Вопрос на засыпку

22.08.2016

Александр  Васильев
Латвия

Александр Васильев

Политолог

Смогут ли «латыши понять, что русские всегда будут оставаться русскими»?

Смогут ли «латыши понять, что русские всегда будут оставаться русскими»?
  • Участники дискуссии:

    42
    214
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


               

Перед вами — два спича на одну тему: Яниса Урбановича и спич-комментарий Александра Васильева, который сегодня согласился ответить на вопросы одноклубников.
 



Латыши должны понять,
что русские всегда будут оставаться русскими



Янис Урбанович


Неприязнь к русскому языку живет во многих латышах, они воспринимают русский не только как язык могучего соседа — так, как воспринимают французский фламандцы или «американский английский» — жители канадского Квебека.

Латыши воспринимают русский не только как язык бывших господ и орудие изменение национальности — как шведский язык для финнов, польский для литовцев и латгальских латышей или немецкий для балтийских латышей и эстонцев. Русский для латышей часто ассоциируется с языком депортаций и экзекуций.

Латышский народ живет болезненными — национальными, семейными и для многих по-прежнему очень личными — воспоминаниями, и русский язык ассоциируется не только с национальным унижением, но и воспринимается как некий символ физического и духовного унижения латышской нации.

Этот опыт прошлого влияет на политику защиты и распространения госязыка, на ее порою демонстративную агрессивность, на неловкие и неосознанно деструктивные попытки интеграции нелатышей и «сплочения» народа Латвии.

В течение последних двух лет и средства массовой информации, и политики тотально и откровенно тиражируют неприязнь к тем жителям нашего государства, которые являются носителями русского языка.

В русских согражданах и соседях, их родителях и детях видят лишь инструмент бывшей оккупации, репрессий и русификации. А сегодня, раздувая истерику гибридной войны, в русских ищут «пятую колонну».
 

Было бы замечательно, если бы русские жители Латвии поняли эти глубинные корни неприязни латышских сограждан и простили бы латышам гримасы ненависти.
 

И осознали, что русский язык, на котором создавали свои шедевры Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Александр Блок, Анна Ахматова, Владимир Высоцкий, для многих их сограждан и соседей — это, главным образом, язык НКВД, конвойных для высланных и лагерной охраны, парткомов и ЧК.


Латвийские русскоязычные граждане и неграждане не могут просто делать вид, что они ничего об этом не знают.

Эти люди жили не в историческом вакууме — на их жизни, жизни их родителей, жизни родителей их родителей точно так же влияла, а порой и полностью определяла, реализуемая Сталиным и его наследниками политика. К ним также относилось запугивание, несчастья, репрессии.

Почти для всех, кто приехал сюда после войны, это не был их собственный добровольный выбор — покинуть родной дом и переехать в Латвию. Их судьбу решали те, кто планировал восстановление и индустриализацию разоренных войной территорий.
 

Осознание общности исторических страданий могло бы стать одним из краеугольных камней для сплочения народа Латвии.
 

Но было бы наивно надеяться, что община русскоязычных жителей нашей страны готова выйти из «окопов» своей правды и признать историческую боль латышей.

Люди боятся, что их уступчивость, понимание, эмпатия помогут легитимизации статуса «оккупанта» — официально сделают нелатышей гражданами второго сорта или жителями третьего сорта, создадут основания для их выталкивания из государства или отталкивания от него.

К тому же и в «окопах» на другой стороне не наблюдается ни малейшего желания сделать шаг навстречу, понять, проявить солидарность. Сознательно поддерживается и наращивается этническое напряжение, «стенка на стенку» в отношениях двух общин.

И «Согласию» приходится непрерывно бороться с искушением отказаться от попыток примирения и сплочения всех живущих в Латвии национальностей — у нас в правительстве нет ни партнера для сотрудничества, ни даже партнера для диалога.

Правительство, очевидно, считает, что сплоченности в Латвии можно добиться демонстрацией бронетехники НАТО в «проблемных территориях».


Из 260 тысяч латвийских неграждан 100 тысяч родились в Латвии и провели здесь всю (!) свою жизнь. У них нет другой родины — даже если кто-то из этих людей живет с другой иллюзией.

К сожалению, государство требует от людей с фиолетовыми паспортами доказывать свою лояльность, патриотизм и желание натурализоваться.

Государство считает само собой разумеющимся не идти им навстречу, не высказывать понимание их нужд и надежд, не поддерживать, а проявлять демонстративное неуважение по отношению к ним, их жизням и успехам, ко всему тому, что они сделали на благо Латвии — «от вас не было никакой пользы, одни только разрушения, несчастья, очереди на квартиру и пустые полки магазинов»...

В «латышских» политических дискуссиях считается совершенно приемлемым высказывать мнение о русскоговорящих гражданах и негражданах Латвии как о ненужном, нежелательном и даже опасном для государства балласте, от которого необходимо избавиться. В «лучшем» случае — добиться эмиграции этих людей, а в «худшем» — попытаться каким-то образом изменить их национальность, сделав их латышами низшего уровня.
 

Но если первый вариант является лишь сладкой мечтой национал-радикалов, то второй уже пытались реализовать, истратив государственные средства.
 

Русское самосознание является слишком сильным, чтобы его носители в массовом порядке захотели принять выгоду своей ассимиляции или этнического «перекрашивания». И поэтому надежды облатышить нелатышей являются не только ошибочным заблуждением, но и способствуют расколу и напряжению.

Именно поэтому уничижительное отношение и тихая обструкция со стороны русскоговорящего общества распространяется на всех нынешних и бывших политиков, которых энтузиасты облатышивания предлагают нелатышам в качестве достойных подражания примеров.

Латыши должны признать и принять исторически сложившуюся часть нашей государственной нации — латвийских русских. Наших русских, а не российских или эстонских. Людей, которые укоренились на этой земле со всеми своими детскими воспоминаниями и могилами своих предков.

Латышам надо понять, что русские всегда будут оставаться русскими — хоть они и будут говорить на латышском языке, петь в латышском хоре, любить Райниса и Янов сыр.

Конечно, только если Латвия и мы, латыши, захотим гордиться нашим национальным богатством — своими русскими.

Пусть Бог даст политическим создателям народа Латвии мудрости, чтобы понять, что сделать в их силах, а что — нет!

Для того чтобы человек стал патриотом Латвии, не надо силой или обманом менять его этническую идентичность.


Допускаю, что исполнителям политики защиты госязыка, натурализаторам, сплотителям нации и латышскому обществу в целом не может даже прийти в голову такая непатриотическая мысль, что «облатышываемые» нелатыши могут поддаться исторической аналогии и увидеть в латышском языке лишь символ дискриминации и унижения, подавления их этнической идентичности и навязанной ассимиляции.


И, к сожалению, латвийские неграждане и большая часть русскоговорящих граждан видят политику интеграции именно так:
 

как попытку латышей взять реванш за страдания и унижения родителей и родителей родителей и шовинистически отыграться на нелатышах, оказавшихся в их политической власти.
 

Ошибочное представление о нелатышах и, в особенности, о негражданах как о податливой и послушной массе, как о куске пластилина в руках государственной власти, завладело и их ненавистниками, и теми, кто вроде бы хочет добра, и покровителями-интеграторами.

Но на самом деле у неграждан, имеющих серьезные претензии к натурализации, есть сильная политическая защита — сотни тысяч полноправных граждан Латвии, которые солидаризируются со своими родителями, родителями родителей, друзьями и коллегами.

Высокомерие государственной власти, которое сейчас поддерживается уверенностью в том, что во время гибридной войны разрешено все, мобилизует нелатышей на защиту своих нужд, интересов и самоуважения.

Тем, чей долг состоит в том, чтобы анализировать и предотвращать риски для безопасности Латвийского государства, следует собраться с духом и признать, что сегодня главной опасностью для Латвии являются неуважительные и даже откровенно деструктивные действия власти и ее риторика.

Подлинная уважительная интеграция этнически разнообразных национальностей нашей страны — это неотложная и необходимая работа. И пока эта работа не будет сделана, бессмысленно рассуждать, как Латвия будет интегрировать и вовлекать в латвийское общество квотированных беженцев, а в гипотетическом будущем — импортируемую рабочую силу.

Ясно, что никак.

До тех пор, пока не начнется подлинная уважительная интеграция, в Латвии будут появляться только новые, игнорируемые на государственном уровне общины.


 

Комментарий русского читателя
на то, смогут ли «латыши понять, что русские всегда будут оставаться русскими»



Александр Васильев


Языковая тема по-прежнему остается «горячей картофелиной» латвийской политики.

Совсем недавно, в 2012 году, это лишний раз подтвердил «языковой референдум». Тогда, при высокой активности избирателей, каждый, за редким исключением, голосовал только за «свой язык». И никак иначе!

Сейчас, по прошествии несколько лет, кажется, что давние страсти уже улеглись.

Но нет, языковая тема, как подернутые слоем пепла угли костра, вроде как невидна. Но стоит только «доброхотам» с обеих конфликтующих сторон подбросить в него очередную порцию «сухого хвороста» ненависти, как пламя общественной нетерпимости снова может взвиться до небес.

