30.05.2021

Надежда Максимова
Россия

Надежда Максимова

Расхитители гробниц

Расхитители гробниц
  • Участники дискуссии:

    18
    197
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

– Вот, Володя, – весело произнес я, в очередной раз заявившись к моему ученому другу на шахматную партию. – Сегодня хочу предложить вам тему обсуждения как раз по вашему профилю.
– Вот как? – гостеприимный хозяин помог мне разгрузить на кухне сумку с пирожками, которыми щедро снабдила меня моя Нюся, и поставил чайник. – И что же, как вы считаете, соответствует моему профилю?
– Грабители древних гробниц, – провозгласил я торжественно.
– О как.
– Ну, в смысле, – я чуть смутился и счел нужным уточнить: – Интересно же, как они преодолевали многочисленные ловушки, отыскивали потайные ходы, как пробирались по подземным лабиринтам…
– Я чувствую, – слегка усмехнулся Володя, – что сегодня вы отводите мне роль, в основном, слушателя. 
– Да, спорить не буду.
– Отлично. Надеюсь узнать много нового.

Итак, усевшись, по традиции за шахматный стол, мы сделали несколько быстрых дебютных ходов, после чего настало время беседы.
– Общеизвестно, – произнес я, с наслаждением отхлебнув свежезаваренный напиток, –что все древние усыпальницы, будь то пирамиды, либо же гробницы в Долине царей, были разграблены еще в доисторические времена.
– Умгу, – неопределенно отреагировал Володя.
– Ни хитроумные ловушки, ни стража бдительно, день и ночь, несущая охрану вокруг захоронений, не смогли сберечь спрятанные сокровища. Когда европейские археологи получили доступ в Египет, их повсюду ждало разочарование. Все гробницы оказались пусты, а мумии царей исчезли.
– Продолжайте.
– Понятное дело, что грабителям сами мумии были не нужны. Но они столь часто и бесцеремонно наведывались в сокровищницы, что жрецы решили перепрятать погребенных фараонов. Спасти, так сказать, главное.
– Угу. А сокровища бросить на произвол судьбы…
– Да.
Володя передвинул фланговую пешку на одно поле вперед.
– От меня-то что требуется?
– Ну, в истории про грабителей много несуразиц. Я пытался самостоятельно составить какую-то схему, по которой они действовали, но уперся в противоречия. То есть с одной стороны, гробницы оказались пустыми, это факт. А с другой – ну никак древние египтяне не могли туда попасть и вынести все эти тонны золота и драгоценностей. Странно все как-то.
– Знаете, – Володя вздохнул и поудобнее устроился в кресле, – разведчики говорят, что есть только один способ скрыть что-либо от происков врага. Нужно расположить объект так, чтобы он не привлекал внимания. Если же внимание привлечено, тайну сохранить невозможно. А сокровища фараонов, безусловно, привлекали к себе повышенное внимание. Согласны?
– Спорить не буду, – кивнул я. – И тем не менее.
– Слушаю вас, слушаю…
Я извлек из кармана пухлый блокнот и раскрыл его на первой закладке.
– Итак, мой первый источник информации – фильм «Расхитители гробниц», созданный компанией National Geographic. Египетский археолог Салида Ихрам*, представленная в фильме, как знаток тактик разорения древних могил, сообщает:
«Грабителям приходилось тщательно планировать свои операции. Их единственными инструментами были твердые камни и простые резцы. Они проделывали в твердом камне туннели длиной в сотни метров, работая в основном по ночам. Поэтому на то, чтобы добраться до погребальной палаты, уходили недели непосильного труда». 
*Доктор Салима Ихрам – египтолог, Каирский и Американский Университеты.
– Представьте себе, – воодушевленно продолжил я. – В свете факелов, забирающих из тоннеля кислород, неделями, ночь за ночью, не имея компаса и каких-либо ориентиров, при помощи каменного резца и примитивного молотка…
– Я уже представил, – сообщил Володя, снимая с доски моего слона. – Это покруче будет, чем подвиг Монте-Кристо. Он пробивал тоннель значительно меньшей длины, да и то спутал направление и выбрался не к морю, а в соседнюю камеру.
