Родной язык

15.11.2020

Андрей Солопенко
Латвия

Андрей Солопенко

Социолог

Русский язык в Латвии в начале XX века: на деньгах, документах и в речах

Русский язык в Латвии в начале XX века: на деньгах, документах и в речах
  • Участники дискуссии:

    3
    5
  • Последняя реплика:

    11 дней назад

Продвигая идею «латышской Латвии», националисты забывают, что еще сто лет назад в Латвии царило даже не двуязычие, а трехъязычие, и во многом жизнь нацменьшинств в стране была куда лучше, чем сейчас

В рамках Дней русской культуры в Латвии, в стенах офиса Русского союза Латвии прошла выставка, посвященная использованию различных языков на территории Латвии в конце XIX и в первой половине XX века. Судя по представленным документам, в стране активно использовался не только латышский, но и русский и немецкий языки, и их статус был даже закреплен в некоторых законах, что сейчас представляется невообразимым.

Экспонаты – свидетели эпохи

Организовали выставку общественный деятель Виктор Харламов и депутат Рижской думы, правозащитник Александр Кузьмин. Они коллекционируют различные исторические артефакты и любезно представили публике свои экспонаты. Сегодня эти вещи и документы не просто дают представление о той давно ушедшей эпохе, но и позволяют сравнить то далекое время с нынешним. И, как оказалось, в некоторых моментах для национальных меньшинств жизнь сто лет назад была намного лучше, чем сейчас.

Например, на выставке представлена книга 1929 года, описывающая регламент тогдашнего Сейма. Так вот, депутатам дозволялось говорить с парламентской трибуны не только на латышском, но и на немецком или русском языках, что в современных латвийских реалиях даже представить невозможно.

Регламент Сейма, 1929 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Регламент Сейма, 1929 г.

Также, согласно решению о делопроизводстве в школах нацменьшинств 1924 года, документы об административной и хозяйственной деятельности дозволялось вести не только на латышском, но и других, соответствующих языках школ.

На первых латвийских банкнотах, вышедших в 1919 году, присутствовали надписи на латышском, немецком и русском языках. А открытки начала XX века прямо указывают, что Рига в то время была многоязычным и многонациональным городом – рекламные вывески были на разных языках, и никого это не смущало. Интересно, что и школьные проездные, обеспечивавшие льготный проезд в рижском общественном транспорте в 30-х годах, тоже имели информацию на трех языках, что в то время воспринималось совершенно нормально.

Школьные проездные документы, 1932 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Школьные проездные документы, 1932 г.

Спокойно выходили в Латвии разные газеты, издавались книги, шли богослужения, работали школы, и везде, согласно правительственным правилам о государственном языке, принятым в 1932 году, в рамках существующих законов мог свободно использоваться не только латышский, но и любой другой язык. В тех же правилах говорилось, что частные фирмы имели право вести делопроизводство на негосударственном языке и только лишь по требованию госучреждений обязаны были представить перевод на латышский язык.

Страна трех языков

Сейчас подобные вольности недопустимы, ведь решившимся на такое коммерсантам может грозить солидный штраф. Тогда как во времена Первой Латвийской Республики это все было в порядке вещей. Интересно, что даже при нацистской оккупации в Риге не только спокойно работали русские школы, но и документы о результатах обучения учащимся выдавались на русском языке, как свидетельствует представленный на выставке табель 1943 года.

Учебные табеля, 1943 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Учебные табеля, 1943 г.

Как отмечает один из организаторов, Александр Кузьмин, многие документы указывают, что на территории Латвии всегда был востребован не только латышский, но и другие языки, и одной из целей выставки было как раз желание это показать. Разные языки использовались не только в частной, но и в государственной сфере.

«Тот же регламент Сейма позволял депутатам выступать на разных языках, да и, согласно учебным планам латышских школ, изучение в них русского языка было довольно распространено», – заметил Кузьмин.

Он добавил, что и в начале XX века, когда территория Латвии входила в состав Российской империи, в ней дозволялось пользоваться не только русским языком.

Учебный табель, 1900 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Учебный табель, 1900 г.