Понимают ли латвийские русские, что для большинства латышей русский язык по-прежнему остается языком «оккупантов»? Думаю, что да. И гораздо лучше, чем лет 25-30 назад. Этому, безусловно, помогло и то, что все последние годы их родной язык на официальном уровне оказался под фактическим запретом.

Единственное, что недоступно русскому восприятию, так это то, что же это была за «безжалостная оккупация», о которой постоянно твердят латвийские правящие политики, если тогда латышский язык, как, впрочем, и вся латышская культура и народное образование, не находились, как сейчас русский язык, под тотальным запретом.

Более того, все «ненавистные оккупационные полвека» они продолжали успешно жить и развиваться!


А теперь плавно подойдем к тезису о том, что «осознание общности исторических страданий могло бы стать одним из краеугольных камней для сплочения народа Латвии». Как минимум, он вызывает сомнение.

И вовсе не потому, что русские латвийцы рассматривают карателей из НКВД как «своих», этнически им родственных.

Это еще надо посмотреть, кого пропорционально среди них было больше — русских, грузин, украинцев или евреев. В любом случае до приснопамятного 1938 года среди руководства ВЧК-ОГПУ-НКВД несоизмеримо много было именно латышей!

Проблема, скорее всего, кроется в другом, в чем-то более серьезном. На уровне деформации, что ли, уже национального генотипа.

Об этом можно спорить, но как мне кажется, латышским правящим политикам за последние четверть века удалось успешно внедрить в подсознание своего народа восприятие любого социально значимого события только через призму «трагедии ХХ века». И никак иначе.

Вот и продвигается вперед по жизни значительная часть латышей, и в первую очередь сама латышская правящая политическая элита, повернув при этом голову назад.

И не от этого ли происходят в общественной жизни нашей страны все странные кульбиты последнего времени?!

Русские Латвии, к счастью, свободны от этого. И обычно они постоянно не оглядываются назад в свое прошлое. Отходчивы по своей натуре.

Да иначе и быть не могло. За тысячелетие существования русского народа в его истории было столько трагедий вселенского масштаба и апокалиптического характера, что постоянное апеллирование к ним просто бы свело с ума!


А в остальное у автора все верно.

И то, что последние два года латвийские правящие политики в средствах массовой информации «тотально и откровенно тиражируют неприязнь к носителям русского языка». А в русских согражданах «видят лишь инструмент бывшей оккупации, репрессий и русификации» и с упорством, достойным лучшего применения, «ищут «пятую колонну».

И то, что в «латышских политических дискуссиях считается совершенно приемлемым высказывать мнение о русскоговорящих гражданах и негражданах Латвии как о ненужном, нежелательном и даже опасном для государства балласте, от которого необходимо избавиться».

И то, что надежды давно правящей политической элиты «облатышить нелатышей являются не только ошибочным заблуждением, но и способствуют расколу и напряжению».

Что ей, этой элите, не может даже прийти в голову такая «непатриотичная» мысль, что «облатышываемые» нелатыши могут «увидеть в латышском языке лишь символ дискриминации и унижения, подавления их этнической идентичности и навязанной ассимиляции».

И то, что, к сожалению, большая часть русскоговорящих сограждан видят политику интеграции именно как «попытку латышей взять реванш за страдания и унижения родителей и родителей родителей» и «шовинистически отыграться на оказавшихся в их политической власти нелатышах».

Прав автор и в том, что у «Согласия» в вопросе «примирения и сплочения всех живущих в Латвии национальностей» в правительстве «нет ни партнера для сотрудничества, ни даже партнера для диалога».

И очень хочется надеяться на то, что рано или поздно получив свою часть властных полномочий, у однопартийцев автора из «Согласия» хватит политической воли и желания на практике реализовать широко декларируемые ими сейчас идеи консолидации латвийского общества на принципах равноправия и справедливости.

Хотя бы во имя движения латвийского общества вперед, к очередному новому «светлому будущему».
          

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Русофобия: плюс или минус?

Для Латвии и для России

Олег Озернов
Латвия

Олег Озернов

Креативный инженер-предприниматель

Нельзя загнать Великий Дух...

К русским применима только одна политика

Мирослав Митрофанов
Латвия

Мирослав Митрофанов

Политик, депутат Европарламента

Дверь в никуда,

или Отрицательный баланс ассимиляции

Владимир Бузаев
Латвия

Владимир Бузаев

Математик, физик, политик

Почему Латвия «хуже» Украины?

В правах граждан и неграждан Латвии действуют уже 86 различий

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.