ПРАВОЗАЩИТА

11.11.2021

Александр Гильман
Латвия

Александр Гильман

Разделились беспощадно

Приговор Алексееву – свидетельство этнического раскола в Латвии

Разделились беспощадно
  • Участники дискуссии:

    29
    190
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Достаточно редко в жизни нашего общества случаются кризисы, которые проясняют его суть, обычно скрытую. Таким стало осуждение к тюремному заключению Юрия Алексеева и полемика в социальных сетях вокруг этого.

В годы моей молодости популярен был бард Александр Дольский. Какие-то строчки из его песен были для меня очень важными в объяснении мира. Например, эта:
Разделились беспощадно мы на женщин и мужчин.
Конечно, особенно в период размолвки с возлюбленной. Она ведь хорошая, да и я все делаю правильно. Но такова жизнь, беспощадно нас разделяющая...

Сегодня для политкорректных людей такой взгляд считается архаичным. Есть же люди, которые не приемлют свой пол и становятся трансгендерами. А другие затрудняются выбрать, кто они – вот кое-где уже выдают документы без указания пола. Но, разумеется, подавляющее большинство землян в минуту сердечной невзгоды грустят о беспощадности разделения.

Я всю эту лирику включил в политическую статью, потому что есть и другое разделение, столь же беспощадное – по признаку происхождения и родного языка. В мирное время нам в Латвии часто кажется, что оно преодолимо. Но случается кризис – и сразу проявляется непререкаемая беспощадность.

Чудовищный решение суда по делу журналиста Юрия Алексеева, которого приговорили к 14 месяцам тюрьмы за речи ненависти в интернете. Писал, по версии защиты, некто, взломавший роутер, патроны, спрятанные в подвесном потолке, по версии защиты – подброшены и материалы, названные "детской порнографией"  — это фото маленьких детей подсудимого, всколыхнул русский сектор социальных сетей Латвии.

Фемида оказалась глухой: суд Латвии вынес приговор Юрию Алексееву

Юрий – очень популярный журналист и радикальный критик существующей в республике политической системы. Естественно, что свое возмущение высказали его многочисленные сторонники.

 
На первый взгляд, не совсем понятна активность в обсуждении политических противников – тех русскоязычных общественников и журналистов, которые стоят на проправительственных позициях или по меньшей мере жестко осуждают резкость высказываний Алексеева.

Некоторых из этих людей я не видел уже давно – просто наши миры разошлись, нам с ними не о чем говорить. Но и они пришли осудить приговор, хотя начали свои посты с деклараций ненависти к деятельности Юрия на протяжении многих лет. Дескать, даже такому "плохому человеку" нельзя подбрасывать патроны и от его имени писать гадости.

Понятно разочарование. Приговор Алексееву – это подтверждение его правоты. Юрий Георгиевич говорил, что Латвийское государство порочно – и оно это доказало жульническим приговором. А ты себя называешь патриотом Латвии, убеждаешь других присоединиться к совместному строительству светлого будущего – и вдруг такой облом.

Разумеется, говорить о недостатках несправедливо осужденного – это очень типично для тоталитарного мышления. Нормальному человеку очевидно, что для такой критики выбран крайне неподходящий момент, даже если она и справедлива. Но я бы и это простил – уж очень сильно крушение идеалов.

На этом фоне поразительно молчание латышской стороны. Нет ни радости по поводу заслуженного наказания "закоренелого преступника", ни сожалений, что с доказательствами по делу не все в порядке. Латышские СМИ молчат, только краткая новость – никаких комментариев. Возможно, еще будут, но я пишу эти строки ровно через трое суток после оглашения приговора – пока ни слова.

И вот тут надо вернуться к песенке Дольского. Латвийское общество расколото беспощадно по этническому признаку. Родной язык и культура полностью определяют политическую позицию большинства из нас. Да, есть политические "трансгендеры" и "гермафродиты" – люди, которые из каких-то соображений решили сменить этническое самосознание или отказаться от него.

Но вот наступил критический момент, и у этих людей появилась потребность вернуться к себе настоящему. А вот у тех, кто принадлежит к противоположному политически полу – у латышей – такой потребности не появилось. При всей внешней вежливости – наших прав человека они не признают. И если осуждение Алексеева сомнительно юридически, то лучше промолчать.

Более того, Алексеев в тюрьме им неинтересен в принципе. Пока он высказывается – он опасен, можно его ненавидеть. Но сочувствовать пожилому человеку, у которого на иждивении подросток-сын и которому предстоит переселиться в застенки, они не способны.

Помните высказывание депутата Шноре о "русских вшах"?
Разумеется, вежливый человек так сказать не способен. Но, к сожалению, на уровне подсознания очень многие видят своих соседей в подобных категориях. Жалеть "вшей" – противоестественно. Правда?

Я не хочу причитать и возмущаться. Таково общество, в котором мы живем. И такова судьба "самоненавидящих русских" – людей, принявших латышские ценности, но не до конца принятых латышским обществом. Им плохо, они мучаются, но себя найти не смогут. Политический гермафродитизм столь же мало распространен, как биологический. Приходится возвращаться и к своему полу, и к своему этносу.

Опытные политики это чувствуют. Когда Алексеева арестовали по другому, еще более подлому делу, ждущему своей очереди, в качестве меры пресечения был фактически запрещен его сайт ИМХОклуб. Группа "ИМХОклубовцев" написала письмо в прокуратуру даже не в защиту Алексеева, а с требованием разрешить работу клуба, чтобы не нарушалось наше право на свободу информации.

Среди авторов статей ИМХОклуба было много депутатов Сейма от "Согласия". Они от подписи отказались – не хотели связываться с "крамольным журналистом". Это, конечно, было свинством – ИМХОклуб в свое время стал для них бесплатной рекламой.

Но вот сейчас очень хорошо в защиту Алексеева выступили [депутат Сейма Латвии] Борис Цилевич и главный харизматик-согласист Нил Ушаков. Потому что теперь очевидно настроение избирателей: отвернешься от Алексеева – отвернутся от тебя. Говорят, что вовремя предать – это предвидеть. Но и наоборот тоже правильно: вовремя отказаться от привычного предательства – тоже предвидеть.

Вспоминается событие, произошедшее ровно десять лет назад. С 1 ноября 2011 года начался сбор подписей за проведение референдума о русском языке как втором государственном. В этот день Нил Ушаков в популярной телепрограмме призвал проигнорировать мероприятие как излишне конфронтационное. А шесть дней спустя подписался сам и призвал других – в той же передаче.

Человек понял, что момент критический и надо быть на стороне своего народа. Больше он о референдуме ничего не говорил, чтобы не дразнить гусей. Но успех дела этим призывом обеспечил.

Печально, что очень многие не понимают сути безнадежного разделения латвийского общества. Вот один мой постоянный оппонент, недавно эмигрировавший в Латвию из России, постоянно сетует на отсутствие доверия между населением, особенно русскоязычным, и властью. Было бы доверие – все бы послушались и привились от ковида. А так сопротивляются и столько несчастий.

Я тщетно объясняю, что понятие доверия тут ни при чем.

"Доверяешь ли ты [премьер-министру Кришьянису] Кариньшу?" – такой же странный вопрос, как "Доверяешь ли ты Римскому папе?" Нынешний папа Франциск – хороший человек либеральных взглядов. Наверняка, он за вакцинацию. Но странно было бы к нему прислушиваться, если ты не католик. Зачем нам чужие авторитеты?

Русскоязычные латвийцы относятся к Кариньшу точно так же, как к Римскому папе. Хорош он или плох – это вторично. Важно, что он чужой, и глупо прислушиваться к чужим людям в жизненно важном вопросе. И другие министры – тоже чужие. Вот своего бы, может, послушали.

Я понимаю ход мысли собеседника: так рассуждают в России. Там однородное общество, сторонники властей им доверяют, противники – нет. Приехав в Латвию, он решил, что и у нас должно быть так же. Но у нас принципиально иначе, потому что мы разделились беспощадно и давно.

То, что у нас двухобщинное общество – это факт, на котором основана вся суть Латвии. В суете будней об этом можно забыть, но в критические минуты раскол проявляется очень жестко.

Это жизнь, которую надо принять. Примерно как мы принимаем все трудности в отношениях между мужчинами и женщинами. И как жалеем гермафродитов, которым эти муки недоступны.

 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Гапоненко
Латвия

Александр Гапоненко

Доктор экономических наук

Оттепель?

Латвийские политические заключенные стали возвращаться домой

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Правозащитники из стран Балтии рассказали о преследованиях

В Совбезе ООН

Александр Филей
Латвия

Александр Филей

Латвийский русский филолог

Порка языком

Власти Латвии признались в любви к репрессиям в школах

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

В Госдепе США прозвучали вопросы о Преследовании Юрия Алексеева

И других журналистов Латвии

ЗАДУРИЛИ ГОЛОВЫ

Осспидя, где же вы такое нашли?---------------------Это Голливуд, Лос-Анджелес - самые богатые города Америки. Похоже, только Вы не видели эти кадры, гуляющие по интернету :)

Завтра война?

Ну так и статьи разные. Я бы за воровство в особокрупных размерах вообще вышку давал.

Какой может быть "мягкая сила" по-белорусски?

По поводу того, что автор сего спича подразумевает под белорусской "мягкой силой"https://usovski.livejournal...

Январские события показали, кто реальный друг Казахстана

Январские события показали кто для Казахстана не друг. Не хотите дружить, а придется.

Учиться жить в неидеальном мире

Голова - это разум. Ноги без головы, т. е. животный мир без разума существовал миллионы лет до того, как у него возникла голова нужного размера и устройства для развития разума. По

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.