Клуб путешественников

11.11.2018

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Путевые зарисовки о местах и людях
  • Участники дискуссии:

    19
    123
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Глава первая. Высокий сезон в Карловых Варах
Глава вторая. В высокий сезон — о высоком
Глава третья. Бамберг и Чески Крумлов
Глава четвёртая. 1. Люксембург
Глава четвёртая. 2. Когда — Европа, а когда и... рифма

Глава пятая. Печоры, но и не только
 

Часть первая. От печки

Обещал я в прошлой главе, что о Печорах была, рассказать и о Пскове... Вот бывал там уже много раз, но всё как-то наездом — день-два максимум. И специально приезжал по работе, и проездом, когда в Питер с женой ездили.

Бывал много раз, а вот не знаю, с чего начать...

Со статистики, что ли, попробую. Пусть и скучновато это может быть читателю, но значение имеет!

Псков — и город, и область — это относительно депрессивный регион европейской части Росии. Народу в городе живёт всего чуть более двухсот тысяч, а во всей области столько же, как и в Риге сейчас — шестьсот пятьдесят тысяч. А раз территория области почти равна Латвии (86%), то плотность населения в два с половиной раза меньше даже, чем в Латвии. Эдакая европейская людская пустыня, ладно — полупустыня, ибо даже такие большие по территории, но с малым населением, европейские государства, как Финляндия и Норвегия, имеют бо́льшую плотность жителей.

Чего я к этой плотности-то прицепился? Так ведь при относительно равномерной заселённости региона (а в Псковской области это так) — это первейший показатель его экономического потенциала, если, конечно же, недра — не моря нефтеносные, не закрома с изумрудами да самоцветами, и не схоронились в земной тверди газы природные.

Так вот, Псковщина ни морями, ни закромами не богата, да и метеоризмов подземных нету... С нашей Латвией схожа — кругом зона рискованного земледелия: может, уродит, а может, и не уродит; зато, слава богу, лесами богата, да природные катаклизмы пока стороной обходят.

Нет, как-то не так получается — пресновато...

Статистика — лишь инструмент и не годна для начала разговора о России из Латвии. Там всё и всегда от печки начинается, от самого главного, что любое строение домом пригодным для людей делает. Да и лукавить ни к чему — в нашем разделённом обществе любой разговор о соседней стране проходит через призму сравнений. Значит, нужна какая-то идея, чтобы, сравнивая, не свалились все мы в стандартное и бессмысленное переругивание столь же стандартными (как, впрочем, и столь же бессмысленными) штампами.

И знаете, придумал я идею. Хорошая получилась — всем рекомендую, ни для кого её не жалко. Она проста и, что главное, очень конструктивна. Дарю — МЕРИТЬСЯ НАДО ХОРОШИМ! Эта идея и будет нашей «печкой». И говорить буду о хорошем.


Часть вторая. Берёзовая роща

Итак, дело было пару лет тому назад, по весне. Решил я с частью своего трудового коллектива совершить поездку по маршруту Рига — Печоры — Псков — Новгород — Псков — Рига. На двух автомобилях. Вшестером. О нюансах пересечения границы на авто расскажу как-нибудь в другой раз, может, кому и полезно будет, а сейчас — о городе.

Псков на три сотни лет старше древней Риги. Многие века он оставался одним из самых крупных городов Европы и России и служил торговым и военным форпостом России на северо-западе. На пенсию вышел лишь когда Пётр Великий прорубил-таки побольше окно в Европу, потом завоевал у шведов Ревель с Ригой, да от широты души русской ещё и заплатил за неё.

Во Пскове ждал нас экскурсовод — молодая женщина, её телефон, а заодно и рекомендации, дал экскурсовод из Печор. С ней мы и сговорились заранее, что покажет нам Кремль и Свято-Троицкий собор в Кремле.



Фото не моё, из интернета.

Погода была совсем не экскурсионная — солнышко хоть и присутствовало на безоблачном небе сообразно сезону, но прикинулось лишь декорацией и Псковщину напрочь не обогревало. А на земле широко, по-русски, разгулялся ледяной и колючий ветер.

Ветер-ветрище зело хладный.

Стены Кремля ему помехой не были, и казалось, что он не дул, как ветрам пристало, по-над землёй-матушкой, а пикировал из выси соколом, ударялся оземь, снова взмывал, закручивался вихрем, и тогда уже спасу от него не было никакого. Хоть волчком вертись, а он всё ж сноровистей — ледяными пальцами своими лицо так и треплет: то за нос ущипнёт, то по щекам будто плетью пройдётся, слёзы из глаз так и сыплют.

И четверти часа не прошло экскурсии в Кремле, как взмолились мы о пощаде и попросили укрыть нас за стенами белокаменными храма, что в центре Кремля. Экскурсовод, душа-человек, сжалилась — и вот мы у ворот. На входе, кроме наших семи обмороженых, ни души.









И тут выясняется, что в храме — уборка, а служба проходит в одном из боковых приделов. Собственно, ворота в храм приотворены на пару сантиметров, и видно, что внутри ходит служка с ведром и шваброй. Экскурсовод наша — девица бедовая — взяла и приотворила ворота ещё сантиметров на пять, чтобы нам хоть одним глазком повидать убранство внутри собора, и стала рассказывать об истории его постройки. Да убеждать в том, что в храм, коли сегодня нам не свезло, нужно обязательно прийти в другой день, и тогда... но вот в этот момент к воротам подошла та самая занимавшаяся уборкой служка и сказала:

— Проходите и постойте внутри с краешку, а я дальше буду хлопотать... Но вы только того, тихонько, — назидала она.

Мы, естественно, вошли... Кто бывал во Пскове и собор этот посещал, тот не мог не поразиться дивным иконостасом.









Я бывал и прежде, но в людской толчее нет возможности ни сосредоточиться, ни охватить иконостас взором полностью — из-за высоты и ширины его. А тут никого — лишь мы, служка и Храм.

— Да проходите поближе, там уже высохло, идите-идите, только тихонько, — разрешила нам она подойти к иконостасу...

А экскурсовод рассказывала об иконах, об их древности, об истории обретения некоторых. И говорит:

— В Храме иногда какая-то из икон мироточит!

— Так и нынче одна мироточит, вон там она, за колонной слева, — обыденно сказала служка. — Можете подойти и посмотреть. Только тихонько.

Мне впервые довелось видеть мироточащую икону, возможно, и никогда уже более.

Примерно в правой трети по всей её высоте вертикально вниз сочилась густая, по виду смолистая субстанция. Не более трёх миллиметров шириной и толщиной с пару.

Чудо ль то было, иль не чудо — не столь уж и важно для меня. Ибо настоящее чудо было уже явственно явлено в том, как Храм нам открывался. Настороженно и постепенно — тихонько, словно испытывая нас: сначала через пару сантиметров просвета в воротах, потом пошире, затем — в разрешении пройти внутрь, в рассказе экскурсовода... И вот он весь, в своей торжественной и строгой таинственной неземной ипостаси, и одновременно — в самой обыденной бытовой простоте служки со шваброй.

Поблагодарили мы служку за возможность прожить чудесные переживания, вышли и притворили за собой врата Храма. Тихонько.

И вот кстати: удивительное описание образа России в сравнении с Западом и Востоком недавно услышал я в одной из передач на российском телевидении.

Идеал сегодняшнего Запада — общество неограниченного потребления свободных от различных «устаревших» моральных ограничений людей. Максимальная привязанность к земным благам и пересмотр прежних догм до отрицания.

Восток иной. Идеал его — это полное освобождение духа от всего материального, земного. В пределе — медитирующий в набедренной повязке на вершине Гималаев йог, в центре — проталины от растопленного его энергией снега.

Россия ни то и ни другое. Её образ — берёзовая роща, пронизанная светом с небес. Гармония духовного и материального.


...Экскурсия продолжалась, озорнику-ветру прискучило над нами измываться, и умчался он прочь. Наверняка за тридевять земель. А мы остались, и я покажу лишь часть из того, что видели и о чём надо бы рассказать. Остальное — попозже. Значит, продолжение следует...



























































                      

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Прогулка по...

Новая рубрика в ИМХОклубе

Роман Рудь
Беларусь

Роман Рудь

Журналист

10 дней, которые потрясли мир

Мой внутренний

Валерий Георгиевич Маковой
Латвия

Валерий Георгиевич Маковой

Художник

Путешествие художников по тропе познания

Карелия, июнь 2018-го

Уважаемые одноклубники!

Абсолютно согласен . Критика и неприятие взглядов - это одно , а "переход на личности" - это совершенно другое . Тем более согласен , что спикер - "священная корова" - иначе желающ

ВСТРЕЧИ В РОССИЙСКОМ ПОСОЛЬСТВЕ

Как может мнение одного человека о себе подтверждать мнение ( не подтвержденное) другого? Только потому,что оба шахматисты?

Отъюбилеим то, что хотим, а что не хотим — того и не было

Не, не подскажу.

Агент Золя. Латышский стрелок на службе советской разведки в Париже

Не хочу плохо говорить об авторе, но почти все, что он написал, можно прочесть в Википедии (впрочем, автор мог и Википедию написать, это не наезд, а подтверждение мысли Пушкина, чт

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Нормальные люди вообще такими вещами не заморачиваются :)

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.