Как это делается

16.08.2019

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:

зачем полякам «сьвядомае кола»?

Страсти по Костюшко и операция «Навет»:
  • Участники дискуссии:

    16
    94
  • Последняя реплика:

    29 дней назад


В преддверии знаменательной даты 17 сентября 2019 года, когда исполнится ровно 80 лет с момента освободительного похода Красной Армии в Польшу, приведшего к воссоединению разделенных белорусского и украинского народов, а информационном пространстве Беларуси отмечается нездоровая активизация т.н. «независимых» СМИ, прямо аффилированных с современной Варшавой либо выступающих с полонофильских позиций. 

Сначала польский государственный телеканал «Белсат» предложил белорусским десантникам отмечать свой профессиональный праздник не 2-го августа, а 8 июня в честь принятия присяги разведывательно-диверсионным подразделением немецкого Абвера, сформированным из белорусских коллаборационистов.

Затем интернет-издание «Наша Нива» вдруг озаботилась вопросом отсутствия в столице Беларуси г. Минске улицы имени Тадеуша Бонавентура Костюшко, вспомнив о том, что когда-то на эту тему в Мингорисполком была направлена интернет-петиция, собравшая целых 100 подписей в полуторамиллионном городе.

И если в первом случае мы имеем дело с явной деформацией сознания публициста «Белсата» Гелогаева, которая может закончится для него не только уголовно-правовыми последствиями в Беларуси, но и дисциплинарным взысканием со стороны польского работодателя, то во втором ситуация выглядит в гораздо большей степени интересной. 

Исторический экскурс и память о Костюшко 

Свой взгляд на проблему высказала Академия Наук Беларуси, точка зрения которой и была заложена в основу позиции Мингорисполкома, давшего отрицательный ответ на петицию интернет-активистов. Суть мнения ученых сводится к тому, что Тадеуш Костюшко — выдающийся человек, уроженец территории, относящейся к юрисдикции современной Беларуси, однако поляк по национальности, исторический герой, боровшийся за дело возрождения польского государства. При этом общеизвестная роль Костюшко в Войне за независимость США позволяет также считать последнего еще и американским национальным героем. 

К этому можно добавить, что Костюшко неоднократно называл Польшу своей Родиной, а в отношении жителей региона своего рождения, то есть, белорусских крестьян, писал близкому другу Гуго Колонтаю, автору знаменитой польской Конституции 3-го мая 1791 года, что мечтает о том, «чтобы все здесь было польским».

Примечательно, что уже упомянутая Конституция ликвидировала формальный раздел Речи Посполитой на Корону и Княжество и упраздняло государственность ВКЛ, находившуюся к тому времени в полумертвом состоянии. Конечно, «белорусскость» Великого Княжества Литовского к концу 18 —го века была, мягко говоря, «под вопросом» (западнорусский язык уже около 100 лет был изъят из делопроизводства и объявлен «холопским»), но даже этот пример указывает, что Костюшко сражался за польское унитарное государство.
 
И остается лишь согласиться с утверждением члена —корреспондента Академии Наук, доктора исторических наук Александра Ковалени, что «если бы Суворов не разбил Костюшко, то никакой Беларуси бы не существовало».  
Впрочем, история не знает сослагательного наклонения и белорусский народ, пройдя через этап пребывания в Российской Империи, получил государственность на советской платформе, позже трансформированную в нынешнюю Республику Беларусь. Причем и в советское время, и в современной Беларуси память Тадеуша Костюшко в знак уважения к знаменитому уроженцу нашей земли, а также как символ дружбы с польским народом, почиталась в достаточной мере в контексте его роли национального героя соседнего государства.

Его фигура увековечена в топонимике, создана мемориальная усадьба—музей Костюшко, что в принципе не вызывает ни отрицательных, ни положительных эмоций в обществе. Беларусь вообще известна своим толерантным отношением к прошлому и рамках одной Брестской области вполне мирно уживаются музей Суворова в Кобрине и усадьба-музей Костюшко в г. Коссово, Ивацевичского района.  

Нужно отметить, что в неформальных разговорах белорусские чиновники высокого уровня говорят о том, что в истории необходимо искать то, что объединяет нацию, а не то, что ее разделяет, поэтому во внутренней политике исповедуется бесконфликтный подход, когда с одной стороны на государственном уровне празднуется День Великой Октябрьской Революции, а с другой — существует бюджетная программа восстановления средневековых замков, принадлежавших магнатам ВКЛ и Речи Посполитой.

По большому счету такой подход выглядит адекватным для страны, где проживает 140 национальностей и веками относительно мирно сосуществуют православное большинство и католическое меньшинство.

Зачем полякам «сьвядомае кола»?  