– Вот именно, – подхватил я. – Как они умудрялись из безопасного, то есть отдаленного места, сначала правильно определить направление на гробницу, а потом сотни метров выдерживать его? Не уклоняясь ни по горизонтали, ни по вертикали?
– Да, – покивал головой Володя. – Обидно было бы пробить в скале стометровый тоннель и убедиться, что промахнулся мимо цели. В наше время, конечно, есть инструменты: нивелир там, теодолит… Но в эпоху каменного века…
Я посмотрел на шахматную доску. Кажется, мой собеседник выстраивал атаку на левый фланг. Ну пусть себе.
– Но даже попав туда, куда требовалось, грабители еще не достигали того, к чему стремились. Строители, оберегая покой усопшего царя, сооружали массу ловушек, каждая из которых была смертельной. В приключенческих фильмах обычно изображают некие механизмы, пускающие в непрошенных посетителей стрелы, раскачивающие громадные топоры, выдвигающие из стен вращающиеся дисковые пилы…
– О да, я видел…
– Но это, разумеется, чистая фантазия. Ловушки строили с расчетом на тысячелетия, а никакой механизм не сохранит работоспособность столь долго. Поэтому капканы и западни делали примитивно, но надежно.
Я снова пролистал блокнот и зачитал:
«После того, как верховные жрецы помещали мумию фараона и его сокровища во внутреннюю палату, рабочие выбивали деревянные бревна, и на пол камеры падали мощные гранитные блоки, которые полностью перекрывали вход». 
Кстати, в пирамиде Хеопса можно увидеть эти гигантские камни. Даже с современной техникой одолеть их не удалось. Но археологов XIX-го века это не остановило. Они заложили взрывчатку и пробили новый ход. Прямо сквозь толщу боковой стены.
– Вот что значит передовые методы.
– Ну да. Древние же грабители пороха-динамита не знали, так что по предположениям египтологов им «приходилось стесывать камень маленькими кусочками».
Володя хмыкнул:
 – Воистину египетский труд.
– Да уж. 
Я снова опустил голову к записям.
– Ага. Кроме каменных блоков, строители использовали еще так называемые «песчаные ловушки». Делалось это так: сначала в скальном основании пробивали шахту глубиной до 30 метров. Там, в глубине создавали полость, в которую потом помещали саркофаг с телом царя и все сокровища. Затем полностью засыпали все песком.
Такая гробница считалась абсолютно защищенной. Если грабители делали подкоп (наверху-то охрана!) их встречал песок, который неудержимо, тоннами, сыпался и сыпался в пробитый лаз. Преступники погребались заживо.
– Просто и эффективно, – оценил мой партнер. – Но сокровищницы все же опустошили. Нет?
– Опустошили, – вздохнул я. – И египтологи нашли единственное решение проблемы. Они пришли к выводу, что грабителями могли быть только те, кто строил. Они хорошо знали местоположение погребальной камеры в толще скалы, устройство всех ловушек, могли заранее продумать, как их обойти.
Я сверился с записями и продолжил:
– Египтолог Салли Катари из Лаврентьевского университета повествует: «Только посвященные люди, сами строители гробниц имели шанс на успех в ограблении». 
– О как, – задумчиво произнес Володя.
– Ну да. Более того, они могли заранее заложить в постройку скрытый дефект. Через который потом и пробраться вовнутрь.
– Если есть скрытый дефект, то есть по сути, нелегальный, потайной вход в сокровищницу, нет смысла пробивать стометровый тоннель через скалу.
– Тоже верно.
Мы помолчали.
– Вообще-то, – сказал, наконец, Володя, – при расследовании преступлений нужно изучить три важных обстоятельства. Во-первых, исследуется физическая возможность для преступника совершить то, в чем его подозревают. Был ли он в данном месте, располагал ли информацией и так далее. Во-вторых, материальная возможность, то есть наличие необходимых инструментов, материалов, оружия. Невозможно обвинить человека в том, что он кого-то застрелил, если он никогда не брал в руки пистолета.
– Это понятно, – нетерпеливо кивнул я.
– И в-третьих, надо изучить сбыт. Преступник редко действует из чистой любви к искусству. Он хочет получить выгоду. Значит, недостаточно просто похитить, нужно сбыть, то есть конвертировать добычу в некие материальные блага. Верно?
– Согласен.
– Вот и давайте рассмотрим наших древних грабителей с этой точки зрения. То есть по обычной методике расследования.
Итак, по первому пункту имеем полное совпадение. Строители царских усыпальниц несомненно находились рядом с ними и имели всю необходимую информацию.
– Ставим плюсик, – отметил у себя я.
– Второй пункт вызывает некоторые сомнения.
– Какие? У них, несомненно, были лучшие для того времени инструменты. И умение ими пользоваться.
– Это верно. Но давайте рассуждать логически. Кто мог задумать и осуществить подкоп? Требуется ведь не просто копать-долбить, но и определить верное направление, обеспечить какое-то освещение, вентиляцию, чтобы не задохнуться в узком тоннеле от угарного газа.  
– Я понял. В заговоре должен участвовать один из руководителей строительства. Главный архитектор или прораб.
– Верно. А это, по определению, человек не молодой. Сложно представить, что в возрасте 60 или, не дай Бог, 80 лет он прорубался через скальный грунт, совершая с каменным зубилом и примитивным молотком стахановские подвиги.
– Ну, не обязательно же ему самому лично долбиться! Могли работать его сыновья, подельники…
– О, целая бригада!
– А что? Почему нет?
Владимир Александрович откинулся в кресле и задумчиво посмотрел на меня. Потом поднялся и, порывшись в книжных полках, извлек иллюстрированную туристическую карту Египта.
– Вот, – сказал он, возвращаясь и укладывая мне на колени найденное. – Взгляните.
Я посмотрел. Красивая, в общем, вещь. Да это и понятно. Туристическая карта – своеобразная реклама. Она обязана выглядеть привлекательно.
– Древний Египет, – продолжил Володя, – уникальная страна, вытянутая в длину вдоль голубой ленты Нила. Здесь нет возможности свободно перемещаться в произвольном направлении. Кругом безжизненные пески. 
– И что?
– А то, что в древности здесь не могло быть посторонних людей. Все живут в поселках, все друг у друга на виду. И вдруг целая бригада каждую ночь исчезает куда-то, потом весь день отсыпается… А стража ничего не замечает и не задает вопросов?
– Ну… Нет, в принципе да, выглядит несколько странно. Но, скажем Великие пирамиды Гизы расположены практически в черте Каира. А это – крупнейший мегаполис африканского континента. Многолюдный.
– Согласен. Только вот незадача: Великие пирамиды Гизы никогда не были усыпальницами. Фердинанд Грегоровиус, автор солиднейших трудов по истории, пишет в частности, что они не предназначались для погребения, «для этого там много не хватает». И «никому не удалось доказать, что в них когда-либо был похоронен хотя бы один царь».
– То есть там сокровищ не было?
– Видимо так. Во всяком случае, археолог Бельцони, первым проникший в главную камеру пирамиды Хуфу, обнаружил пустое помещение и скучные голые стены. Единственное, что их сейчас оживляет — автограф, оставленный самим Бельцони. Его и предъявляют туристам в качестве единственной достопримечательности. 
Мы помолчали. Фигуры на шахматной доске застыли в ожидании следующего хода, но я, признаюсь, думал сейчас не о них.
– Кстати, вы пропустили еще одну странность, – произнес Володя. – Тот гипотетический главный архитектор, который знал все об устройстве ловушек и мог создать для себя замаскированный вход в усыпальницу…
– Да-да, – встрепенулся я.
– Он, несомненно, был весьма высокопоставленным чиновником. Принадлежал к знати. То есть это далеко не бедный человек. Стоило ли ему рисковать своим положением в обществе, безопасностью семьи… да и самой жизнью… ради грабежа?
– Ну, денег много не бывает. 
– Предположим. Хотя сомнительно. Но пойдем дальше. Историки уверяют, что Египет – совершенно особенная страна. Основная ее идеология – строительство гробниц, отправка тел фараонов в загробное царство. Так?
– Примерно.
– Значит, наверняка принимались серьезные меры для охраны.
– Да, верно. Причем, на грабителя, помимо сугубо светского суда и наказания, должны были обрушиться и мистические проклятия. В религиозной стране это воспринималось серьезно. – Я заглянул в свои записи и прочел: – Доктор Роберт Ритнер – профессор Египтологии из института Востока Чикаго, перечисляет виды проклятий. Они довольно изощренные: «Его жизни не будет на земле. У него не будет наследника. Его изнасилует осел. Его жену изнасилует осел. Он умрет от голода и жажды».  
– Сурово, – усмехнулся Володя. – Тут задумаешься. А богатый человек, с высоким положением в обществе, выходит, не задумывался. Так?
– Египтологи уверяют, – я нашел в своих записях следующий фрагмент, – что среди грабителей были и простые рабочие. И даже называют имя одного такого молодого человека, которого, впрочем, впоследствии казнили. Его звали Панеб.
Этот Панеб и его подельники, вскрыли, по мнению ученых, не одну гробницу. Про них сказано: «Они воруют высококачественную материю, благовония и масла, небольшие фигурки и мебель для продажи на местном черном рынке. На первом месте в их списке серебро и золото. Они превращают драгоценности в слитки, которые свободно продаются на официальном рынке». 
– Ага, – оживился Володя. – Мы переходим к третьей части – к сбыту награбленного.
– Ну, тут-то я проблем не вижу.
– Напрасно. Именно здесь сосредоточены основные противоречия официальной версии о древних расхитителях.
– Да? Какие же?
– Исходя из своего опыта работы в уголовном розыске, сразу скажу: большинство жуликов попадаются именно на сбыте краденого. Точек сбыта не может быть много. И все они под контролем властей. 
– А может в древнем Египте было не так?
– А в древнем Египте, в поселках, где все на виду друг у друга, что либо тайно сбыть вообще невозможно. На месте египетских властей я бы поставил два контрольных пункта: один в верховьях, второй в низовьях Нила. И все. Никакой вывоз из страны стал бы невозможен.
– Но почему обязательно вывозить? Можно же и внутри страны…
– Ну да. Этот ваш Панеб после удачного ограбления начинает вдруг купаться в деньгах, заворачиваться в шикарные ткани, расплачиваться слитками золота… но никто вокруг этого не замечает.
– По-вашему выходит, что грабить усыпальницы фараонов не имело смысла. Но ведь это произошло! – Я в волнении потряс своим блокнотом. – Историки пишут, что в 1070 году до нашей эры Долина царей, бывшая некогда местом упокоения величайших фараонов Египта, превратилось в царскую свалку. Грабители взламывают склепы, крадут сокровища и выбрасывают царские мумии.
Доктор Эйден Додсон, египтолог Бристольского Университета, сообщает: «Эти тела были найдены в 1898 году именно так, как их оставили грабители. Которые распеленали мумии и сильно повредили их. Прежде всего им отломили ступни. Затем отломили одну руку. Продвигаясь вверх по телу, мы видим, что в груди прорублено большое отверстие. Также, видимо при попытке достать украшения вокруг головы и шеи, был оторван угол рта. А в конце этой витрины мы видим еще одну руку, которая была обнаружена рядом с телами. 
В той же гробнице было найдено, — продолжает Эйден Додсон, — множество разрушенных останков. Они были раскиданы по другим палатам. Возможно, эта рука должна быть вместе с парой черепов, которые были найдены в шахте выше гробницы». 
– То есть, – подвел я итог, – грабители все-таки были. Причем, циничные, безжалостные, не боящиеся ничего.
– Хм, когда грабители НЕ БОЯТСЯ НИЧЕГО, создается впечатление, что это не жулики, которые тайно, под покровом темноты проникают в запретные для них помещения, а власть.
– В каком смысле? – опешил я.
– Так действуют не жулики, тайно пробравшиеся в дом, а хозяева. Которые уверены, что могут делать, что хотят и их никто не призовет к ответу.
– Что-то вы меня совсем запутали.
– Цитируемый вами профессор, как его, Додсон, называет дату. 1898 год. Это самый конец XIX века. А расцвет, так сказать, египтологии, когда в древнюю страну хлынули многочисленные искатели приключений и сокровищ, пришелся на первую половину этого века. 
Что это означает? 
– Что? – тупо переспросил я.
– То, что в Египте поменялась власть. Вспомните египетскую кампанию Наполеона, которая приходится, если не ошибаюсь на 1801 год.
– С 1798 по 1801.
– Вот. В страну пришли захватчики. Которые обычно стремятся компенсировать затраты и бытовые неудобства тем, что…
– Грабят.
– Точно. Причем действуют бесцеремонно. Хватают все, что нравится. И им нет дела до древних проклятий, каких-то бесполезных для них мумий, которые только мешают добраться до золота в саркофаге.
– А жрецы… Вы думаете, именно от них жрецы начали перепрятывать тела древних царей.
– На мой взгляд, это вполне естественно. Захватчики бурно проявили себя в районе Каира. Взрывчаткой пробили вход в Великую пирамиду. Кстати, туристы сейчас проходят внутрь именно через этот пролом.
Так вот, чтобы не допустить подобного варвартва в Долине царей, жрецы срочно вскрыли гробницы и начали эвакуацию самого ценного. Священного. То есть мумий.
– И поэтому впоследствии все гробницы были найдены пустыми, – подхватил я.
– Тут, полагаю, было так: жрецы спешно вывозили мумии. А уж золото и прочие ценности вынесли французские войска. Не случайно историки отмечают, что в Европу буквально «хлынул поток» египетских древностей.
Кстати, у солдат и офицеров Наполеона проблем с порохом не было. Так что им не приходилось пробивать тоннели каменным долотом. Достаточно было заложить взрывчатку и… оба-на! заходи, кто хочет, бери, что хочешь.
Мы помолчали.
– Некрасиво как-то, – молвил я наконец. – Наполеон всегда казался мне достаточно приличным человеком. А тут какая-то банда жадных хищников.
– Ну, Наполеон постарался сохранить все, что возможно. Не случайно он вез с собой целую армию художников, которые должны были скрупулезно зарисовывать все, что встречалось на пути. И эти рисунки действительно доносят до нас образы египетских древностей в неразрушенном еще виде.
Кроме того, не забывайте, Бонапарт стал императором только в 1804 году. А во время его египетской кампании Францией правили совсем другие люди. Жадные, беспринципные…
Французский консул в Египте, полковник Дроветти, в погоне за египетскими древностями не гнушался никакими средствами. 
И, кстати, ни у него, ни у его английского коллеги Генри Солта не было ни малейших проблем со сбытом. В Европе жадно покупали все, что удавалось добыть, украсть, перекупить и вывезти.
– Вы хотите сказать…
– Да! Истории про древних грабителей пирамид – сказки для самых маленьких. Египет разграбили европейцы. Причем не древние, а достаточно современные, имеющие порох, и полностью лишенные совести. Найти доказательства не сложно. Для этого нужно просто зайти в любой европейский музей и осмотреть залы, посвященные Египту.
– Золота там не много.
– Золото осело в казне завоевателей и в карманах доблестных воинов. А менее конвертируемые ценности… видимо, их было так много, что даже при хищническом разграблении осталось достаточно, чтобы заполнить музейные залы.

Да-а… Я вздохнул, взглянул внимательно на шахматную доску. И, подумав, положил своего короля.

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Еще по теме

Стрельба на поражение

Видел этих вояк в районе Вагону Пернавас, устроили пальбу, кажись даже взрыв пакеты повзрывали, и это в начале 8 -го утра, субботы - люди после трудовой недели отдыхали.Дол...бы.

НЕУЖЕЛИ НАС ДУРЯТ?

Обычно уже в бланке рядом с Вашим результатом напечатаны единица измерения и стандарт оценки - значок больше/меньше какого-то числа. Если Ваш результат больше этого числа, то хорош

УЛЬТИМАТУМ ЛЕВИТСУ

Я не очень понял, кто автор ультиматума, но с чего этот автор взял, что у него будет достаточное большинство в сейме для импичмента? Президент - сволочь, большинство депутатов - т

Вакцинация и Ковид 19

В штатах её могли и 20 лет создавать. В СССР создали за два года.

Защитники Моонзундского архипелага задержали гитлеровцев на полтора месяца

Это фантазия нацистов и русофобов.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.