Пятая колонка

12.02.2018

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Сорок оттенков коричневого: цвет сарая

Беседы со следователем А.Ределисом

Сорок оттенков коричневого: цвет сарая
 

Как-то задумал я представить читающей публике широкую панораму коричневых настроений, которые в последнее время широко распространились в нашей любимой Латвии. Как сейчас принято, замахнулся сразу на сорок материалов. Написал с десяток заметок и остановился. Гнусно стало на душе от одного лишь описания всех этих неприглядных общественных явлений.

Но тут жизнь настоятельно заставила меня вернуться к отвергнутой было теме. А произошло это вот как.

 

Начал мне пару недель тому назад один тип названивать на телефон с секретного номера и строго спрашивать на чистом государственном языке мои имя и фамилию. Я этому типу сначала ответил на корявом латышском языке, что зовут меня Вася, а фамилия — Пупкин. Таинственный тип засмущался, трубку от неожиданного поворота разговора положил и повторно мой номер набирать стал.

Я опять ему весело докладываю, что Вася Пупкин у телефона, после чего трубку уже сам бросаю. Догадался, что это так Полиция безопасности меня к себе на допрос вызвать пытается — на канцелярских расходах экономит и следов своих деяний оставлять не хочет.

Неделю спустя телефонный тип меня все же через адвоката нашел. Я законопослушного адвоката не стал расстраивать и пошел с ним в известное здание на улице Кришьяна Барона, 99.


Захожу в проходную, подвергаюсь унизительному ощупыванию и обнюхиванию со стороны охраны и затем попадаю прямо в мохнатые лапы, то бишь руки, следователя Атиса Ределиса.

Атис, ничего что возрастом не вышел, фигура в политической охранке известная. Ему поручили вести важное уголовное дело о подготовке русским журналистом Юрием Алексеевым террористического акта. Доверили «введение» в материалы этого дела двух мешков с боевыми патронами, подброшенных в квартиру журналиста. Шутка ли! Ределис ведет также уголовное дело против русского активиста Руслана Панкратова. Шьет ему подрыв национальной безопасности Латвии посредством показа в Риге польского антифашистского художественного фильма «Волынь».

В эту веселую компанию и меня до кучи решили определить. Мол, имяреки образовали новый «Запасной правотроцкистский центр контрреволюционной националистической организации» — ЗПЦКНО. Контрреволюционная националистическая организация, естественно, русская. И, как положено в таких случаях, против нас готовится обвинение в том, что мы вели подготовку к вооруженному восстанию с целью отторжения Латвии от ЕС и НАТО и планировали террористические акты против руководства этих славных организаций. Еще мы устанавливали связи с враждебными государствами, создавали параллельные структуры для прихода к власти после оккупации страны, вели пропаганду среди населения с целью дискредитации нынешнего правящего режима.


Учитывая тяжесть готовившихся нами преступлений, следователь сразу взял быка за рога и стал выяснять мою роль в организации презентации фильма «Волынь». Я говорю: «Можно я лучше расскажу содержание одного интересного американского боевика? Там все понятно и доступно изложено, в отличие от фильма «Волынь», который вы явно не поняли».

— Дело было так, — начинаю. — Почти миллион плохих парней, — азиатских недочеловеков по замыслу режиссера, — пришли захватить одну страну. Шли они четырьмя колоннами. Триста хороших парней европейского происхождения этим четырем колоннам три дня и три ночи не давали прохода через ущелье около поселка, название которого я подзабыл. Европеоиды почти победили, поскольку были неимоверно сильны — обладали сверхчеловеческими способностями. Но потом нашелся предатель-европеоид, который за деньги провел азиатов в тыл к хорошим парням. Это была так называемая пятая колонна. И эта пятая колонна всех хороших парней злобно покрошила, как капусту перед квашением — на мелкие кусочки. Сцена изготовления кусочков из европеоидов трагична и назидательна. Из нее однозначно следует, что хорошим парням надо было потенциальных предателей заранее в концентрационные лагеря посадить.

Теперь в той стране каждый год в день битвы, в память о погибших хороших парнях, благодарные потомки устраивают торжественное шествие. Идут с развернутыми государственными флагами и громко песни народные поют. Мелодичные такие песни. Прямо как у нас в Латвии.