Тем не менее, в обществе существуют круги, которых явно не устраивает подобная эклектика и знаменитая белорусская «памяркоўнасць», явно настаивающие на «единственно-правильной» версии истории, где одни герои должны быть возведены на пьедестал, а другие — выброшены в мусорную корзину.

В свое время белорусский президент Александр Лукашенко четко определил эти силы термином «сьвядомыя» (сознательные), которым они же и выделяли себя из «несознательной» массы всего остального народа.
 
В этой иллюзии мнимой элитарности, вымышленной значимости «будителей» и кроется основная боль белорусского национализма, что привело адептов этой идеологии в объятия сначала немецкой, затем американской, а теперь уже и польской разведки.
С точки зрения терминологии, сознательно противопоставляющие себя народным массам «сьвядомые», если и могут называться националистами, то только с приставкой «псевдо».  

Вместе с тем, у этих псевдонационалистических сил бывают свои взлеты и падения, как в начале 90-х годов прошлого века, когда небольшая фракция БНФ фактически управляла белорусским Верховным Советом, состоявшим в основном из полуаморфных, не успевших опомниться от краха СССР, бывших коммунистов.

Сейчас у «сьвядомых» почти нет своего представительства в органах власти, однако есть весьма бойкие СМИ, финансируемые из бюджетов США, Великобритании, Польши. Эти «незалежные» (только от белорусского правительства) ресурсы выступают в роли «коллективного агитатора и коллективного организатора», ровно также как воспринимал газету «Искра» В.И. Ленин.
 
Именно СМИ ведут политические кампании, собирают актив на массовые акции, организуют травлю неугодных чиновников, ученых и общественных деятелей, выполняют задачи в контексте геополитических интересов своих зарубежных спонсоров. 
В этой связи понятно, что Республика Польша в рамках своей «восточной стратегии» использует историческую политику для продвижения своего влияния в Беларуси. На содержании у различных польских структур находятся сотни политиков, журналистов и ученых из Беларуси, которые продвигают концепцию «общей истории» Речи Посполитой, повествуют о «золотых временах» Западной Беларуси под польской властью 1921 — 1939 годов.

Все это было бы еще терпимо, если бы задачей Польши на Востоке во все время не являлось вытеснение России, соответственно навязывание польского взгляда сопровождается русофобией и оголтелым антисоветизмом.
 

Проще говоря, мало поставить по всей стране памятники Костюшко, нужно еще везде снести памятники Ленину. А это уже, в свою очередь, ведет к общественному конфликту и разрушению пресловутой белорусской стабильности, так как ответом на полонофильство одних радикалов станет активизация националистического русофильского дискурса, причем в великодержавном шовинистическом духе.
 

Примерно то же самое наблюдалось во второй половине 19-го — первой четверти 20-го века, где «польщизна» столкнулась с идеями западноруссизма. 

В этой связи в недавно принятой Концепции информационной безопасности Республики Беларусь абсолютно резонно отмечается, что одной из основных угроз является распространение зарубежными центрами влияния в отечественном информпространстве взаимно враждебных агрессивных точек зрения.

Существует мнение, что стремление официального Минска к нейтралитету в фокусе мирового кризиса безопасности пока не особо учитывается не только сверхдержавами, но и соседними странами, поэтому информационно-психологическое воздействие на белорусское общество будет нарастать.
 

Поэтому представляется, что приближающуюся дату 17 сентября та же Польша будет отрабатывать посредством созданной «сети» через призму своих интересов с акцентированием внимания не на объединении белорусов, а на теме «репрессий», «пакта Молотова-Риббентропа», трагедии польского государства. 
 

Как работает «сеть»: уроки прошлого 

Необходимо отметить, что «сеть» научилась достаточно умело действовать в обстановке идеологической толерантности и добиваться своих целей, используя белорусское законодательство.
 
Журналисты отдельных изданий с видом цензоров и прокуроров допекают местных чиновников, в ультимативном тоне требуя переделывать надписи на русском языке в белорусские, «объяснить» размещение фотографий в майке «Russia» в личном профиле в социальных сетях и пр. 
На неугодного моментально набрасываются мобилизованные «активисты», пишут доносы и «интернет-петиции», создавая видимость общественного давления. Происходит банальная подмена понятий, когда не 100 адептов «сьвядомага кола» требуют установить памятник Костюшко, а это делают взволнованные народные массы, «беларусы», «мінчукі», «гараджане» и пр.
 

С сожалением необходимо отметить, что зачастую власть абсолютно ошибочно воспринимает эти спланированные акции как реальную реакцию общества и идет на уступки псевдонационалистам, думая, что таким образом снимает социальное напряжение и удовлетворяет общественный запрос. 
 

Как известно все новое это давно забытое старое и наблюдаемые в Беларуси процессы сильно напоминают операцию ЦРУ США «Навет», проводившуюся в годы поздней перестройки, когда в органы власти СССР поступали тонны «сигналов» в отношении честных чиновников, партработников, сотрудников правоохранительных органов и спецслужб. Фактически противник поставил себя на службу устоявшуюся в советском обществе практику и добился желаемого результата. 
 
Что в этой ситуации необходимо делать органам власти?

Во-первых, необходимо все же разработать концептуальную версию исторической политики Республики Беларусь и довести ее до сведения ГосСМИ и идеологической вертикали.

Во-вторых, не надо спешить и реагировать на разного рода «обращения». Любая «массовая инициатива» должна быть подтверждена данными социологии, а проведение подобных исследований, наряду с общественным обсуждением проектов предполагаемых решений, жизненно важно для организации эффективного управления.

В-третьих, необходимо исследовать и четко отдавать себе отчет в целях политики соседних держав в отношении Беларуси, а зачастую сценировать возможные выпады и реагировать превентивно, стараясь не задеть чувства соседей, однако исповедуя, в первую очередь, белорусоцентричный подход.
 
Если продолжать дипломатично стараться «не замечать» и «не будить лихо» в обстановке информационного давления, то это верный способ проиграть, когда зарубежные субъекты будут просто продавливать свою повестку. 
Что касасется исторической науки, издания научно-популярной исторической литературы, то необходимо сделать все возможное для минимизации влияния как польской «сети», так и других внешних точек зрения на эту сферу. Необходимы программы государственной поддержки белорусоцентрично ориерированных ученых и публицистов, государственный заказ на издательские программы, кинематографическую продукцию и пр.

Тоже самое касается сферы СМИ. Нет никакой нужды «давить» зарубежных контрагентов пока они не нарушают национальное законодательство, однако нет совершенно никакой необходимости кормить их «жареной» фактурой и комментариями.
 

Приоритет в этой ситуации должен отдаваться конструктивным медиа, следующим в фарватере государственной политики. При этом региональные СМИ логично финансировать напрямую из госбюджета, отвязав их от исполкомов, что позволит выполнять роль «глаз и ушей» власти на местах, при необходимости критиковать зарвавшихся местных князьков, выполнять функцию обратной связи с народом. Фактически речь может идти о возобновлении рабкоровского движения, ведь именно на обострении чувства социальной справедливости сейчас пытаются играть иностранные контрагенты и разноообразные блогеры. 
 

В общем, Беларуси пора переходить к от толернатной к наступательной политике в сфере истории и идеологии, не отказываясь при этом от толератного отношения к собственному историческому прошлому.

Просто «партии войны», где есть якобы сознательная элита и неполноценная общая людская масса, нуждающаяся в постоянном «воспитании»,  необходимо противопоставить «партию мира», где есть свобода для разных точек зрения, способствующих суверенному развитию. Однако эти ценности мира нужно активно продвигать, а с поджигателей конфликта не стесняться срывать «патриотические» маски и обнажать перед обществом истинные лица. 
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Трамп игнорирует Варшаву: дипломатическое фиаско польского руководства

Юрий Терех
Беларусь

Юрий Терех

Дела церковные

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

«Крэсы всходни» или Западная Беларусь: как жилось белорусам под польской властью

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Польшу превращают в Пуэрто-Рико: почему Москва и Варшава должны быть партнерами

С двумя годовщинами!

На встрече с председателем белорусского Государственного таможенного комитета Юрием Сенько Лукашенко заявил, что Россия должна делать больше отчислений в белорусский бюджет за тран

ГРОБ НЕ МОЖЕТ СТОЯТЬ ПУСТЫМ

... угрозы фашизма ни в одной стране ЕС нет и близко. ========= Обсуждаемый тут Манн тоже так пишет как раз в обсуждаемой книге.

Тени убитых предков

Вы забыли сделать гиперссылку на сайт, текст с которого цитируете. Восполняю это досадное недоразумение, поскольку на сайте имеется предупреждение, да и авторское право надо уважат

Евродепутат Андрей Мамыкин: о первом дне в Брюсселе, о дружбе между политиками и о чемоданах г-жи Калниете

там жеВопрос № 265698С середины прошлого века, во времена СССР, был убежден, что правильно говорить и писать - "поставить подпись", "довести под расписку", "подпись в получении". В

Ученые - о миролюбии белорусской историографии и о величайшем событии нашей истории ХХ века

Именно. Получила не просто пустоши или бросовые земли, стала даже большая Балтийская страна, чем Германия или Россия. Больше ее только Швеция. Да и остальные приобретения стратегич

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.