За равные права

21.10.2016

Владимир Соколов
Латвия

Владимир Соколов

Президент Русской общины Латвии (РОЛ)

Русские Латвии: ресурс или угроза?

Готовы ли мы на компромисс

  • Участники дискуссии:

    40
    309
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 


Президент и даже премьер Латвии вдруг заговорили о необходимости более активного привлечения русскоязычных жителей к общественной жизни страны и даже — о, Боже! — о возможном решении проблемы института неграждан хотя бы к грядущему юбилею — 100-летию республики в 2018 году. Однако лидеров страны быстро одернули партнеры по фракции, стоящие на страже национальных интересов «латышской Латвии». И слабый сигнал в сторону русскоязычных сограждан быстро затух… Но робкие реверансы правящих властей все же дали толчок для проведения новых дискуссий на тему русских Латвии. В СМИ и в социальных сетях — видимо, не без внешнего давления — начался разговор о вероятности возникновения этнических конфликтов и о том, является ли русское население Балтии угрозой ее национальной безопасности.
 

 



Потомственный гражданин Латвии, лидер Русской общины Владимир Соколов пытался восстановить статус русского языка через Конституционный суд страны — получил отказ.

 

По мнению президента Русской общины Латвии Владимира Соколова, русские, проживающие на территории этой страны на протяжении трех веков, не только не представляют никакой угрозы для своей страны, но и являются ее богатейшим ресурсом. Эту мысль он пытается донести до латышской части общества давно. Да, признает выходец из семьи рижских староверов, пока без особого успеха. Но он уверен, латышский народ — по крайней мере, его здравомыслящая часть — рано или поздно обязательно оценит долготерпение и миролюбие своих русских сограждан, и справедливость по отношению к ним будет восстановлена. Сам Владимир, будучи потомственным гражданином Латвии, гражданство получил в порядке наследования в 1993 году — как человек, чьи предки имели латвийское гражданство до 1940 года.
 


— И таких людей, получивших гражданство по праву наследования на момент восстановления независимости Латвии в 1990-е годы, было не так уж мало — около 290 тысяч человек, — говорит Владимир Соколов. — И надо сказать, что в основном это были представители именно русского населения страны. Как мы знаем, до войны в Латвии проживали три крупных национальных меньшинства — русские, евреи и немцы. Но в 1939 году немцы в массовом порядке по призыву германских властей перебрались в «Фатерлянд», а евреи во время оккупации практически все были полностью уничтожены — около 70 тысяч из 90 тысяч человек. К сожалению, вместе с правом на гражданство в нашей стране по сей день так и не были восстановлены все остальные права в отношении нацменьшинств, которые существовали в Первой Латвийской республике. В результате русский язык, который является родным почти для 40 процентов населения страны, был отнесен к иностранным языкам. Да-да, как это ни странно, мы говорим на иностранном… В нашей стране только один язык объявлен государственным — латышский. Хотя в годы Первой республики в латвийском законодательстве никакого упоминания о государственном языке не было, на заседаниях самоуправлений и в других присутственных местах, а также во всех сферах жизни широко использовали русский и немецкий языки.


— Вы ведь даже обращались в Конституционный суд, чтобы на этом основании восстановить статус русского языка?

— После языкового референдума 2012 года, когда большая часть граждан Латвии проголосовала против придания русскому языку статуса второго государственного, стало ясно, что в нашей стране произошла огромная политизация языкового вопроса. Ведь на самом деле русскоязычные латвийские граждане, поддержавшие референдум, но оказавшиеся в меньшинстве, голосовали за то, чтобы русский язык не считался в Латвии иностранным. Была надежда, что после референдума, сильно встревожившего наши власти, они согласятся на придание русскому языку хотя бы статуса языка национального меньшинства, как это и было во времена Первой республики. И я вместе с другими такими же потомственными гражданами просил Конституционный суд Латвии, чтобы, опираясь на те же принципы преемственности, в соответствии с которыми были восстановлены наши гражданские права, русскому языку также был бы возвращен его официальный статус. Таким образом я хотел вывести языковой вопрос из политической плоскости в законодательную. Я получил любопытный ответ на нескольких листах, суть которого сводилась к тому, что в данном случае принцип преемственности не работает. То есть в отношении гражданства, возвращения собственности — да, можно применять. А вот в отношении языка — нет.


— И почему же?

— А вот на этот вопрос я ответа так и не получил. Но, как говорится, на нет и суда нет. Даже Конституционного. Поэтому так и живем — в подвешенном состоянии, без прав на свой коренной язык и образование на русском языке. Я уж не говорю о сотнях тысяч русскоязычных неграждан, которым было отказано в получении гражданства Латвии на том основании, что они приехали в страну после 1940 года…
 
 

 


Владимир Соколов: «В 2004 году в ЕС были приняты не только литовцы, латыши и эстонцы, но и около миллиона русских, традиционно проживающих на территории стран Балтии».
 



— И ваши многочисленные обращения в европейские и мировые правозащитные организации также не возымели никакого воздействия?

— Да, можно сказать так. Хотя в своих обращениях я неоднократно напоминал нашим европейским комиссарам, надзирающим за соблюдением прав человека, а также лидерам всех фракций ЕС, что в 2004 году в Евросоюз были приняты не только латыши, литовцы и эстонцы, но и большое число русскоязычного населения, традиционно проживающего на территории стран Балтии. В общей сложности это более миллиона человек, чьим родным языком является русский. Кто должен их поддерживать, защищать, окормлять в конце концов? Когда это пытается делать Россия, то сразу поднимается шум и крик — «российская пропаганда». Но в Евросоюзе-то этим никто не занимается, разве что выпишут Латвии очередные рекомендации, которые она не выполняет, ссылаясь на свой особенный исторический путь. За выполнением своих рекомендаций ЕС не следит, чем, конечно, сильно подрывает свой авторитет.


— Владимир, а вы тоже голосовали за вступление в Евросоюз?

— Да, как и многие другие русскоязычные граждане Латвии, потому что мы наивно верили, что уж они-то — европейцы! — быстро введут все в правовые рамки. Понимаете, Евросоюз мы воспринимали как территорию, где помимо демократии главенствует законодательство, которое не может противоречить здравому смыслу. Мы живем в Латвии уже много веков, поэтому наш язык никак не может быть здесь иностранным, русские такой же народ Латвии, как и латыши. Но есть реальная жизнь и есть латвийское законодательство, которое вступает с ней в противоречие. Увы, за те двенадцать лет, что мы живем в составе Евросоюза, ситуация к лучшему не поменялась.


— Да я бы сказала, что за последние годы она только ухудшилась. Давайте вспомним вопиющий случай с депутатом Думы из города Балви Иваном Барановым из партии «Согласие». На него написали жалобу «сознательные жители», обвинив избранного на третий срок депутата в плохом знании госязыка. После общения с ним «языковая инквизиция» объявила свой вердикт — до нужного уровня недотягивает. В марте 2016 года Латгальский окружной суд на этом основании выносит весьма странное постановление об аннулировании депутатских полномочий народного избранника! Такое же дело сейчас передано в суд и на депутата из Даугавпилса Владислава Бояруна, которого тоже могут лишить мандата — за язык.

— А мне вспоминается случай с депутатом Лиепайской думы, гражданином Дании, который не мог свободно общаться на латышском языке, но у него для этого был нанятый им же переводчик. На все упреки в свой адрес датчанин отвечал, что он избран народом и должен работать. А знание языка — это его личная проблема. И его в конце концов оставили в покое. Как мы ощущаем на себе, Центр госязыка все силы направил на борьбу именно с русским языком и русскими депутатами. Самый скандальный случай произошел недавно с мэром Риги Нилом Ушаковым, который был оштрафован за то, что в социальных сетях ведет общение не только на латышском, но и на русском языке! Это, конечно же, полнейший чиновничий беспредел. Даже закон о госязыке не запрещает наряду с латышским использовать и другие языки, а уж тем более — в зарубежных социальных сетях, которые во всем мире считаются территорией свободы слова.

 

    

 
Почти все региональные русские общины Латвии были занесены в черные списки Полиции безопасности...
   



— Даже президент страны Раймонд Вейонис недавно был подвергнут критике за его «явно русский акцент». Кто-то из наших бдительных сограждан умудрился услышать это во время беседы главы государства — на английском языке! — с премьер-министром Канады… Уже даже латышские публицисты отмечают, что русофобия в нашей стране приобретает клинические формы.

— Соглашусь, ситуация действительно переходит грани здравого смысла. Мы в этом еще раз убедились, увидев, что в открытом годовом отчете Полиции безопасности в списке неблагонадежных были упомянуты региональные русские общины Латвии, которых объединяет одно — желание сохранить русский язык и культуру. При этом некоторые наши регионалы ничем, кроме как Масленицей и фольклором, вообще не занимаются. Чем народная самодеятельность может угрожать национальной бе­зопасности страны? Вы знаете, несмотря на видимый абсурд, это совсем не так смешно, как кажется. Оказаться в черных списках ПБ чревато большими неприятностями на работе, причем не только для фигурантов, но и для их родных. Это может отразиться при рассмотрении заявления о получении гражданства, при оформлении зарубежной визы или продлении лицензии на какую-либо коммерческую деятельность. Обеспокоенный таким отношением со стороны авторитетной силовой организации Латвии, я, как председатель РОЛ, отправил запросы в три адреса — комиссию Сейма ЛР по нацбезопасности, в Совет по национальной безопасности и Консультативный совет по нацменьшинствам при президенте страны — с просьбой пояснить, на каком основании официально зарегистрированные местные русские организации были отнесены к угрозам Латвии. Получил один очень путаный ответ из Сейма на трех листах, но ситуацию прояснить так и не удалось.


— Но зато президент Латвии господин Вейонис вдруг заговорил о возможности облегчения процедуры ­натурализации для местных неграждан к 100-летнему юбилею Латвии. А затем и премьер-министр страны заявил о необходимости «борьбы за русские души». Это многообещающие сигналы, как думаете?

— Все хотят жить в стабильной и спокойной стране, где царит благополучие и согласие. Но в Латвии до сих пор актуальна проблема сплочения общества. Нам предлагают консолидироваться на базе общего прошлого, единой исторической памяти. Но это не работает, потому что у каждого свое понимание прошлого и свой взгляд на происходящее в современном мире. Но сегодня, похоже, власти все же начинают осознавать, что нельзя почти 40 процентов населения страны воспринимать как угрозу. Тем более что на бытовом уровне латыши и русские прекрасно ладят между собой. А, например, в возрожденных Днях русской культуры в Латвии и в фестивале «Татьянин день» все большее участие принимают латышские коллективы. Показателем интегрированности общества являются межнациональные браки, и Латвия по их количеству лидирует в Балтии.


— Готовы ли русские на компромисс?

— Думаю, скорее да, чем нет. Русские ведь не пошли ни на какие радикальные шаги, что предсказывали многие зарубежные политологи, пугая повторением в Прибалтике украинских событий. Но мы действовали и действуем исключительно в рамках законов. Поэтому хотели бы со стороны властей видеть какие-то реальные встречные шаги. Для начала надо разработать внятную «дорожную карту», где были бы четко изложены основные этапы и даты ее реализации — изменение статуса русского языка, легализация образования на русском языке, участие неграждан в выборах самоуправлений и в Европарламент. И тогда мы будем знать, что нас ждет в будущем, поскольку нынешняя ситуация, когда твой язык, на котором говорит половина населения страны, называют иностранным, а тебя самого — чужаком, а то и оккупантом, очень тревожит русскоязычную часть населения. И эта тревога была и остается. Ведь мы так и не услышали от властей Латвии ответ на вопрос, латвийские русские — это ресурс или угроза.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Поздравление «тигриц»

И пощёчина Шадурскису

Татьяна Жданок
Латвия

Татьяна Жданок

Депутат Европарламента

Россия, мы не «объекты», мы партнёры!

Дэги Караев
Латвия

Дэги Караев

Руководитель IT-проектов

Набирайтесь смелости и приходите на митинг!

В понедельник, 23 октября, в центре Риги

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Жаль, что русские не евреи

Латвийская Республика на меже времени

С чего вы взяли, что те же депутаты выберут других министров? И как раз перечисленные — профессионалы. Насчёт дилетантов я промолчу.

НАТО у границ Беларуси: Провокация? Стратегия? Глупость?

Получается, что завтра опять на работу и никакого ядерного пепла.

Лукашенко и американские танки: уверенность, спокойствие и асимметричные ответы

Ты просто ничего в теме не понимаешь, судишь, вероятно - по себе. Отсюда и всякие идиотские выводы. ))

СУДИТЬ БУДУТ ЗА ВЕСЬ РУССКИЙ МИР

Если судить по многочисленным описаниям - там и смотреть нечего, так что нет смысла и расстраиваться.

ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ

Хоть однажды, хоть кто нибудь согласился?Вы - ни разу. Вам хоть кол на голове теши - толку никакого. Если все остальные такие же - горе вам, упёртым баранам, ибо слишком мало вас.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.