«Те же бланки рижского муниципалитета в начале XX века были на трех языках. То есть в Российской империи в официальных документах был не только русский язык, но и латышский и немецкий. Подобная практика сохранилась и в независимой Латвии, когда на трех языках могли быть разные счета и многие другие документы», – подчеркнул Кузьмин.

Особый статус русского и немецкого языка был прописан в ряде законодательных актов. Как указал Кузьмин, в судебном процессе и работе самоуправлений, с большим количеством нацменьшинств, дозволялось в то время использовать другие языки наряду с латышским. Тем самым, по мнению правозащитника, по сравнению с нынешней Латвией, тогдашняя Первая Республика была куда более лояльна к нацменьшинствам и позволяла им использовать свои языки во многих сферах, в отличие от современного государства.

Обязательства государственного казначейства Латвии, 1919 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Обязательства государственного казначейства Латвии, 1919 г.

Ситуацию можно изменить

При этом, как считает общественник, спрос на русский язык в Латвии сейчас даже выше, чем сто лет назад, а нацменьшинства намного лучше знают латышский язык.

«Если мы сравним данные тех переписей населения с нынешними, то увидим, что использование латышского языка нацменьшинствами стало заметно лучше, чем в 20-30-е годы. Поэтому говорить о какой-то «угрозе» государственному языку нет никаких оснований. Хотя якобы угнетенное положение латышского языка обычно используется, чтобы не дать возможность расширить сферу применения русского, спрос на который имеется», – указал Кузьмин.

Билет денежной лотереи Двинской русской гимназии, 1930 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Билет денежной лотереи Двинской русской гимназии, 1930 г.

Некоторый парадокс заключается в том, что в 1922 году Учредительное собрание отклонило проект второй части Конституции Латвии, где речь шла о правах человека, в том числе и касающихся взаимоотношений власти и национальных меньшинств. Однако, по словам Кузьмина, отсутствие в Конституции этих пунктов не мешало латвийским властям соблюдать права нацменьшинств.

«Власти Латвии все же хотя бы до 1934 года соглашались на использование родного языка в школах нацменьшинств, помня, как они сами боролись за свой язык», – подчеркнул он.

Решение о делопроизводстве в школах нацменьшинств, 1924 г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Решение о делопроизводстве в школах нацменьшинств, 1924 г.

Как заметил Кузьмин, в наше время раздел о правах человека в Конституции есть, в котором упомянуто право на сохранение и развитие языков нацменьшинств. Да и в преамбуле к Конституции, принятой в 2014 году, сказано, что Латвия уважает национальные меньшинства, но сфера применения русского языка, несмотря на это, урезается.

«В тех же школах, вузах, да и детских садах, а также средствах массовой информации использование русского языка сокращается. Хотя Латвия подписала в том числе и международный договор – Рамочную конвенцию о защите нацменьшинств», – обратил внимание правозащитник.

Учебные планы латышских школ на 1924/25 уч. г.
© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Учебные планы латышских школ на 1924/25 уч. г.

По мнению депутата, наиболее логичный шаг в защите языковых прав нацменьшинств в Латвии – это подача иска в Европейский суд, если латвийские суды не видят нарушений.

«Конечно, сразу добиться такого же положения для русского языка, что было сто лет назад, все же не получится, но примеры языков, находившихся в более тяжелой ситуации, того же баскского и каталонского в Испании, показывают, что тенденцию можно переломить. (…) Все зависит только от активности самих людей», – подытожил Кузьмин.

Экспонаты выставки

© PHOTO ДМИТРИЙ ЖИЛИН Экспонаты выставки

lv.sputniknews.ru


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Автор вечной сказки

Валентин Антипенко
Беларусь

Валентин Антипенко

Управленец и краевед

Поэт жизненных сумерек

К 160-летию Антона Павловича Чехова

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Достоевский и революция

Из книги «Переписать сценарий»

Вадим Гигин
Беларусь

Вадим Гигин

Декан факультета философии и социальных наук БГУ

Когда язык объединяет

Вслед дню рождения Пушкина

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.