Клуб путешественников

11.02.2018

Сергей Панкратов
Россия

Сергей Панкратов

К очагам предков — 2

Летняя поездка в четыре интересных места

К очагам предков — 2
 

Эта поездка задумывалась как повторная к первой в 2010 году, названной «Путешествие к очагам предков». О нём можно прочесть в интернете благодаря IMHOclub.lv, чьим членом и даже спикером я являюсь не один год.
 

Только на этот раз мы планировали поехать вместе с нашими милыми женами, с большим комфортом и большим разнообразием в еде. Увы! Мы опять остались вдвоём. Поэтому пришлось корректировать маршрут, укорачивать время поездки и менять машину — «Тойоту» Rav 4 Сергея Сергеевича на мой «Фиат» Albea.

Забегая вперед, скажу, что решение о замене машины оказалось правильным: на поездку потратили вдвое меньше бензина, а необходимости в использовании полного привода не было. К тому же и кондиционер в моём «Фиате» тоже есть, и он использовался большую часть пути.

Итак, мы решили начать поездку с имения Пушкиных в селе Большое Болдино и первый день поездки закончить в Дивеево. Половину следующего дня посвятить знаменитому женскому монастырю и оправиться в Пронск. Оба места, Дивеево и Болдино, находятся недалеко друг от друга, в Нижегородской области.

На второй день к вечеру добраться до Пронска, малой родины моих предков. В Пронске нас ждала полная неизвестность. Переписка с моим однофамильцем Владимиром Ивановичем прервалась в 2011 году, и хотелось верить, что в этом виновата только почта. Оставалась надежда — Пронский краеведческий музей, он-то никуда не делся, а музейные дамы знают всех и вся в маленьком городе. В любом случае уже в обед следующего дня нам надо будет переезжать в город Касимов. Касимов тоже в Рязанской области, но к Казани ближе и, следовательно, на последний день поездки выпадет меньший пробег. Такова была логика маршрута.

Словом, в путь.


День первый, 9 августа 2017 г., среда.

Выехали рано, планировали в 7.00, фактически в 7.30. Я встал ещё раньше, в 5 утра, чтобы успеть погулять в парке и сделать разминку. Дороги в Казани были ещё свободными, машина «заправлена», погода солнечная... Легко и быстро мы переехали Волгу, Свиягу, дороги в Чувашии были не хуже. Цивильск. Шумерля, Порецкое и... Большое Болдино. Расстояние от Казани до Большого Болдино по выбранному нами маршруту — 365 км.





Село Большое Болдино — немаленькое поселение, девять тысяч душ. Музей-заповедник А.С.Пушкина находится за церковью, которую вполне можно назвать собором, а перед ней — автомобильная парковка. И, глазами жителя мегаполиса, — бесплатная парковка!

Церковь Успения Божьей Матери, освящена в 1791 году. В советский период была частично разрушена, разобраны колокольня и главки. К 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина была полностью восстановлена. Сейчас выглядит как с иголочки.





Интересно, что имение Пушкиных было выкуплено государством у последнего владельца, внучатого племянника поэта Льва Анатольевича, в 1911 году (за 30 тысяч рублей) с целью создания музея. Но до практики руки дошли не скоро, только через 48 лет и уже при советской власти. 18 июня 1949 года состоялось торжественное открытие музея А.С.Пушкина, а полностью усадебный комплекс был восстановлен только в 1980—90-е годы.





Памятник Александру Сергеевичу перед «господским домом» — работы скульптора О.К.Комова (1979 г.).







Есть еще один памятник, спрятанный среди кустов на аллее, ведущей в кассы. Он был поставлен гораздо раньше, в феврале 1941 года. Но его фотографию не помещаю, мне памятник не понравился категорически, хотя и принадлежит известнейшему советскому скульптору, лауреату двух Сталинских премий, академику и пр. Меркурову. Сейчас Сергея Дмитриевича Меркурова знают в основном специалисты, но в советское время, особенно в 30-40 годы XX века он был мегаизвестен.

Он — автор самых «громких» памятников Ленину и Сталину, все памятники больших, часто гигантских размеров. Так, например, на памятники Ленину и Сталину на канале имени Москвы ушло 20 железнодорожных составов (!) крупнозернистого гранита. А чего стоит памятник Ленину в Ереване — вместе с постаментом возвышается на 43 метра. Именно впечатления от этого памятника на центральной площади Еревана, виденного мной в отроческие годы, и позволило запомнить имя автора. Эти впечатления, впечатления подростка, если выразить кратко: мощь и унылая казенщина. Сергей Меркуров — это Зураб Церетели тех времен, пожалуй, даже круче. Он человек интереснейшей судьбы: сын богатого армянского купца из Александрополя (ныне — Гюмри в Армении), студент Киевского университета, исключенный за революционную деятельность, студент факультета философии Цюрихского университета, знакомец Ленина, жившего в то время в Швейцарии, выпускник Мюнхенской Академии художеств, практикующий скульптор в Париже, масон и прочая, прочая. Но Пушкин в исполнении Меркурова... впрочем, судите сами. Вот он:





Сам господский дом — классический дворянский особняк конца 18-го — начала 19-го века. Это деревянный дом с мезонином и портиком с белыми колоннами.





Вид с обратной стороны.





Имение Болдино и прилегающие земли принадлежало роду Пушкиных на протяжении четырех веков и было получено предком Александра Сергеевича в качестве поместного владения в 16-м веке от царя Ивана Четвертого (Грозного).

То, что имение принадлежало одной фамилии столь длительное время — явление для России редкое. В 19-м веке имения переходили из рук в руки (в среднем, по статистике) каждые 50 лет. Причина — в русской традиции наследования: все сыновья получали равную долю наследства. Соответственно, дворянские имения с каждым поколением дробилось всё больше. Пётр Великий пытался переломить ситуацию, издав «Указ о единонаследии», русский вариант майората.

Кроме того, что родовые имения по этому указу не дробились, государство пополнялось молодыми, образованными кадрами: младшие сыновья дворянских фамилий были вынуждены идти на военную и гражданскую службу. Государственный аппарат империи, территория которой постоянно расширялась, был крайне заинтересован в пополнении штатов. Но новшество не прижилось, через 16 лет императрица Анна Иоанновна, вернувшаяся на родину после 18 лет правления герцогством Курляндия (где много лет спустя мне довелось учиться в школе), отменила требования указа. Хотя в Курляндии майорат был. Ей, очевидно, не хватило авторитета и характера Петра.

Почему указ не вернули потом — Екатерина, Павел, Александры... Мне непонятно. Ведь после Указа «О даровании вольности и свободы дворянству...», по которому дворяне освобождались от обязательной 25-летней гражданской и военной службы, государство имело хронические трудности с набором служащих. Часто получалось так, что дворянин, получив в наследство четверть деревни с 5-7 крепостными крестьянами, предпочитал сидеть дома «на печи», но не служить. Вот они — Обломовы и тысячи им подобных.

Возможно, поэтому (моя догадка) непропорционально большой процент остзейских немцев среди российских чиновников и особенно в армии. В Лифляндии и Курляндии, ставшими Остзейскими губерниями, российская администрация сохранила в основном прежнюю правовую систему, включая майорат. Поэтому младшим сыновьям немецких и датских землевладельцев, не оставалось ничего другого, как идти на государеву службу. А благодаря хорошему образованию, качествам немецкого ума и характера они добивались высоких постов в империи.

С имением Болдино, к счастью, всё обстояло иначе. Семья Пушкиных сохранила его в целости из поколения в поколение, а государство выкупило его до бунтов, поджогов и революций. Впрочем, здесь надо отдать должное и крестьянам Болдино — они не были неграмотной массой и понимали, кем являлся их земляк для русской культуры.




Памятный камень о крестьянской сходке.
 


Поэтому мы можем видеть, сохранившийся господский дом, «родную» мебель, посуду, картины и пр. Это дорогого стоит.









Литография Казанского кремля на стене.





Историю её появления экскурсовод объяснить не смогла. Возможно, Александр Сергеевич привез её из поездки по Поволжским губерниям, когда собирал материал для книги по истории Пугачевского бунта. Известно, что он заезжал в Казань к казанскому краеведу Карлу Фуксу. В честь Фукса в Казани названа улица и сад, где ему поставлен неплохой памятник. Правда, злые языки говорят, что лицом бронзовый Фукс напоминает Исхакова, мэра города, поддержавшего проект. Но на то они и злые, хотя, действительно, он похож. А мне — на углу улиц двух Карлов, Фукса и Маркса, — думается: где ещё в России есть такое место?





Прекрасный вид из окна. На заднем плане — людская, дом, в котором жила прислуга:





В господском доме воссоздана обстановка 1830-х годов, времени первых приездов Александра Сергеевича. Поэт занимал три комнаты в парадной анфиладе: прихожую, зальце и кабинет. Как и в Михайловском, письменного стола у него не было, писал на ломберном столике.





Кроме господского дома и здания вотчинной конторы, сохранившихся со времен Пушкина, остальные постройки: людская, кухня, баня, конюшня и амбар «новоделы». Они были «воссозданы на основе сохранившихся документов». Интересен усадебный парк площадью 8,5 гектара (!) с каскадом прудов, мостиками и беседками в окружении старинных деревьев.

Каскад прудов, сооруженных на месте оврагов, начинается у Успенской церкви и заканчивается в нижней части парка недалеко от часовни Михаила Архангела. Часовня восстановлена в 1999 году на месте старой, построенной дедом поэта Львом Александровичем.





Виды парка, с нашим присутствием и без, прилагаются. Погода благоприятствовала неспешным прогулкам по дорожкам. Воздух был упоительно свеж и напоен запахом трав, беседки шептали — «посиди здесь», но мы прошлись бодрым шагом путников, которым еще далеко до ночлега.












 
Кстати, в музее можно взять напрокат костюмы, пошитые по модам начала 19-го века, даже гусарскую форму. И сделать фотосессию. Наверняка, будь мы с жёнами... а так — спешили.



 
Гигантская ива.
 


Заночевать мы планировали в Дивеево, до которого надо было ещё добраться. В поездке выяснилось, что маршрутный навигатор, то есть дорожные карты, загруженные в него, сильно устарели. Навигатор женским голосом, который поначалу казался приятным, постоянно посылал нас «не в ту сторону», мы посылали его (или её), и она постоянно причитала: «Идёт перерасчет маршрута». Ну, это бы ничего: мило, по-семейному, ругаемся с женщиной, сидящей в коробочке, но плохо то, что на дорогах почти нет указателей или они нам не помогают. Указатели есть на боковые дороги: село Нарышкино — 2 км, деревня Ужовка — 1,5 км, а вот куда ведет главная дорога — указателя нет...

Перекусив в машине на скорую руку «чем Бог послал», а точнее, что нам положили жёны, мы двинулись в Дивеево...

 
Окончание здесь
                       
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Прогулка по...

Новая рубрика в ИМХОклубе

Роман Рудь
Беларусь

Роман Рудь

Журналист

10 дней, которые потрясли мир

Мой внутренний

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    4
    12
  • Последняя реплика: