Клуб путешественников

30.03.2013

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Тесный союз граждан и неграждан

В полях под Руйеной

Тесный союз граждан и неграждан
  • Участники дискуссии:

    12
    16
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Карьеру офицера я начинал в полях под Руйеной.
И начиналась она так.
– Из политотдела звонили, тебя искали, бегом!

Задавать вопросы типа, кто звонил и зачем, было неуместно, это я уже усвоил, а потому сразу же побежал – политотдел он и у самалийских пиратов политотдел. А я только три месяца как служил в армии, офицером-двухгодичником.

Оказалось, искал меня Главный Комсомолец капитан Володя Стародумов. Пожал руку, сел на стол и начал издалека.

– Ты – рижанин?.. Наверняка знаешь особенности местной молодежи. Надо бы подыскать хорошую шефскую организацию, чтобы в интересном совместном деле с их комсомольцами у наших курсантов выветрились каникулярные настроения и расхлябанность, понимаешь ли... Чтобы вспомнили, что они будущие офицеры. А то пол сентября уже прошло, а они все никак в себя не придут... Задача понятна?
– Так точно!
– Идеи есть?
– Есть!

Комсомолец Стародумов глянул из-под очков, вздохнул и недоверчиво спросил:
– Какие же?
– Помочь латвийским колхозникам! На картошку курсантов свозить! И не рядом, а подальше, например в Руйену.
– Так на картошку мы их уже возили... А что там в той Руйене?
– Там родина командарма Алксниса, именем которого названо наше училище!

Володя снял очки и стал их тщательно протирать.
– Картошка, говоришь?.. На родине командарма?.. А обратного эффекта от этого не будет?
– Эффект будет прямым, прямее трудно представить!
– Да?
– Так точно!

В армии все делается по приказу.
Идея движется вверх, обрастая по пути конкретикой и материальным обеспечением, там вверху доходит до властного упора, потом – р-р-раз! И сверху вниз летит приказ – и вот уже подъем не в 7, а в 5, сухой паек и автобус, который летит по пустынной Валмиерской дороге.
В автобусе не выспавшиеся злые молодые парни и старший машины в звании лейтенант, чуть постарше их.
Это — я.











В поселке у правления нас ждут, зябко поеживаясь, две ответственные комсомолки.
Я забыл, как их зовут, ну, допустим, Солвита и Сармите.
Секретаря комитета комсомола Солвите я уже знал заочно, поскольку всю неделю с ней перезванивался, уточняя детали нашего пребывания. В реале Солвита оказалась еще лучше, чем можно было судить по голосу – статная, большегрудая, пышноволосая. Тренировочные штаны, заправленные в резиновые сапоги, красиво подчеркивали девичью стать. Ее заместитель Сармите тоже была ничего, и тоже особенно сзади...
А потому, выйдя их автобуса, мои злые парни стали терять злость, она в их глазах сменялась другим, но столь же мощным чувством...



Теперь моей задачей было направить это чувство в практическое русло, а именно на сбор урожая.
Подбежала еще одна местная нимфа, комсомолка и завклубом, ну, скажем, Жанета. О, совершенно очаровательное существо с васильковыми глазками и тоже большегрудое. Потому, наверное, что вокруг много свежего воздуха и парного молока...
Курсанты притихли и молча смотрели на славных латышских девушек, думая о чем-то о своем, курсантском...

– Лудзу!.. Виспирмс брокастим...
Курсанты мои хоть и были старшекурсниками, а латышского за годы учебы так и не освоили. Пришлось перевести, что их приглашают позавтракать.

Здесь надо заметить, что курсанты – они были со всего Советского Союза, они были всякие и разные, но два показателя у них были общими: они были не дураки, и были не дураки поесть. Не дураки потому, что прошли огромный отборочный конкурс при поступлении в училище, а не дураки поесть – по молодости.


















В поселковой столовой на столах дымились широченные видземские тарелки, в которых лежали горы белой как сахар картошки, и не помещались куски свиной отбивной шириной с две курсантские ладони, и все это было обильно полито белым соусом с приправками.
Курсанты ели, девушки, сидя в уголке и сложив ручки на коленях, на них с нежностью смотрели, думая о чем то, о своем, девичьем...

А на картофельном поле уже шла битва за урожай, там бился местный народ и длинноволосые студенты какого-то техникума.
Студенты, надо заметить, бились вяло, более перекидываясь картофелинами и шуточками в адрес местных девушек.