Ределис выслушал мой немудреный рассказ с нескрываемым интересом, и даже имя режиссера Зака Снайдера по буквам записал себе на память в маленькую записную книжку. Видимо, решил посмотреть такой интересный фильм после окончания заплечных дел.

Следователь вначале попытался даже помочь мне вспомнить название поселка, возле которого то славное сражение происходило. Перечислил на память название всех хуторов вокруг горы Гайзинькалнс. Однако когда я сказал, что это были Фермопилы, то понял, что я его троллю, и вернулся к презентации «Волыни».

Тут я Ределису и говорю:

— Какие у вас юридические основания спрашивать о моей роли в презентации художественного фильма? Какую норму закона я нарушил?

Сатрап помялся немного и отвечает, что он проводит ведомственную проверку по факту организации презентации фильма.

Этот ответ в переводе на нормальный язык означает, что Служба безопасности Украины запросила Полицию безопасности Латвии привлечь к уголовной ответственности плохих парней, которые осмелились показать фильм о том, как украинские нацисты в годы войны убили на Волыни до ста тысяч поляков.

То есть убивать поляков было можно, но вот рассказывать об их убийствах — нельзя. Это преступление против нынешнего официального Киева, который себя определил идейным наследником ОУН-УПА.

Люди добрые! Ратуйте! Это значит, что на любого из вас, кто пойдет смотреть, например, американский фильм «Триста спартанцев», иранская секретная служба САВАМА (бывшая САВАК) может написать запрос в Полицию безопасности — и та немедленно откроет уголовное дело. Вас обвинят в том, что вы видели, как персов (так раньше иранцев называли) изобразили в фильме злобными азиатами и тем их оскорбили. Логично — претензий к царю Леониду и его сподвижникам САВАМА предъявить сложно в связи с истечением срока давности, а вы тут — живые и здоровенькие.

Мало того, вас в Латвии осудят за это тяжелое мыслепреступление и выдадут в Иран для отбывания наказания. Ведь прецеденты выдачи латвийских граждан за границу уже были. А в Иране с посетителями показов «неправильных» фильмов церемониться не станут. Ведь ЦРУ в свое время научило САВАК применять методы пыток, которые разработали и использовали сотрудники СС.


Зафиксировав отказ обсуждать организацию презентации фильма «Волынь», А.Ределис стал выяснять мое понимание различий между национализмом, фашизмом и нацизмом. Это, видимо, чтобы с третьим заговорщиком — Ю.Алексеевым — меня связать. Я следователю посоветовал прочитать несколько написанных мною на эту тему книг. И заявил, что до тех пор, пока он свой интеллектуальный уровень не подтянет, общаться с ним не стану.

Этот мой неожиданный ответ нарушил весь ход разоблачения Полицией безопасности заговора ЗПЦКНО. Следователь не смог предъявить Ю.Алексееву обвинение в руководящей роли в ЗПЦКНО и отложил его вызов на допрос на неопределенное время.

После этого пошел я вместе с адвокатом из затхлой юдоли печали и плача на свежий воздух. По дороге обратил внимание на то, что здание Полиции безопасности и внутри, и снаружи окрашено в цвет сарая. Есть такой оттенок коричневого цвета. Правда-правда. Можете проверить: в палитре Pantone он за номером 18-1531.

А вечером я созвонился с подельником Русланом Панкратовым, и мы вместе написали жалобы сразу польскому президенту А.Дуде, премьеру М.Моравецкому и министру иностранных дел Г.Схетыне. Мол, уважаемые паны, нас тут власти Латвии подводят под уголовное дело за то, что мы против геноцида поляков на Волыни во время войны выступили. Вы определитесь с Р.Вейонисом, М.Кучинскисом и Э.Ринкевичем — они на стороне украинских нацистов из ОУН-УПА или это такая неудачная шутка со стороны начальника Полиции безопасности Нормунда Межвиетса, переданная нам через следователя А.Ределиса.

Адресаты уже подтвердили, что письма получены.

Зря мы, что ли, ЗПЦКНО создавали?
      
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Руслан  Панкратов
Латвия

Руслан Панкратов

Экс-депутат Рижской думы

«Латвия превращается в тюрьму Гуантанамо»

Андрей Лазуткин
Беларусь

Андрей Лазуткин

Политолог, писатель

Украинские тени Лейпцигского процесса

Французская коммунистическая партия требует

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Живущим в Латвии русским объявлена война

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    14
    18
  • Последняя реплика: