Дура лекс

08.11.2012

Илларион Игоревич Гирс
Латвия

Илларион Игоревич Гирс

Юрист, магистр права

Речь в защиту Линдермана от клеветы Вайры Вике-Фрейберги

Произнесена в латвийском суде 25.10.2012

Речь в защиту Линдермана 
от клеветы Вайры Вике-Фрейберги
  • Участники дискуссии:

    34
    115
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

В комментариях к публикации о том, зачем же я перешел в суде на русский язык, неоднократно встречаются утверждения, что в отстаивании права на язык я не придаю значения содержанию своей речи.

Это неправда, и в доказательство тому предъявляю текст самой речи (напечатано по аудиозаписи). Судите верно, и верно будете судимы.


«Данное дело — возможности.

Владимиру Ильичу Линдерману — возможность подтвердить свою приверженность правовым методам политической борьбы.

Вайре Вике-Фрейберге — возможность раскаяться, раскаяться в том, что опустилась до демонизации честного борца за равноправие.

Суду же — возможность явить обществу стоящий уважения образец объективности, независимости и справедливости суждения по данному делу, т.е. — признать, что ВВФ оклеветала Владимира Ильича Линдермана.

Воспользуются ли суд и Фрейберга своими возможностями еще неизвестно. Линдерман же уже воспользовался, одним лишь фактом данного разбирательства обществу свою правоту он доказал.

В данном деле, согласно статье 2352 прим Гражданского закона, именно Фрейберга должна доказать правдивость своего утверждения во всех трех частях:

1) Владимир Ильич опасный для общества элемент;

2) что он является экстремистом;

3) что он был задержан с доказанными агитационными материалами против суверенитета ЛР.

Отсутствие доказанности правдивости хотя бы одного из этих трех утверждений означает, что в соответствующей части иск Линдермана должен быть удовлетворен. Итак, доказала ли ВВФ правдивость своих утверждений? Нет, не доказала!

В качестве фактической базы правдивости ее заявления выдали ворох негативных публикаций про Линдермана. Этому можно противопоставить ворох положительных о нем публикаций. Можно было бы предоставить ворох негативных публикаций о ВВФ. Но публикация — не факт, в данном деле важны факты, а если быть точным, то отсутствие фактов: отсутствие факта, что Линдерман экстремист; отсутствие факта, что Линдерман опасный для общества элемент; отсутствие факта его задержания с агитационными материалами против латвийского суверенитета.

По ходу рассмотрения дела были проверены лишь две публикации. Одна — про семерку задержанных в Двинске национал-большевиков, в которой, вопреки утверждению адвокатов, нет ничего антигосударственного. Публикация же про якобы обнаруженную у Линдермана взрывчатку ничтожна. Публикация ничтожна в силу того, что в рамках дела по обвинению Линдермана в подготовке покушения на Фрейбергу было выяснено, что взрывчатки, оказывается, не было. То есть дело было сфабриковано против него.

Именно эта публикация, на мой взгляд, ярко свидетельствует о недобросовестности второй стороны в данном процессе. Как можно было подать в суд такую публикацию в доказательство того, что он опасен, зная, что он был оправдан?! Я вижу в этом неуважение к суду и оппоненту.

Ссылка на голословный отчет ПБ логически неуместна в силу того, что не сомнительный отчет ПБ предшествовал спорным заявлениям Фрейберги, а ее заявление предшествовало ему. Если и говорить о том, чем оно обосновано, то это уж скорее ПБ ее слова может использовать в оправдание своего отчета. Это — чушь!

В доказательство правдивости заявления Фрейберги было предъявлено и видео, в котором Линдерман отзывается о Латвии как о фашистском государстве. Это видео также содержит непонятный кадр с двумя очевидно вырванными из контекста словами Линдермана, двумя словами: «Умрут многие».

Ни то, ни другое не является ни угрозой обществу, ни экстремизмом, а лишь проявлением того, что Линдерман знает и пользуется своими правами на свободу совести и мысли, а преследование за пользование своими правами в демократическом государстве является недопустимым.

Отзыв о государстве как о фашистском является приемлемой в демократическом обществе формой критики правящего режима, который демонстрирует соответствующие тенденции. А в Латвии, к сожалению, по мнению многих, эти тенденции есть. В том числе и международные инстанции это отмечают — такие как, например, Комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью.

В качестве свидетельства о человеке как об опасном для общества элементе вторая сторона ссылается на факт пребывания человека в тюрьме. Линдерману действительно доводилось бывать в тюрьме, это стыд и позор этого государства, потому что всегда он был в тюрьме по ложному обвинению, за которым следовали судебные процессы, на которых выяснялось, что он невиновен.

Ссылающаяся на свой высший государственный статус и соответствующую информированность Фрейберга не могла не знать о том, что Линдерман был оправдан по всем обвинениям, и о том, что он ни разу не был осужден. А если она знала и пренебрегла этим, то в этом проявляется ее недобросовестность. А если она не знала, то, учитывая статус, на который она сама сослалась в данном процессе, это грубая небрежность. И в гражданско-правовом смысле в части ответственности нет никакой разницы, будь то небрежность или злой умысел.

Линдерман является борцом за равноправие — таким же, как и многоуважаемые Ганди и Мандела, которые так же, как и он, бывали в тюрьме. Которых так же, как и его, клеймили экстремистами. Но мир знает их как узников совести, и именно таким там был Линдерман. Поэтому факт пребывания Линдермана в тюрьме никоим образом не свидетельствует о том, что он опасный для общества элемент, быть может, он — один из достойнейших людей.

Не будучи уверенными в том, что суд сочтет спорный отзыв о Линдермане правдивым, адвокаты Фрейберги заявили, что она не утверждала, что Линдерман экстремист. А якобы сделала это заявление в форме предположения, пробурчав себе под нос «может быть». Нет, одного вводного недостаточно. Неужели теперь можно порочить кого угодно, прибавив к тому «может быть»?!

Нет, нельзя! Важен общий контекст заявления и то, как оно воспринимается среднестатистическим обывателем. В рассматриваемом случае заявление дважды президента страны среднестатистическим обывателем воспринимается как создающее ложное впечатление о Линдермане как о каком-то государственном преступнике. И соответствующая публикация в Latvījas Avīze является ярким отражением этого среднестатистического восприятия, в котором виновата ВВФ.

Более того, необходимо учесть, что в том же очерняющем Линдермана интервью Фрейберга, говоря о другом, субъективность суждения обозначает в своей речи четким личным «я думаю», «мне кажется», «по-моему», а не безлично-нейтральным, как в случае с Линдерманом, «может быть». Такое различие из уст знатока словесности, психологии и дипломатии не может быть случайным, она не могла не понимать, сколь негативно отразится ее слово на образе Линдермана в сознании обывателя.

Если говорить правду и поступать по правде — есть экстремизм, то да, Владимир Ильич Линдерман действительно экстремист, и честь быть с ним в этом заодно. Если бы ВВФ отозвалась о товарище Линдермане в таком положительном ключе, то вместо иска ей была бы честь и хвала, но она отозвалась в ином, в демонизирующем ключе той лжи, в которой правда признается государственной изменой.

Благо понятие экстремизма вполне определимо. Определение дано в резолюции №1344 ПАСЕ, где экстремизм определен как «форма политической деятельности, явно или исподволь отрицающая принципы парламентской демократии и основанная на идеологии и практике нетерпимости, отчуждения, ксенофобии, антисемитизма и ультранационализма». Ничего подобного в деятельности Линдермана нет, он как раз таки борется против всей этой дряни в латвийской политике.

Адвокат Фрейберги заявил, что понимает экстремизм как приверженность крайним целям и крайним же методам их достижения. Спасибо ему за это уточнение, я согласен с ним. Являются ли чем-то объективно экстремистским линдермановские цели восстановления гражданского равноправия и придания достойного статуса родному языку 2/5 населения Латвии? Нет, не являются! Эти цели четко вписываются в стандарт современной демократии и европейский стандарт прав человека. Что экстремистского в призыве к всенародному голосованию в соответствии с конституцией республики? Ничего! Методы Линдермана правомерны.

Короче, Линдерман либо действительно экстремист, либо ВВФ его оклеветала. Третьего не дано. Не бывает полубеременного. Судя по известным фактам и исходя из задействованных в деле понятий, Владимир Ильич экстремистом не является. Следовательно, остается одно: ВВФ его оклеветала и поэтому должна извиниться.

Спасибо за внимание».


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Пришел час расплаты

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Делюсь впечатлениями о состоявшемся суде

Сергей Муливанов
Латвия

Сергей Муливанов

​Стоит ли подавать в суд?

Имма Ояровна Янсон
Латвия

Имма Ояровна Янсон

Присяжный адвокат

Мера устрашения

Как меру пресечения для Гапоненко превратили в акт наказания

Никите Сергеевичу Михалкову 75 лет

Проколы у Михалкова имхо пошли сплошной чередой начиная с "Сибирского цирюльника".---------Раньше! С "Утомлённых солнцем".

Жесткий урок белорусам…

Ни разу не ездил.Их, вроде, две. Одна на Воробьевых горах, другую построили на Фрунзенской набережной, чтоб через речку перебираться. На мост денег нет.

Цена одного просчета

Не просто бывают , а неминуемо поступают. Когда клиент считает себя самым умным, а остальных дураками.

Белорусы Украины разоблачают деструктивную роль корпорации RAND

Я же не борец мировой закулисы тёмных сил, так что они со своими чипами на Вас, скифа и других антифашистов глаз положили в первую очередь.

Как работать в латвийской оппозиции: меньше скандалить, больше сотрудничать

А я в галерее Центрс, вообще бесплатно от охранника получил красивую маску в их конвертике, сам мне предложил....может за бомжа принял ?

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.