Клуб путешественников

03.08.2013

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Путешествие к Янису и Эльвире Лусисам

Двум олимпийским чемпионам

Путешествие к Янису и Эльвире Лусисам
  • Участники дискуссии:

    18
    71
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Прямая, словно прочерченная по линейке, но вся в заплатах дорога вела в самое сердце Латвии – в Видземе. Cлева-справа лежала Земля Зеленая – прямо как у классика.



Вскоре заплатки, вытряхнув всю душу, закончились, и началась каменистая грунтовка, что было не лучше...




Это одна из самых опасных дорог в Латвии, поскольку резко виляет влево-вправо и одновременно вверх-вниз. Дорога идет через хребет Lielie Kangari, метров на 30 возвышающийся над окрестной гладкой равниной. Хребет включен в особо охраняемые природные территории Европы – Natura-2000, поскольку это выраженный биотоп.

Сейчас я, с вашего позволения, маленько расскажу про биотопы.

Биото́п (от греческого «жизнь» и «место») — это участок на нашей планете, занятый определенным сообществом живых организмов и окружающей их среды. Живые организмы и среда тут тесно взаимосвязаны между собой круговоротом веществ и потоками энергий, а потому представляют собой саморегулирующуюся экологическую систему. Вынь из нее чего-нибудь, и экосистема разрушится. И биотоп исчезнет. И его из европейского списка Natura-2000 безжалостно вычеркнут...

Концепцию биотопа еще в 1866 году выдвинул немецкий зоолог Эрнст Геккель в своей книге «Общая морфология организмов». Он убеждал, что баланс в среде обитания есть основа существования всех населяющих биотоп организмов. Он же впервые употребил в той книге и термин «экология».

Итак, я пересекал Lielie Kangar, чтобы попасть в самое сердце Латвии, в самую середину Латвии, где из тамошнего биотопа постепенно и уже, пожалуй, бесповоротно вынимается один из населяющих его организмов – латыши-видземиеши.
***

Вместе со мной по одной из самых красивых и самых опасных дорог Латвии летели многотонные лесовозы. В сторону Риги – груженые бревнами, а в сторону Эргли – опорожненные.






В бизнесе время – это деньги, поэтому лесовозы летали по дороге как оглашенные. Так как на поворотах их заносило, то они уже сдвинули колесами полотно дороги в сторону заноса. А поскольку они иногда все же притормаживают, то превратили всю дорогу в «стиральную доску». А из-за того, что давно уже стояла сухая погода, лесовозы поднимали чудовищную пыль, в которой ничего не было видно, и потому приходилось даже останавливаться... Вокруг стоял лес пепельного цвета. И птицы в нем не пели...



Где-то тут, на берегу реки Маза Югла, находился культурно-исторический памятник государственного значения – Кедерское городище. Это самый центр Латвии и древнейший биотоп, населенный одним из балтских племен, достигшим уже к IX веку своего расцвета. Не приди к ним из Европы авантюристы с крестами и мечами, племя слилось бы с другими, и тогда латыши как целостная нация появились бы на несколько веков раньше.

Европейских авантюристов потом благополучно вытурили. Но они вернулись, на сей раз со знанием основ маркетинга и банковского дела. Опять обольстили и обманули местных, но уже аккуратно, по Котлеру – и не придерешься... После чего одному из организмов биотопа – латышу-видземиешу – жить в родном биотопе стало невыносимо.

Посудите сами: некогда рядом с ним были поликлиника, школа, почта, магазин, было место работы, а впереди – обеспеченная старость. Магазин еще есть, а все остальное или отодвинулось от латыша на многие километры, или вовсе в бесконечность... Старость стала необеспеченной, а потому проблемной. Зрелое поколение, предвидя ждущую их в старости беду, впало в уныние. Юноя поросль закручинилась: невест в округе нет, женихов и подавно... Мелькающие изредка там-сям дети – это всего лишь внуки, приехавшие из Риги на каникулы... Зато всюду лесовозы, лесовозы, вывозящие еще один важнейший живой организм из биотопа.





В общем: баланс видов в сердце Латвии нарушен, разорван, экологии как таковой – никакой...
***

Но есть, есть и положительные примеры! И я вам сейчас об одном из них расскажу.

Два моих добрых друга, два необыкновенно уважаемых мною с детства человека, два олимпийских чемпиона Янис Лусис и Эльвира Озолина, живут за хребтом, из последних сил старательно поддерживая баланс в своем локальном биотопе. Хотя и для них условия существования становятся все тяжелее, потому как возраст...





Лусис – гордость нашего спорта. Он официально был признан лучшим легкоатлетом 70-х годов прошлого века. Он обладатель олимпийских наград всех достоинств: золотой – в 1968 году в Мехико, серебряной – в 1972 году в Мюнхене, бронзовой – в 1964 году в Токио. Лусис побеждал на четырех чемпионатах Европы. Он двенадцатикратный чемпион Советского Союза. Двукратный рекордсмен мира.

Меня всегда удивляло, как может человек, привыкнувший к энергетике больших городов и огромных стадионов – а Лусис побывал на соревнованиях в десятках стран – как может он так резко осесть на берегу тихой видземской речки и быть полностью счастливым в этой тишине.

Янис поясняет, что оставил он большой спорт не сразу и осел на берегу речки тоже не сразу.

Была у него тренерская работа в Москве, в ЦСК (старший тренер по копью). И были четыре года тренерской работы на экзотическом острове Мадагаскаре, благодаря чему Янис теперь может изъясняться по-французски...

В спортивные начальники Лусис никогда не рвался. Правда его туда и не приглашали... Я не буду уверять, что не приглашали из-за формы советского офицера, которую он, кстати, очень и очень редко одевал.



Но тем не менее не приглашали, хотя у него и образование, и звания, и авторитет, и опыт, и характер... Да все у него есть! Но не приглашали.



Тогда он пошел своей дорогой. Создал и возглавил на общественных началах Национальный клуб копьеметателей. Учредил свой кубок, который вот уже 17 лет оспаривают латвийские легкоатлеты. Поэтому у нас копьеметатели и не переводятся! Вот только что чемпионом Европы среди молодежи стал Сигизмунд Сирмайс – юная звезда латвийского и мирового копьеметания, мировой рекордсмен...



Есть у Великого Яниса и еще одна выдающаяся победа: он добился расположения смешливой ленинградской сверстницы, русской девушки латышского происхождения по имени Эльвира. Которую он сильно полюбил, но при этом необычайно стеснялся ей в этом признаться. Во-первых, ему казалось, что он всего лишь рядовой член сборной СССР, а она – уже Олимпийская чемпионка!.. Во-вторых, он был немногословным латышским деревенским парнем, к тому же плохо говорящим на русском, а она – ленинградка, веселая, озорная, душа всех компаний. И к тому же Эльвира была замужем...



Несколько лет Янис отчаянно ухаживал – и таки одержал победу! С тех пор они неразлучно вместе.

Живут просто. Проблемы, как и у всех у нас, есть. Но нет, слава Богу, нерешаемых. Овощи – с огорода, грибы и ягоды из лесу, рыба из речки, хлеб из магазина, до него пол-километра. До Риги 45...

А красота вокруг их дома – неописуемая! А речка – такая чистая, такая прозрачная! Вот только мелкая — по все той же причине: стояла жара, и давным-давно не было дождей...

Я, тем не менее, в речку влез, нашел в ней самое глубокое место (около 50 см), лег там в прохладную проточную водицу да на желтый песочек, поглазел на облака. Давно о таком мечтал!







Потом мы, три ветерана, неспешно жарили шашлык, потягивали пивко, говорили о спорте, о любимой легкой атлетике. Вспоминали о детско-юношеских спортшколах, о спортивном интернате в Мурьяни... Когда школы и интернат были – имена латышских атлетов звучали на весь мир. Теперь звучат все реже и реже.

Эльвира перебирала старые фотографии. Я попросил разрешения перефотографировать очень редкую фотографию, где Янис с их другом Валерием Брумелем – парнем тоже, кстати, с латышскими корнями (хутор Брумели под Рундале). Эльвира живо и просто рассказывала о нем, об Игоре Тер-Ованесяне... Для меня они – легенда, для нее – друзья...





От дел в спорте мы как-то неприметно перешли к делам в стране, в которой тоже ощущается какое-то затишье, скорее всего, предгрозовое... Народ из страны, что называется, делает ноги. Чтобы в этом убедиться, не не надо ехать далеко, например, в Латгалию, это хорошо заметно здесь, в Видземе, на 45-м км от Риги.

Меньше двух миллионов нас в стране станет не в 2014 году, как уверяет интернет, нас уже давно меньше двух миллионов. Просто об этом не говорят, поскольку нельзя говорить – это было бы громким объявлением национальной катастрофы.

Эльвира показала еще одну фотографию. На ней она была снята в храме. Время – самое что ни есть советское...



– Что-то на меня тогда нахлынуло... – вспомнила Эльвира. – И внезапно я, комсомолка и спортсменка, выросшая в «безбожных» ленинградских дворах, вдруг стала горячо молиться за моих латышских предков и благодарить Господа за то, что они с Янисом вернули меня на родину... Вот... Не смотря ни на что, я и сейчас молюсь за Латвию. Пусть у нас все будет благополучно. Потому что здесь живут наши с Янисом дети. И им здесь жить и жить...

В Видземе парило. По южной стороне неба ходили черно-синие тучи.

– Наверное, дождь будет... – предположил я.

– Так парит и тучи ходят все лето, но нас дожди почему-то обходят... – вздохнул Янис, которому надо было все растущее в его мини-биотопе постоянно поливать, чего в прошлые годы он не делал – тогда периодически шли дождики.



На прощание мы устроили небольшую фотосессию, нарядив ее героев в классический «светлый верх». Получилось несколько пафосно на фоне Земли Зеленой... Но герои съемки такие естественные, что этот пафос их ничуть не портил.







День клонился к закату, и мы попрощались. Пожелали друг-другу всего того, чего люди желают при расставании. Друзья подарили мне на прощанье лесной ягоды – сами собирали, в их биотопе. А я пожелал им дождя...

И не отъехал километра от их дома, как дождь таки врезал. Да еще какой!




Ехал под ливнем и думал: вот мог ли я 50 лет тому назад, сидя пацаном в гарнизонном клубе и во все глаза глядя на экран, с которого мне улыбалась изящная девушка с копьем, мог ли я тогда предположить, что через пол века буду есть собранную ею ягоду...


 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Дмитрий Змиёв
Латвия

Дмитрий Змиёв

Консультант по бизнес-процессам

МНОГО РАЗНЫХ «ПОЧЕМУ»

Сергей Леонидов
Латвия

Сергей Леонидов

Моряк и краевед

БРУКЛИН

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава шестая. Идеи правят миром

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Страшно представить

Согласна, свинства хватает везде. Но мне, честное слово, все равно какое свинство там, и как и кому Америку преподносят. Это их страна, их законы, их жизнь. И каждый живет в своей

«Курляндский котёл». Немцы, сражавшиеся на стороне Красной Армии (Часть 2)

Насчет железной дороги. Там вроде бы проходила узкоколейка Сабиле – Роя через Талсы и Валдемарпилс, также было ответвление в сторону Дундаги. Построены немцами еще во время оккупац

Карма шута. Почему все предвыборные обещания Зеленского оказались фарсом

Хрен что там из него вырастет. Рождённый ползать летать не может, к сожалению.

Что Лариса Удовиченко рассказывала мне о любви и о том, что ценит в мужчинах

Потом латышский посол попросил Императора завоевать Вену, чтоб туда со всех Курземских болот свезти соплеменников, которым надоело отапливаться торфом. Пройдет 50 лет и в учебниках

Ради кредитов Украина готова сменить «тон» по отношению к Венгрии

Интересные подвижки в западном взгляде на Крым: вроде бы Украина, а вроде бы и нет - на всякий случай цветом выделили. То есть сомневаются. И хотелось бы признать очевидное, и поли

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.