Мои подошли к кромке поля, на ходу прищуривая глаза, цепко оценивая диспозицию, определяя цель, состав и силу вероятного противника.
Вперед вышел старшина курса, и в нескольких фразах уточнил задачу.
Ребята разошлись по полю, засучили рукава и принялись за дело.







– Солвита, у нас все идет по плану?
– Да, конечно!

На поле выехал еще один трактор.
Потом прислали еще один...
Студенты перестали кидаться картофелинами и шутками, а колхозные комсомолки на поле как-то так перегруппировали силы, что каждая оказалась в окружении троих курсантов.
Разговоры велись на языке межнационального общения, изучаемого тогда в видземской школе.
Работа кипела.




– Лудзу, пусдиенам... – это приехала Жанета, мило вздохнула всею своею плодородной грудью и увезла курсантов на обед.

После обеда на поле выехал еще один трактор.
На поле постепенно сформировались парочки, они несколько странно, голова к голове, двигались по рядам, о чем-то щебеча и молниеносно заполняя козинку картофелем.
Корзинка при этом была уже одна на двоих, знать, так им было удобнее...



– Палдиес, таc ир вис! Лудзу, вакариням... – это снова была Жанета с дивными васильковыми глазками. И вся эта васильковость ну просто истаивала, отражаясь в курсантских глазах...

После ужина я подозвал старшину.
– Местный комсомольский актив приглашает нас в клуб. Там будет небольшой концерт самодеятельности. Потом танцы... Отъезд в 22.


***

На этом я рассказ о начале моей офицерской карьеры заканчиваю.
Потому что, о чем рассказывать-то?
Можно ли в словах передать всю гамму чувств наших комсомольцев, обнимавших в танце тоненькие талии видземских комсомолок. Тем более не передать мне чувства видземских комсомолок, чьи нежные ручки лежали на крепких и широких курсантских плечах, ощущая жесткий погон... К тому же клуб был небольшой, тесноватый...
Ровно в 22 мы уехали.









Жаль, фотоаппарата у меня тогда не было, не подумал о нем как-то...
Поэтому пришлось фотки курсантов насобирать на сайте РВВАИУ им. Алксниса, надеюсь, ребята на меня не обидятся.
А фото тех видземских комсомолок пришлось насобирать в Сети, тем более что некоторые найденные лица так похожи на лица Солвиты, Сармите и Жанеты...
Ну, просто один в один, только нынешние будут на 30 лет постарше!..










– Из политотдела звонили, тебя искали, бегом!
В политотделе Володя-комсомолец пожал мне руку.
Сказал, что там – ткнул пальцем вверх – проведенным мероприятием довольны.
ЦК ЛКСМ Латвии решил широко распространить наш опыт.
А курсантские подразделения в очередь стоят, уговаривая именно их свозить на картошку. Среди них уже развернуто соревнование за это право...

– Ты же у нас рижанин... Может, есть на примете еще что-то, еще какие-то идеи?..
– Есть! Есть у нас в Риге такое кафе, называется «Аллегро»...

Но это уже другая столь же правдивая история. :)

Постскриптум




В первом ряду между Кристиной Карловной – женой командарма Якова Алксниса
и его сыном Имантом сидит Главный Комсомолец училища капитан Володя Стародумов.
Хороший был мужик.
Умер в Санкт-Петербурге, в своем рабочем кабинете заместителя директора музея Артиллерии.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Змиёв
Латвия

Дмитрий Змиёв

Консультант по бизнес-процессам

МНОГО РАЗНЫХ «ПОЧЕМУ»

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Один день из будущего…

Дядя Сережа, можно мне тут еще немного "похулиганить"

Русское отношение к роспуску Сейма Латвии: разумный эгоизм

"И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется. Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив,

Как Никита Хрущёв перевоспитывал латышских националистов

Не понял Вас. ===== Охотно поясню. Не написано, что страна русских. Поэтом суждениe субъективное.Приказали поклясться на латышском. ===== Это есть на видео. Депутат Вилюмс. Не все

Каким Dzintars был: легендарный бренд Латвии объявили банкротом

"а также лосьоны и крема" - крЕмы, филолог, мля!

Почему так важна дата 13 октября

Жаль страну, в которой компетентным политиком даже умные люди считают демагога и клоуна, а власть доверяют пришлым проходимцам , которые к тому же успели ранее продемонстрировать с

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.