Есть идея

22.08.2017

Дмитрий Могильницкий
Беларусь

Дмитрий Могильницкий

Публицист

СОЮЗ. НА ПУТИ К ЦЕЛИ

Новая cоюзная страна как проект

СОЮЗ. НА ПУТИ К ЦЕЛИ
  • Участники дискуссии:

    10
    24
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Цель — это мечта, имеющая дедлайн.
Н. Хилл


В качестве введения — несколько определений:
 


«Под проблемами обычно понимают противоречия, требующие разрешения, это своего рода трудности по преодолению трудностей».

«Проблема — понятие, характеризующее разницу между действительным и желаемым состоянием объекта».

«Проблема — теоретический или практический вопрос, требующий разрешения, исследования».

«Проблема — ведущее противоречие цели и ситуации, определяющее движение или изменение ситуации в направлении цели. Иначе говоря, проблема — это противоречие, требующее первоочередного разрешения».

«Наличие проблемы — критическое рассогласование между желаемым положениеми реальным».

«Проблема есть неудовлетворительное состояние системы (организации, подразделения и т.п.), некоторое противоречие, требующее разрешения».
 


Не будет преувеличением сказать, что одной из самых сложных проблем является проблема осознания наличия самой проблемы.

Четкое формулирование сути проблемы является предопределяющим фактором поиска вариантов её решения, принятия решения (как совершение выбора одного/нескольких из найденных вариантов), планирования необходимых действий и их осуществления.


СОЮЗ ИЛИ АЛЬЯНС?

Одной из центральных концепций конфуцианской философии считается чжэнмин — «исправление имён».

Концепция утверждает необходимость правильно выстраивать понятия ради того, чтобы с их помощью самосовершенствоваться и управлять государством. Именно «исправление имён» Конфуций считал действием, предшествующим любому процессу управления в такой сложной системе, как страна (государство).

С попытки исправления имён и начнём.


Большинство словарей толкуют понятие «интеграции» как процесс, имеющий своим результатом целостность; объединение, соединение, восстановление единства; синтез с получением чего-то большего, нежели простая сумма составляющих частей.

Как мы видим, что у процесса интеграции, как и у всякого рационального действия, предполагается результат-цель — некое состояние объединенности с высокой степенью «интегрированности»-целостности, обеспечивающей единство действия.

(В качестве ремарки: достижение целостности-интегрированности не исключает, а подразумевает дальнейшие, более специализированные процессы интеграции частей, в том числе для ограничения эффектов неизбежных сопутствующих процессов дезинтеграции.)

Единство действия интегрированной системы обеспечивается единым центром принятия решений и управления системой.
 


Применяя вышеизложенное к сложным социокультурным образованиям (обществам, странам), состояние интегрированности-целостности между двумя и более системами в одной, более крупной, назовем Союзом.

Состояние частичной (функциональной) интегрированности, подразумевающей наличие нескольких центров принятия решений и управления, а также разнообразие и разнонаправленность действия управляемых систем, назовем Альянсом.
 


Таким образом, целью процесса интеграции России и Беларуси принято считать Союз (то же самое справедливо и в отношении процесса интеграции в рамках ЕАЭС, с бóльшим количеством интегрирующихся систем) с единым центром управления и принятия решений. Или, перефразируя китайских товарищей, «одна страна, одна система», с возможным промежуточным вариантом «одна страна, две системы».

Текущее состояние процесса интеграции соответствует определению понятия Альянса, или «две страны, две системы».

Если использовать изложенные понятия в анализе нынешней ситуации, в которой протекает процесс интеграции Беларуси и России, то возникает множество вопросов, на некоторые из которых я попытаюсь дать ответ, исходя из меры собственного понимания.


ОТ АЛЬЯНСА К СОЮЗУ?

Возможна ли эволюция от Альянса к Союзу на горизонте ближайших 15-20 лет?

Несмотря на личную убежденность в необходимости Союза, на этот вопрос я вынужден ответить отрицательно.

Факторы, препятствующие подобной эволюции, достаточно подробно излагались и рассматривались множеством авторов, в первую очередь:
 


разномасштабность Беларуси и России, разноконцептуальность их политического, экономического устройства (несмотря на некоторые сходные черты), развивающаяся гетерогенность культур;

сформированность управляющих элит, называемых «национальными» и осуществляющих суверенитет на подконтрольных территориях в соответствии со своими интересами и (в меньшей степени) с интересами масс;

принятие широкими массами граждан факта становления России и Беларуси в качестве самостоятельных стран (ценности «независимости» и «суверенитета»).
 


По истечении указанного срока (15-20 лет), если не случится каких-нибудь исключительных форс-мажорных событий, в корне меняющих ситуацию, перспектива эволюции Альянса в Союз становится ещё более туманной, по мере естественного отстранения от принятия решения лиц, «которые имеют длительный опыт жизни в СССР».

Таким образом, можно прийти к выводу, что Союз в настоящий момент — это не цель (результат, ограниченный по времени его достижения) интеграции, но — мечта. Светлая идея, вдохновляющая своих сторонников, число которых будет уменьшаться с течением времени.


ЕСТЬ ЛИ ПРОБЛЕМА?

Как можно охарактеризовать текущее состояние — состояние Альянса?

Состояние многосторонних альянсов в постсоветских странах поддерживается множеством политических, политико-экономических, военно-политических структур (СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС). Состояние более тесного двустороннего Альянса России и Беларуси поддерживается аппаратом Союзного государства.

В метафоре информационно-компьютерных технологий, СГ исполняет функцию «брокера», прослойки, обеспечивающей информационное взаимодействие двух независимых систем.

У «брокера» есть ряд несомненных ценных достижений — результатов в частичной интеграции некоторых функций — в области обеспечения совместной безопасности, сохранения торгово-экономических связей, облегчения передвижения, проживания и социально-правовой защиты граждан.

Кроме того, «брокер» способствует сохранению и функционированию Альянса поддержанием через «союзные СМИ» идеологического дискурса «движения к Союзу», который имеет достаточное значение, несмотря на всю затратность и ресурсоемкость этой функции.

Тем не менее, с точки зрения теории организации, можно констатировать разрыв (несоответствие) между целью, декларировавшейся при создании Союзного государства, и уровнем достижения этой цели. Тем более что исходя из всего вышеизложенного, создание Союза в настоящий момент заведомо не является «целью» в строгом понимании этого понятия.

То есть, иными словами, в нынешней своей ипостаси СГ находится в проблемной ситуации, которую можно охарактеризовать как тупик.
 
 
ГДЕ ВЫХОД?

Если оценивать нынешнее состояние СГ как проблемное, то каковы возможные варианты действий?

Прежде всего возможно отрицание наличия проблемы, с продолжением устоявшегося функционирования СГ в качестве «брокера» по поддержанию достигнутых уровней частичных интеграций, поддержанию «союзного дискурса» и организации коммуникации глав государств по решению возникающих между двумя странами разногласий, которые с течением времени будут только нарастать.

Уже сейчас достаточно громко слышны голоса тех, кто оценивает нынешний Альянс Беларуси и России как «мезальянс», причем как в Беларуси («нам Орда не нужна, нам нужна Европа»), так и в России («хватит кормить Белоруссию»).

По мере суверенного развития наших стран эти голоса будут звучать все громче, по многим причинам (в том числе и за счет щедрой помощи внешних конкурентов в обретении нашими народами «национального самосознания и сильной национальной идентичности»), и СГ с большой вероятностью деградирует до уровня церемониального института.

Если же проблемная ситуация «тупика» признается, то существует несколько вариантов, каждый со своими преимуществами и недостатками.
 


а) «Утилизация» СГ с сохранением достигнутых договоренностей и передачей его функций на уровень новых «союзных» министерств в правительствах России и Беларуси и на уровень ЕЭК (путь из тупика «назад»).

б) Продолжение функционирования в текущем режиме, но с осознанием проблемы и конечности сроков её решения; формирование проектно-изыскательского органа по стратегированию, целеполаганию и проектной деятельности по предотвращению деградации — в рамках определяемых конкретных целей и в рамках существующих ограничений (путь «в сторону»).

в) Качественное переформатирование СГ из интеграционного процесса в интеграционный проект — с определенными результатами и сроками исполнения, т.е. строгими целями, лежащими в курсе мечты Союза и материализации его идеи (путь «вверх»).
 



ПУТЬ «ВВЕРХ»?

Поскольку, исходя из личных пристрастий, мне ближе вариант «в», то каковы могли бы быть практические шаги по его осуществлению?

Практические шаги по решению проблемы зависят от того, какую причину (причины) мы определяем как корневую для этой проблемы.

Корневой причиной проблемы (нахождения в тупике бесконечного бесцельного процесса) мне видится отнюдь не отсутствие политической воли на уровне «национальных» элит и глав государств.

Отсутствие политической воли к качественным изменениям — лишь производная от травмы территориального распада целостности, когда достаточно произвольные и виртуальные административные границы внутри единого СССР превратились в действительные разделительные линии между становившимися частичными суверенитетами национальных элит.
 


Распад целостности (по некоторым оценкам — не доведенный до логического конца) привел к огромным издержкам, которые вряд ли возможно оценить количественно и качественно. В случае России травма распада СССР была усугублена недавней травмой разрыва с Украиной.
 


И хотя совместные инвестиционные проекты на уровне малых и средних предприятий осуществляются, создание совместных крупных предприятий тормозится, а совместные проекты межгосударственного уровня, — предполагающие создание совместных технологий (ноу-хау), совместное материальное производство с длительными сроками окупаемости, — не запланированы вовсе.

Во многом я объясняю подобное положение дел ощущаемыми рисками размещения средств производства и капиталов (в том числе интеллектуальных) на суверенной территории того или иного государства и пониманием высокого уровня неопределенности путей политического развития этого государства и путей развития межгосударственных отношений.

Или, менее высокопарным языком, — зачем сегодня тратить свои силы, время и деньги на то, что завтра уже может тебе не принадлежать?


Выход я вижу в создании отдельной, ограниченно автономной от систем обеих стран территории со своей системой функционирования и управления, предназначенной для осуществления на ней принципиально неотторгаемых в чью-либо пользу совместных союзных проектов.
 


То есть — в искусственном и целенаправленном создании ограниченно суверенной страны — Союзного государства Беларуси и России путем передачи в аренду уже существующему политическому институту сопредельных, равных по площади, территорий Российской Федерации и Республики Беларусь сроком на 75-100 лет, со строительством на этих территориях столицы вновь образованной страны — города Союзный.
 


Суверенитет вновь образованной страны («третья страна, третья система») под управлением уже существующей политической надстройки в виде Союзного государства будет изначально ограничен договорным путем:
 


пространственно (административно-территориально);

по времени существования (с возможностью продления);

по сферам и степеням свободы принятия решений (полномочиям).
 


Суверенитет СГ на отведенной территории будет гарантирован обеими сторонами (можно рассматривать как совместный протекторат) с установлением штрафных санкций за нарушение договорных обязательств.

Причем санкции должны быть настолько серьёзными, что выгоднее будет сохранять ограниченный суверенитет СГ, нежели отторгнуть его в свою пользу вместе со всем накопленным производственным, интеллектуальным и человеческим капиталом.


ЧТО ТАКОЕ СТРАНА (ГОСУДАРСТВО)?
ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ


В Конвенции Монтевидео закреплены четыре признака государства как субъекта международного права:
 


1) постоянное население;

2) определённая территория;

3) собственное правительство;

4) способность к вступлению в отношения с другими государствами.
 


Признания другими государствами не требуется.


Новая союзная страна как проект. Что может быть интереснее?

 

P.S. Будет территория — будет и город. Будет город — будет и центр притяжения людей (в том числе из трех столиц — Москвы, Санкт-Петербурга и Минска, особенно если передать прилегающие территории на севере Витебской — юге Псковской областей) и прочих ресурсов. Будет союзное гражданство и союзная символика, будут союзные проекты и многое другое. В первую очередь необходимо понять, насколько идея «третьей системы» интересна. Надеюсь, «коллективный разум» ИМХОклуба поможет.

P.P.S. Да, на первый взгляд — утопия. Но утопия, которая может быть реально построена из «подручных средств».
             

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Почему Союзное государство теряет популярность?

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Будущее Союзного государства России и Беларуси: интенсивная интеграция или сближение на малых скоростях?

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

«В судьбоносный момент нужно быть со своими»

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Почему Лукашенко не боится аннексии Беларуси Россией

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.