Дуэль

28.06.2016

ТЕМА

Советское нациостроительство

  • Участники дискуссии:

    10
    23
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Национальная политика СССР: источник бесконечных конфликтов или реальный инструмент Большого проекта? Такова тема сегодняшней интеллектуальной дуэли в ИМХОклубе.

МНЕНИЯ

Всеволод Шимов

Зигзаги и противоречия

Всеволод Шимов: кандидат политических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета


1. Одним из главных стопоров для интеграционных процессов на постсоветском пространстве является национализм.

Национализм с его культурно-языковым партикуляризмом, ксенофобией и культом национального эго органически неспособен к большим наднациональным космополитическим проектам. Национализм конфликтогенен по своей сущности, заставляя людей делить окружающих на «своих» и «чужих», тем самым провоцируя взаимные фобии и неприязнь.

Кроме того, постсоветский национализм русофобен, т.е. основан на неприятии России в качестве геополитической доминанты региона.

Между тем, любая интеграция на постсоветском пространстве не может не быть «москвоцентричной», поскольку именно Россия скрепляет его в геополитическую, экономическую и культурную целостность.

Своим расцветом постсоветский национализм во многом обязан «ленинской» национальной политике, проводившейся в СССР.

2. СССР создавался как федерация национальных республик, где за каждой национальной республикой закреплялся «титульный» этнос и проводилась политика, направленная на утверждение в каждой республике монополии «национального» языка и культуры во всех сферах жизни.

Такая политика объективно подрывала внутреннюю связность государства и поэтому, начиная с 1930-х гг., была существенно ограничена, хотя официально никогда не пересматривалась.

Это вело к тому, что фактическое распространение русского языка и культуры как объединяющего страну средства коммуникации, с точки зрения советской же национальной политики, было нелегитимным и должно было трактоваться как проявление ассимиляторства и «великорусского шовинизма».

Эти обвинения и были выдвинуты советской власти националистами союзных республик в ходе перестройки и после демонтажа СССР, а также стали идеологической основой для гонений на русский язык и культуру под видом «национальных возрождений».

Результатом стала острая конфликтность между «национально правильным» и русским/обрусевшим населением во многих постсоветских республиках, в ряде случаев обернувшись острым кризисом государственности и фактическим территориальным распадом (Молдова, Украина).

3. Советский подход к национальному вопросу, безусловно, имел рациональные основания там, где советская власть имела дела с развитыми национальными движениями (например, в Закавказье или Прибалтике).

Однако во многих случаях национальный фактор был сильно переоценен и искусственно раздут, либо же национальные республики создавались совершенно искусственно под текущую конъюнктуру, как было с Карело-Финской ССР.

В результате возникли национальные размежевания и связанная с ними конфликтность там, где их могло и не быть.

Территориальная конфигурация союзных республик также стала важным фактором конфликтности после распада СССР, т.к. провести «правильные» границы по этническому принципу было попросту невозможно — в силу смешанного проживания населения или его размытого, нечеткого самосознания, либо, напротив, застарелых антагонизмов между этническими группами, которые «сверху» объединялись в одну республику.

Конфликты в Нагорном Карабахе, Ферганской долине, Абхазии, Южной Осетии, Донбассе — всё это отложенные следствия зигзагов и противоречий советской национальной политики.

4. Советская национальная политика показала порочность самого принципа политического размежевания по этноязыковому признаку, приведения к единству границ культурно-языковых и политических.

Национально-политическое размежевание изначально ослабило всю конструкцию СССР, заложив фундаментальные предпосылки распада, который и произошел по прочерченным советской властью «швам» между республиками.

5. Ленинская модель национальной политики не была фатально предопределена. В большевистском руководстве шли ожесточенные дискуссии по этому поводу, обсуждались иные модели федерализма, без жесткой привязки к этнонациональному критерию.

Более того, были прецеденты создания советских государственных образований на безнациональной основе — Донецко-Криворожская или Дальневосточная республики.

Подобная модель, как представляется, могла бы быть более устойчивой к центробежным тенденциям и, более того, лучше соответствовала космополитическому духу коммунистической идеи. Но история сложилась так, как сложилась.
     
Подписаться на RSS рассылку
Алексей Дзермант

Инструмент Большого проекта

Алексей Дзермант: философ, политолог, научный сотрудник Института философии НАН Беларуси, главный редактор портала IMHOCLUB.BY


1. Российская империя в конце своего существования не смогла справиться со сложнейшим клубком внутренних — социальных, национальных и внешних — международных противоречий, усугубленных участием в Первой мировой войне.

Свержение буржуазией царя неизбежно усугубило эти противоречия, и большевики были вынуждены реагировать на них в духе real politik.

Распад империи вывел на арену истории многочисленные национальные движения, часть из которых (например, украинское) накопили значительный мобилизационный потенциал.

Национальная политика большевиков — реакция на это, поскольку загнать обратно «джинна» притязаний на национальное освобождение было невозможно.

Это не понимали лидеры Белого движения, лозунг которых «За единую и неделимую Россию» не отвечал духу времени, что и было одним из важных факторов их поражения.

Большевики использовали национальные требования бывших окраин империи и смогли направить их в нужное русло с целью нового собирания большой страны.

2. Никакой другой реальной альтернативы национальной политике большевиков тогда быть не могло. Русский национализм имел реакционно-черносотенный окрас, безнациональный космополитизм отдавал козыри и влияние в руки антисоветских националистов и внешних игроков.

3. Советское нациостроительство во многом имело инструментальный характер и было фактором геополитического противоборства в Восточной Европе, Закавказье, Средней Азии.

Например, создание и поддержка советских белорусской и украинской национальных республик нивелировало мощное и враждебное польское влияние.

Именно БССР и УССР создали те возможности и социальные лифты, которые не позволили полякам использовать белорусов и украинцев в борьбе против СССР на массовом уровне, более того, именно СССР, а не Польша был привлекателен для этих народов в силу создания для них республик национального характера.

В целом такая политика для своего времени была успешной, ибо решала остро стоящие проблемы вытеснения геополитических конкурентов, стабилизации межнациональных отношений и обеспечения безопасности границ.

4. Противовесом в балансе национального и сверхнационального в советской политике была концепция дружбы народов и формирования единого советского народа.

Эта диалектика реально работала. Проблема заключена не в ней, а в неспособности ей управлять.

Отрицание национального или этнокультурного не означает автоматического исчезновения стремления идентифицировать себя в этих категориях.

Национальное в рамках Большого проекта необходимо конструировать так, чтобы оно было инструментом развития — и в Советском Союзе это во многом удалось.

5. Расцвет национализма в позднем СССР связан с потерей целеполагания и адекватных ориентиров развития, прежде всего — союзной элитой в Москве.

Непродуманный запуск «перестройки» и «гласности», сопровождавшийся взрывным ростом неформальных движений, народных фронтов, большинство из которых стали колыбелью националистических организаций — сознательное решение части советской элиты.

Распад СССР произошел в результате острого конфликта между Горбачевым и Ельциным, при этом одним из мотивов последнего было избавление от республик Закавказья и Средней Азии с целью построения русского национального государства. Старт и поддержка всех изначально центробежных тенденций исходили из Москвы и были связаны с внутриэлитной борьбой.

Таким образом, бессмысленно искать виновных развала СССР среди первых большевистских теоретиков и практиков национальной политики, которые пересобрали страну и победили под флагом интернационализма и дружбы народов в Великой Отечественной войне.

Надо принять как данность и реальность новые государственные образования — и с учётом этого глубоко продумывать стратегию отношений с ними, выстраивать новые интеграционные союзы вокруг России.


 


Напомним правила дуэли. Два спикера-антагониста объявляют свои позиции, а затем в течение дня ведут дискуссию в полной тишине (всем прочим членам клуба опция «комментарии» отключена — можно только болеть). В 18.00 текущего дня комментарии включаются — дуэль перерастает во всеобщее побоище. А заодно включается «голосовалка», где можно будет методом клика определить победителя.
 


Все дуэли в ИМХОклубе  

           

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Малнач
Латвия

Александр Малнач

Историк, публицист

Запад пытается остановить геополитический маятник Прибалтики

КОРОТКО О СИТУАЦИИ В ЛАТВИИ

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

КТО ЖЕ ВЫ Mr.Gorby?

Не верю !!!

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Механик рефрижераторных поездов

Это был мой президент

фигура Горбачева глазами латвийца

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

Лонжюмо Андропова

Глупость или предательство?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.