Культурка

04.02.2014

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Сектантство в латышской культуре

Как продолжение сектантства в экономике

Сектантство  в латышской культуре
  • Участники дискуссии:

    30
    154
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Что такое секта? Возьмем определение из толкового словаря. Это группа людей, отколовшаяся от основного религиозного, философского направления. В переносном смысле — это группа людей, замкнувшаяся в своих мелких, узких интересах. Вполне безобидное определение.
 
 
Почему опасаются сект
 
Говорят, что секта захватывает умы, души и превращает человека в послушного робота, зомби. А определение зомби — оживший благодаря колдовским чарам мертвец. В общем, нечто очень мало привлекательное. А сленговое определение зомби — тупица, кретин. Тоже ничего хорошего. Вот этого-то и боятся. Не хочется превращаться в ожившего мертвеца или кретина.
 
У нас есть скромная семейная традиция — каждые выходные посвящать хотя бы одному походу на выставку или в музей. И тут такое событие —  открылась экспозиция, посвященная Первой мировой войне. Да не просто открылась, а открылась в рамках  программы Риги, как культурной столицы всей Европы, то есть подразумевалось, что это не просто экспозиция, а Экспозиция, Еврообразец, на который будут равняться забронзовевшие в своей туристической славе и изрядно уже покрывшиеся  плесенью усталости от внимания Рим, Вена, Париж...
 
 
«На руинах империи»
 
Вход в «Арсенал» охранял серьезный такой дядя из частной охранной команды, который, забегая вперед, был там не единственный, что сразу добавило предвкушения встречи с прекрасным. Ну раз охрана тут солиднее, чем в Художественном музее, стало быть на экспонатах не экономили.
 
Первым же «экспонатом», который бросался в глаза, оказался криво закрепленный деревянный ящик из необструганной доски со сторонами три на три и длиной 10 метров, а также художественно разбросанный по земле хлам. Но надпись «На руинах империи» примирила нас с этой инсталляцией, которую договорились считать гробом империи, из под которого вынули часть подпорок.
 
Внутри гробик оказался выставкой фотографий столетней давности, большая часть из которых состояла из индивидуальных и групповых портретов той эпохи с комментариями, больше напоминающими записи в картотеке: «Солдаты Видземского полка», «Рядовой стрелоковой бригады» и т.п.
 
Ну ладно, подумали мы, это разогрев, — и поднялись по крутой лестнице на второй этаж вслед за надписью «продолжение экспозиции».
 


Не один...
 
На втором этаже нас встретили две двери, в одну из которых можно было войти, взяв билет в автомате и дождавшись своей очереди в обшарпанной прихожей, а за второй находился просторный высокий темный зал, с потолка которого свисали пальто и шинели, мигала одинокая лампочка, а по ушам бил низкий звук, в котором с трудом угадывался синтетический аналог басового колокола.
 
Тронутые до глубины барабанных перепонок такой сильной инсталляцией, мы не стали дожидаться своей очереди на номерке и спустились обратно, где слева и справа от «гробика» с фотографиями  расположилась картинная галерея с, прямо скажем, произведениями искусства весьма сомнительной ценности.
 
Ценность выставленных произведений была для меня настолько сомнительной, что, не доверяя личным ощущениям, я решил обратиться к специалисту-искусствоведу, который присутствовал в нашей компании с вопросом: «Может, я один такой дурак, который не умеет ценить прекрасное?» Однако увидев, с каким лицом она осматривает экспозицию, сразу понял: не один...
 
Исключительной особенностью этого похода за прекрасным была его скоротечность. Каких-то пятнадцати минут хватило нам, чтобы полностью насытиться творениями, созданными  творческим  коллективом в составе руководителя проекта Герхарде-Упениеце, куратора Гинта Грубе, архитекторов выставки Рудольфа Бекича и Моники Пормале с привлечением целого списка культурных учреждений:
 
