.

        Но за то что слово держите, уважаю! Я тоже на коробке от компьютера клялся, что отвечать вам не буду. Оба сильные!))
        Поддержали: Марк Козыренко, Lora Abarin
         
    •  
      19 апр. 23:04
      №33 Олег Озернов Латвия Дмитрий Торчиков (№11)
      Прекрасно, молодец! Вполне законченное произведение. Не в пример первой вашей попытке.
      Заканчиваю свои "Шторма". Пол года уже пишу по кусочку. Очень созвучно.
       
      •  
        19 апр. 23:24
        №34 Дмитрий Торчиков Латвия Олег Озернов (№33)

        Так лестна похвала от больших писателей, вы не представляете. Теперь хоть знаю что я написал произведение и самое главное, что оно закончено.
        Жизнь удалась!
        Поддержали: Юрий Васильевич Мартинович
         
        •  
          19 апр. 23:30
          №35 Олег Озернов Латвия Дмитрий Торчиков (№34)
          Зря иронизируете. Написал искренне. Больше не повторится. Пардон за беспокойство.
           
          •  
            20 апр. 00:05
            №36 Дмитрий Торчиков Латвия Олег Озернов (№35)
            Дневник никогда не считался литературой, это раз, и законченным он бывает только в случае смерти обладателя. А я, вопреки вашему желанию, пока не планирую.))
             
            •  
              20 апр. 02:05
              №37 Олег Озернов Латвия Дмитрий Торчиков (№36)
              Желать смерти вам?... И более знаковым фигурам по жизни такого желать в голову не приходило. Вы кто, вообще, чтоб я в такие глупые и грешные крайности впадал?

              Поработайте со своими самомнением и гордыней, человече! Ибо их наличие и, тем более, превалирование в характере, чаще всего приводит к тяжёлым физическим недугам с возрастом. Так в умных книгах пишут.

              А, про дневник ваш и знать не знал. Высказался по конкретному посту. Отсюда следует,  что все ваши домыслы, наезды, агрессивность, - пшик досадный, легко забываемый.

              Остаётся пожалеть вас и потраченного времени.
              Бывайте.
               
  •  
    19 апр. 21:02
    №25 Heinrich Smirnow Германия
    "Экс-солистка" - аплодирую стоя!
    Поддержали: Дмитрий Торчиков
     
  •  
    19 апр. 22:47
    №32 Дмитрий Торчиков Латвия
    Я общее Спасибо напишу, так как много Вас. И 7футов вам под килем!)
    Поддержали: Лилия Орлова, Maija Vainst
     
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить