Евросоюз нерушимый

09.08.2017

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Сколько стоит уйти по-английски?

Из Евросоюза

Сколько стоит уйти по-английски?
  • Участники дискуссии:

    18
    49
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 


Год назад в Великобритании прошел референдум, по результатам которого 51,89% от пришедших на избирательные участки граждан проголосовали за выход Соединенного Королевства из Евросоюза. Этот плебисцит, который получил название Brexit (British Exit — британский выход), стал ведром холодной воды на головы евробюрократии и фактическим началом протестного, антиэлитарного голосования в западном мире, предтечей победы Трампа в США.

В конце концов усиливающиеся риски потери управляемости вынудили глобальную элиту к поиску новых лиц и новых форм политического менджмента, следствием чего стало стало появление на Олимпе таких фигур как, например, Эмманюель Макрон во Франции или Себастьян Курц в Австрии.
 



Вход — рубль, выход — два

Однако дело уже было сделано, и процесс выхода Британии из ЕС оказался запущен, а потому сторонам предстоят переговоры, которые в экспертной среде уже успели окрестить «самыми сложными в новейшей истории».

На повестке дня порядка 700 неурегулированных вопросов, основными из которых являются проблематика общего рынка и торговли, свободы передвижения и вопросы социальной защиты граждан, а также споры финансового характера между ЕС и Великобританией.

Во время предварительных консультаций Брюссель предъявил британцам т.н. «счет за «Брексит», согласно которому Лондон должен уплатить порядка 57 миллиардов евро в период до 2020 года.

В различных европейских структурах назывались и более значительные размеры компенсации — от 80 до 100 миллиардов, что, естественно, не вызывало в британской столице никаких положительных эмоций.

На волне раздражения в Британии появилось альтернативное мнение о том, что как раз-таки Евросоюз должен Королевству порядка 184 миллиардов фунтов стерлингов, уплаченных Лондоном в общий бюджет начиная с 1973 года.


Несколько месяцев назад переговоры и вовсе были близки к провалу и досрочному завершению, еще так толком и не начавшись.

Тогда, в мае, министр по делам «Брексита» Дэвид Дэвис заявлял, что Британия может закончить переговоры по выходу страны из Евросоюза, если Брюссель сохранит требование о выплате 100 миллиардов евро.
 

Понятно, что резкие заявления как представителей ЕС, так и британских чиновников, все же были направлены скорее не на срыв диалога, а на повышение ставок, когда отказавшись от заведомо невыполнимой, но ранее заявленной позиции, эти действия можно представить партнерам в качестве уступки на пути поиска компромисса.
 

Предварительные консультации между Британией и ЕС длились без малого год, и 19 июня были начаты официальные переговоры.

Уже через месяц появились первые результаты: в британскую прессу со ссылкой на источники, близкие к переговорам, были организованы «утечки» о том, что Корона готова выплатить Евросоюзу порядка 40 миллиардов евро.
 


То есть фактически Лондон признал счет за «Брексит», однако процесс погашения британские дипломаты увязывают с подписанием торгового соглашения.



 


Естественно, британская сторона заинтересована в максимальном сохранении преференций и доступа к общему рынку Евросоюза и фактически демонстрирует партнерам в Брюсселе свою готовность выкупить эти преимущества за 40 миллиардов долларов.


В поисках компромисса

Между тем, многие в руководстве ЕС до недавнего времени были убеждены в целесообразности жесткого наказания Британии (то есть «отключения» от единого рынка), чтобы упредить подобные шаги со стороны других стран Евросоюза, где весьма популярны евроскептические настроения.

Думается, что сильно «жестить» в отношениях с Лондоном не получится, так как экономика многих стран ЕС, в том числе Германии, не меньше связана с экономикой Британии, чем британская с экономикой ЕС (то есть, существует взаимозависимость).
 

А во-вторых, у Лондона остается такой мощный инструмент давления, как граждане европейских государств, на постоянной основе проживающие в Великобритании.
 

Таковых набирается как минимум четыре миллиона (в основном граждане Польши и прибалтийских стран), и понятно, что Евросоюзу будет очень несладко, если вдруг британское правительство начнет процесс репатриации всех этих людей на историческую родину.
 


Понятно, что в той же Прибалтике, где общий уровень безработицы составляет порядка 10%, такие «возвращенцы» создадут мощнейшую нагрузку на бюджет и рынок труда, станут фактором дополнительной социальной напряженности, а «разруливать» всю эту историю придется Брюсселю.
 



Пока британское правительство предложило европейской стороне предоставить гражданам стран ЕС, проживающим на территории Королевства, не менее пяти лет, т.н. «статус поселенца», а иным лицам — «льготный период» нахождения в Великобритании сроком в два года.

Статус поселенца для европейских граждан выглядит вполне неплохим решением, так как они смогут жить, работать, получать образование, медицинскую помощь и пособие в Британии, однако даже такой подход не устраивает Европейский союз.

В Европарламенте в ответ на предложение Лондона заявили, что «Британия не должна выдумывать особый статус для граждан ЕС, а просто гарантировать сохранение их нынешних прав», и пригрозили наложить вето на переговоры по «Брекситу».
 


То есть игра между сторонами на повышение ставок продолжается, а ведь в этом деле существует еще т.н. «шотландский вопрос».

Дело в том, что население этой страны голосовало за то, чтобы остаться в ЕС и в случае, если Британия все же покинет общий рынок, идея шотландской независимости вполне может получить новое дыхание.

В этом сценарии Лондон и весь мир увидят Scottish Exit, что будет уникальным примером параллельного движения за независимость и глобализацию одновременно.



 



А ведь еще есть тема британского Гибралтара, который в экономическом плане зависит от Испании не меньше чем, скажем, Крым от Украины, и вопрос свободы перемещения между провинцией Ольстер (Северная Ирландия) и Республикой Ирландия (член ЕС).

Ирландский сюжет вообще является вопросом национальной безопасности Британского Королевства, поэтому к любым аспектам, предполагающим пересмотр Белфастских Соглашений, необходимо относиться максимально внимательно.


Международное значение «Брексита»

В общем, путь к компромиссу, вероятно, будет весьма продолжительным и запутанным, однако социология указывает на то, что британцы не отступят от своего решения. На настоящем этапе в обществе отмечается устойчивое большинство сторонников «Брексита».

При этом около 70% британцев считают, что решения референдума должны быть воплощены в жизнь, причем убежденных сторонников выхода из ЕС 44%, а 26% полагают, что правительство обязано исполнить народную волю.
 

Представляется, что «Брексит» — это новый способ проявления глобальных амбиций Британии, и не зря в истеблишменте в последнее время отмечается некоторая ностальгия по временам «Империи, правившей морями».
 

Видимо, неспроста в своей тронной речи, прозвучавшей через два дня после начала официальных переговоров с ЕС, королева Елизавета II подчеркнула: «Мои министры гарантируют, что Соединенное Королевство сохранит и усилит свою ведущую роль на мировой арене, когда покинет Европейский союз».


Нужно сказать, что Лондон всегда стоял несколько особняком в Евросоюзе, а претензии Британии на глобальную роль обоснованы как исторически, так и экономически.

Вопрос в том, насколько идея «глобальной Британии» и своеобразного реваншизма соотносится с отношениями с теми же США, «младшим партнером» которых Лондон был все годы после завершения Второй мировой войны.
 


Что касается нашего региона, то, безусловно, определенный разлад в евроатлантическом лагере идет на пользу России, однако сама по себе идея усиления позиций Британии в мире однозначно не соответствует интересам Москвы по причине традиционной конкуренции между державами и откровенно антироссийской позиции нынешнего британского руководства.

В остальном нужно готовиться к усилению тенденций к экономической и демографической деградации Прибалтики, так как прекращение британских выплат в бюджет ЕС явно негативно отразится на объемах дотаций этим странам.
 


В целом «Брексит» является весьма интересным явлением в интеграционных процессах и его изучение может быть весьма полезным в контексте планирования будущего евразийской интеграции.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Запольскис
Россия

Александр Запольскис

Маркетолог-аналитик

ТЕРЕЗА МЭЙ ПАЛА В БИТВЕ ЭЛЬФОВ ПРОТИВ ОРКОВ

Отставка премьер-министра - это первая ласточка распада политической системы Британии

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Левые партии Британских островов и Скандинавии

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Брексит? Шмексит!

Много шума из ничего

Ник Гриффин. Cтрана-мечта европейских националистов

Отчёт британского политика

В какую сторону смотрят памятники?

Кстати, там на фотках, имхо, простое обяснение почему получился ниже ростом.В мастерской, где лепили, фигура дотягивала до самого потолка.

Россия коварно сдерживает безудержный рост Латвии

Не смешите.В Литву сейчас потоком идут инвестиции.И литовцы тоже открывают все новые производства. Особенно те, кто вернулся из эмиграции.

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?

---СССР и Германия начали формировать новые границы.----Вот именно. Два бандита начали делить награбленное.

Гастарбайтер – благо или зло?

Общество человеков несовершенно. Люди не способны заранее предугадать - что для них будет полезно, а что во вред, так что ваши предположения попросту пусты. Правильно было бы устра

Русскiй Мiр. От единства духовного к единству политическому

Есть, конечно. Кто же спорит. :)Однако надо понимать простую истину - географическая близость очень сильный аргумент.И китайцы в РФ и Беларусь сейчас переселяются очень интенсивно.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.