Nacionālā galerija (Prāga), Rietumčehijas galerija (Pilzene, Čehija); Laikmetīgās Mākslas muzejs (Zagreba, Horvātija); Tartu Mākslas muzejs (Tartu), Igaunijas Mākslas muzejs (Tallina, Igaunija); Lietuvas Mākslas muzejs (Viļņa, Lietuva); Nacionālais muzejs (Varšava), Mākslas muzejs (Lodza, Polija); Laikmetīgās mākslas muzejs (Belgrada, Serbija); Slovākijas Nacionālā galerija (Bratislava, Slovākija); Božidara Jakaca mākslas muzejs sadarbībā ar Slovēnijas Nacionālo galeriju (Kostanjevica pie Krkas), Slovēnijas Nacionālā galerija, Nacionālais Laikmetīgās vēstures muzejs, privātkolekcija (Ļubļana, Slovēnija); Somijas Nacionālā galerija, Mākslas muzejs „Ateneum” (Helsinki, Somija); Ungārijas Nacionālā galerija (Budapešta, Ungārija); Rundāles pils muzejs (Pilsrundāle), Ģederta Eliasa Jelgavas vēstures un mākslas muzejs (Jelgava), Latvijas Kara muzejs, Latvijas Nacionālais vēstures muzejs, Mūkusalas Mākslas salons, privātkolekcija (Rīga, Latvija).
 
 
Великие Посвященные
 
Вернувшись домой, но находясь еще под впечатлением увиденного, решил  покопать вглубь и попытаться проникнуться творческим замыслом авторов, а заодно поинтересоваться, что думают про выставку само ее создатели и другие посетители. Первое, что мне попалось под руку, это был сайт проекта: http://1914.lv/
 
Частичное объяснение происходящему я получил , узнав, что  программа, в рамках которой была организована выставка, честно называется «Форс-мажор». Собственные комментарии авторов и организаторов выставки обнаружил в газете Diena.
 
И чем больше я просматривал эти комментарии, тем больше ловил себя на мысли, что все это я уже видел и слышал у наших банковских аналитиков.
 
И вроде ведь пишут люди о разном, а поди ж ты, выглядит, как одно целое. Причем как и в тексте, так и в натуральном виде. И там и там — абсолютно недоступные для простых смертных, но открытые Посвященным философские истины, которые плебсу не дано знать, в них надо просто верить. Правду сказал старина Хаббард: «Хочешь разбогатеть — изобрети свою религию». Но наверное, даже он не предполагал, что религия может быть такой эгоцентричной, а веровать паству будут призывать не в богов, а в результат собственных, чрезвычайно сомнительных результатов труда.
 
Причем сомневающиеся в Высоких Ценностях Творцов экономических и культурных «памятников» заслуживают исключительно высокомерного игнора или снисходительных улыбок Посвященных. Кстати, заметьте, что появление всевозможных псевдошкол псевдоискусства, включая обласканных ныне славой Малевича и Ротко, удивительным образом совпадает по времени с изобретением и постановкой на поток всевозможных «произведений искусств» под общим названием «деривативы». Все логично. И там, и там для признания «истинной ценности творений» требуется слепая вера паствы и безжалостная расправа с сомневающимися. То есть и там и там имеются все признаки сектантства в самом его категорическом выражении.
 
Есть, правда, в этой шикарной бочке изрядный кусок дегтя, который, особенно в последнее время, все чаще дает о себе знать. Вера в «святость Посвященных» возможна только при наличии огромной массы «лишних денег» и сопутствующих этим деньгам таким же членам общества, которые у нас принято называть элитой, определение которой очень четко сформулировала наша одноклубница Dieu Donna: «Элита — отборные животные, которые были выведены в результате селекции для дальнейшего размножения или разведения»...

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Русских художников депортировали

Расходы оплатила рижская мэрия

Андрей Шаврей
Латвия

Андрей Шаврей

Журналист

Русские не прошли в Национальный музей

Против концепции не попрешь

Влад Богов
Латвия

Влад Богов

Историк-краевед

Латвиетиба vs. Русскость

Мы наш, мы новый?

Павел Кириллов
Латвия

Павел Кириллов

Журналист

Русские курят в сторонке

В Латвии построили социализм с латышским лицом

Семья была большая, восемь душ, всех и расстреляли: жительница Аудрини о трагедии 1942-го

Ну, какой же это главный вопрос? А французы, которые сдавали в 1940 году немцев-эмигрантов в гестапо - их тоже советская власть развратила? А когда они своих же французов в следующ

При помощи ноги...

Это вы его с господином Гильманом перепутали.

«Не сошлись характерами». Отставка главы здравоохранения Латвии как психологическая драма

Никто не мешает за деньги обратиться к специалисту. Мой муж перед прививкой пойдёт к иммунологу, тот посоветует какую вакцину ему лучше делать и напишет рекомендацию семейному врач

В «Исповеди латыша» разоблачена латвийская история успеха

Я пытался сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор. Поверьте, это никому оказалось не нужно.

Тайные договоры с производителями вакцин

Да шучу, конечно. Я даже не знаю, кто такой этот айкью, куда нам. )

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.