Лечебник истории

19.09.2020

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Россия Пушкина и Россия Путина

Важно понимать, что это одна и та же страна

Россия Пушкина и Россия Путина
  • Участники дискуссии:

    19
    91
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

В Латвии ежегодно проходит семинар дискуссий «Лампа». За несколько дней во многих десятках групп сотни пикейных жилетов обсуждают проблемы, которые считают животрепещущими. А еще куча народа слушает, задает вопросы, обсуждает. Никаких америк никто не откроет, но люди получают удовольствие.

В этом году появилась новая тенденция: часть бесед касалась русских вопросов и проводилась на русском языке. Но я сейчас хочу порассуждать не о самой дискуссии, а о сопутствующей ей спору в социальных сетях. Когда обсуждалось само понятие русскоязычной общины Латвии, то возник резонный вопрос о ее ориентации на Россию.

Аргументы сторонников этой ориентации понятны: наша община мала, мы не сможем выжить в качестве некоего особого русско-латвийского народа. Мы не станем ни валлонами, ни франко-канадцами, которые говорят на языке Гюго и Сент-Экзюпери, но не чувствуют себя частью этнической Родины. Только ощущение себя частицей России, игрой судьбы отторгнутой от нее, позволяет противостоять ассимиляции.

Оппоненты же говорят в парадигме суровой политической реальности. Современную Россию с ее имперской агрессивной политикой отвергает цивилизованное мировое сообщество, а особенно помнящие оккупационный режим латыши. Россия токсична, и симпатии к ней сразу превращают человека в отверженного, обреченного оставаться непонятым.

Разумеется, очень многие читатели этой статьи не разделяют негативного отношения к политике российских властей. Им дальше и читать не надо, они и так понимают важность пророссийской ориентации латвийских русских. Однако и людям, резко критически относящимся к тому, что они называют «путинским режимом» важно понимать, что альтернативы нет.

Я прибегну к методу, который несколько месяцев назад использовал в статье об Игоре Гиркине. https://lv.baltnews.com/Ukraine/20200522/1023916038/Geroy-ne-nashego-vremeni-Pochemu-Igoryu-Girkinu-ne-stat-Dzhuzeppe-Garibaldi.html Современный мир его считает опасным преступником-террористом. Но если мы обратимся к образу Джузеппе Гарибальди, то выясняется, что и жизненная цель, и мотивы поступков, и даже перипетии личной судьбы обоих практически тождественны. Но при этом Гарибальди — бесспорный герой Италии. Так может, и на Гиркина стоит смотреть так же?

Сейчас перенесемся еще на несколько десятилетий назад, зато останемся в пределах одной шестой. Николай Первый правил Россией почти тридцать лет. По сравнению с этим сроком Владимир Путин еще новичок во главе страны, правда? Это был, вероятно, самый одиозный из Романовых, вполне заслуживший прозвище Палкин.

Смотрите сами. Дикость крепостного права, давно забытая в Европе. Суровая расправа с участниками декабристского восстания. Кровавое подавление волнений в Польше. Россия — европейский жандарм во время революций конца сороковых годов. Бесконечная кавказская война, вынудившая целые народы бежать в Турцию. Жестокая инсценировка казни петрашевцев. Полный отказ от либерализации государственного устройства, наметившийся при отце императора. Чудовищная армия, куда забривали на 25 лет, лишая несчастных личной жизни. Беспощадная цензура и всевластие ищеек Третьего отделения.

Французский писатель де Кюстин провел несколько месяцев в николаевской империи и опубликовал крайне нелицеприятные путевые заметки. Вот по ним и политическим новостям из России тогда мир и оценивал страну — еще более критически, чем сегодняшнюю.

Предположим, что в те времена где-то в мире была бы русская диаспора. Стоило ли ей обозвать Россию токсичной и призвать перестать с нею общаться? Примерно на такой точке зрения стояли тогдашние политические эмигранты: Герцен мечтал о поражении в Крымской войне — знакомо, не правда ли?

Но сегодня мы знаем, что в той ужасной деспотической России жили и творили такое количество гениев, которого больше никогда в истории не было. Можно ли назвать токсичной страну Пушкина и Белинского, Брюллова и Глинки?

Многие из них стали жертвами николаевского всевластия: Рылеева повесили, психику Достоевского непоправимо травмировали в деле Петрашевского, Чаадаева объявили сумасшедшим и посадили под домашний арест, Грибоедова послали к варварам в Персию, убившим его, а Лермонтова — на верную смерть на Кавказ. Самого Пушкина унизили позорной должностью камер-юнкера.

Многие гении честили режим совсем в духе современных российских интеллигентов. Пушкин писал, что презирает свое отечество с головы до ног, Лермонтов прощался с немытой Россией, Чаадаев считал, что назначение России — показать миру, как не надо жить и чего не надо делать, про Герцена сказано выше. Но у каждого из них можно найти и множество патриотических строк.

Совершенно очевидно, что николаевская Россия неотделима от пушкинской — это разные стороны одной и той же реальности. Почему же мы считаем, что негативное отношение к Владимиру Владимировичу должно заставить нас отвернуться от России, перестать симпатизировать ей, поддакивать хору тех, кто ненавидит не только государство, но и наш язык и культуру? Я не вижу объяснений.

Конечно, можно сказать, что в современной России не просматриваются пушкины и глинки. Так их и тогда не замечали! Дантес застрелил на дуэли оскорбившего его свояка. Лермонтов объяснил это тем, что убийца — иностранец: «Не мог щадить он нашей славы, не мог понять в сей миг кровавый, на что он руку поднимал!». По злой иронии судьбы самого Лермонтова убил русский человек Мартынов, который тоже ничего не понимал.

Несчастный Грибоедов сознательно строил карьеру чиновника и дипломата, еще более выдающийся поэт Тютчев такую карьеру успешно реализовал. Для него гениальные строки «Умом Россию не понять» или «Мысль изреченная есть ложь», которыми мы не устаем восторгаться, — всего лишь досужие размышления после успешных переговоров. Так всегда бывает — только лет через сто люди способны объективно оценить, чего стоит культура, в том числе и сегодняшняя российская.

Более того, и оценки политических событий мы сможем дать совсем не скоро. Предположим, это правда: российские чиновники дали огромные взятки коррумпированным международным спортивным начальникам, чтобы заполучить Олимпиаду и футбольный чемпионат. Это плохо? Нет — прекрасно: миллионы болельщиков приехали и увидели гостеприимную доброжелательную страну, вполне успешно способную организовать очень хлопотливые соревнования.

Современники ужасаются присоединением Крыма: грубейшее нарушение международного права. А потомки будут радоваться за новые поколения крымчан, которым дали возможность жить в своей стране, а не оставаться людьми второго сорта в чужой.

Я слежу за статьями сбежавшего на Украину, а потом еще куда-то, российского журналиста Аркадия Бабченко. Это очень поучительно. Ненависть к российским властям последовательно приводит его к ненависти к россиянам в целом, а особенно к недостаточно категоричным российским либералам, оттуда — к ненависти к русской культуре и далее к самому себе, как к носителю этой культуры, талантливому русскому публицисту. Совсем по Чаадаеву: яркий пример того, как не надо жить и чего не надо делать.

Есть классическое английское выражение: это моя страна, права она или виновата. Оказавшись в Латвии, где ненависть ко всему русскому стала основой государственной идеологии, эту максиму мы можем отнести только к России. Разумеется, не следует с пеной у рта защищать то, что в России непростительно и позорно. Но и подпевать хору ненавистников культурной Родины тем более самоубийственно. Очень важно порой не упустить возможности промолчать.

Не менее важно понимать, что современная Россия — это и страна Путина, и страна Навального. Россияне разберутся, кто прав в их политике — в этом отношении мы иностранцы, не имеющие права голоса. Влезать во внутрироссийские споры — лишняя возможность для ссор среди своих. А мы свои — в окружении чужаков, стремящихся построить национальное государство, где нам нет места. И зарубежные противники этих чужаков уже по определению наши союзники.


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Шпаковский
Беларусь

Александр Шпаковский

Политолог, юрист

Сизифов труд: конфликт в Донбассе, надежда на мир и причины ухода Кучмы

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

РИГА ПРИСЯГАЕТ НА ПОДДАНСТВО РОССИИ. КАРТИНА МАСЛОМ

Павел  Шипилин
Россия

Павел Шипилин

Политический аналитик

АГОНИЯ МИНСКИХ СОГЛАШЕНИЙ

Владимир Дорофеев
Латвия

Владимир Дорофеев

Журналист

Эхо Cеверной войны: Латвия помнит подвиги предков

Никите Сергеевичу Михалкову 75 лет

На языке жестов ,если чел притрагивается к лицу, то он скрывает свою ложь.Бедный Путин..Ложь блестящего актера Михалкова так его достала, что к лицу притрагивается он сам..

Цена одного просчета

Как понимаю, Вы пенсионер. И сидите на местном бюджете, который пополняется налогами работающих, в том числе в транзите. Так что не разделяю восторгов по поводу разрыва отношений с

Жесткий урок белорусам…

Если субсидии тратятся внутри государства - это тоже увеличение ВВП. Произведённые товары и услуги, инвестиции (в том числе иностранные инвестиции) - это всё входит в формулу ВВП.

Кто воюет в Карабахе и почему? Часть 2 и 3

А вот из фейсбука одного кота: "Никол Пашинян сделал много добра русскому народу.Если бы он не сверг друзей России, то Россия бы возможно потратила бы намного больше денег и русски

Работу по продвижению евразийских идей приходится вести партизанскими методами

для константации Помню, тогда смотрел-смотрел и так и не понял, почему редактор красным подчеркнул. Так и не увидел лишнюю букву. Для констатации, разумеется. Константа -- да,

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.