Дура лекс

10.03.2015

Евгений Гомберг
Латвия

Евгений Гомберг

Убежденный рижанин, инженер-электрик по АСУ

«Приходи за деньгами вчера»

Поучительная история

«Приходи за деньгами вчера»
  • Участники дискуссии:

    29
    87
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Поучительная история. Выиграл курьезный спор в суде у Юрмальской думы.
 
Затеяли мы детальное планирование земельного участка в Дзинтари. Подписали стандартный договор с думой, по которому обязались заплатить ей 500 латов плюс PVN, или 860,84 евро в новом исчислении, половину сразу, остаток — под конец.
 
Первую половину заплатили, а счет за второй платеж в августе 2013 года завалился, как сказали бы англичане, в crack in the floor, в щель в полу.
 
К февралю 2014 дума делала ежегодную сверку, обнаружила долг, прислала уведомление, и мы тут же его оплатили. Заодно пригласили супругу подписать акт сверки. Акт просунули в крохотное окошко, в темной комнате — распишитесь, где галочка.
 
Вдруг еще письмо. Долг вы оплатили, с вас еще штраф за опоздание. Один процент в день, но не больше 100% процентов. Итого еще ровно столько же — 430,42 евро.
 
Тут я возмутился. Отписываю: с какой стати, вы же мне счет не присылали! — «Посылали!» — злится исполнительный директор г-жа Gunta Smalkā. — «Ничего не получал». — «Не, вот у нас записано, посылали». — «Заказным?» — «Еще чего, на всех заказным — никаких денег не хватит!» — «Ну и сами виноваты». — «А вы подписали в Акте, что должны!» — «А про штраф в Акте ничего не было». — «А штраф вытекает из долга». — «Ничего не вытекает, если счет вы не выслали». — «А вы должны были сами знать!» — «А вы обязаны были нам напомнить — по е-мейлу, позвонить хотя бы, телефон знаете!» — «Ничего мы не обязаны, платите, и всё!»
 

Чтоб не красное, не синее
 
В договоре (заметим, типовом), который дума подписывала годами, есть пункт 2.1.2 о сроке оплаты второй части: «30 dienas pirms detālplānojuma galīgās redakcijas apstiprināšanas». За 30 дней до утверждения окончательной редакции детального планирования.
 
Поясняю. «Окончательная редакция» утверждается на заседании думы. Повестка меняется до последнего дня. Например, вопрос о разрешении нашего планирования снимали без объяснений перед самым заседанием два раза. И как знать, утвердят ли, за тридцать дней до заседания?
 
Ни плательщик не может знать дату, от которой отсчитать назад 30 дней, ни сама дума не может выставить счет в соответствии с этим пунктом. На это я указал и в переписке, и по телефону, пытаясь угомонить чиновный раж. «А зачем вы такое подписывали?» — отвечают.
 
Честно — не вчитывался. Вы пробовали менять условия типовых договоров, хоть букву? Они только называются «договор». Распишитесь, где галочка.
 
А если бы и обратил? Общее правило коммерческой техники безопасности — не писать пункты против себя. Зачем исправлять глупости не в свою пользу? Тогда уж лучше поспорить с варварскими штрафными процентами, достойными sms-рэкетиров. Коммерческая сущность штрафов в договоре — покрыть убыток от неисполнения обязательств партнером. Штраф не должен быть средством заработка. В нормальном мире, при уровне банковских депозитов 1% в год ставка штрафа 0,05% в день, 18% годовых — достаточное наказание. Но какое дело думским чиновникам до реальности.

Коллизия из-за неточных формулировок по срокам оплаты описана еще в детской литературе. В стихотворении Маршака «Сегодня, завтра или вчера» бедняк одолжил у черта денег, обещав отдать завтра. Но каждый раз, когда черт приходил за долгом, он приходил сегодня. «Иль не знают у вас в преисподней, что не завтра сейчас, а сегодня?» А когда черту надоело и денек он решил пропустить, то «…прочел на дощечке кленовой, на столбе посредине двора: «Приходи за деньгами вчера».

«Покрасьте мне материал, но в такой цвет… Ну, чтоб не красный, не синий, не зеленый… Сделаете?» — «Сделаем». — «Когда зайти?» — «Зайдите на неделе, но чтоб не понедельник, не вторник…» Строго говоря, при таких условиях мы могли не только штраф, но и основную сумму не платить.
 

«Затруднительно»
 
Наконец, кухонно-коммунальное «сам дурак» в письмах мне надоело. Да и некоторый неуют чувствую, а вдруг счет действительно в наших бумагах затерялся?

«Давайте, — говорю, — решать дружественно. Уже до законодателя дошло, что один штрафной процент в день — это хамство, а сто процентов максимума — тем более. С января 2014 года, а счет вы выставили в феврале, максимальный размер штрафа ограничен десятью процентами. Договоримся, поменяем пункт, заплатим 43,04 евро, и дело с концом».
 
«Не-е-е-е, — топает ножкой г-жа исполнительный директор. — Платите, а то в суд!»
 
И ведь подали.
 
В иске дума заявила (в изложении): «Принимая во внимание, что Ответчик не был уведомлен за 30 дней о наступлении условий пункта 2.1.2, считаем, что Ответчику могло быть затруднительно выполнить пункт 2.1.2 точно за 30 дней до утверждения окончательной редакции детального планирования. Однако утверждение состоялось 8 августа, вступило в силу на следующий день после опубликования в Latvijas Vēstnesis 20 августа, и после этого срока Ответчик уже не имеет права ссылаться на незнание. Inter alia, — щеголяет юридической латынью думский юрист, — между прочим, Ответчику выслан счет Nr 1350 от 20 августа 2013 года об оплате оставшейся части».
 
«Между прочим». То есть согласны, не уведомили, потому что сами не можем выполнить условия. Согласны, что вам было «затруднительно» — (экая невинная формулировочка!). Счет мы вам выставили, с опозданием на 42 дня, но это — между прочим. Так что платите. Не по пункту, а по понятиям. А то засудим!
 

Все просто…
 
Юриспруденция, на мой взгляд, все-таки наука точная. Законы основаны на житейском опыте и здравом смысле. Если закон недвусмысленно сформулирован, его легко соблюдать, и не о чем спорить. Здравый смысл подсказывал — наша позиция в суде гораздо лучше.
 
Адвокат ее сформулировал. Юридическая конструкция, объяснил он, очень проста. Суд счел, что пункт 2.1.2 невыполним. Раз так, то в договоре стороны ни о чем не договорились, и штраф по этому пункту начислять нельзя, а следует применять общие правила Гражданского закона и подзаконных актов. Конструкция! Просто и элегантно.
 
В общих же правилах содержится множество логичных условий — предупредить, напомнить раз, другой и уж потом скандалить. Серьезные компании Lattelecom, LMT, Latvijas Gāze, для которых обслуживание счетов — работа, так и поступают. Но для этого у них мощные и дорогие программные модули CRM (Customer Relationship Management), следящие за оплатой счетов. Что не может себе позволить Юрмальская дума, которая зачем-то отправляет счета обычной почтой вместо e-mail, но экономит на заказных письмах.
 
С чем, собственно говоря, я боролся? С обычным чиновным высокомерием. Мы не выполнили пункт договора, но нам — можно, законы пишем мы — для вас. Как в них вбить, что закон работает, или хотя бы должен работать, в обе стороны?
 
Сознайтесь перед собой, что вы прошляпили долг. Получите 40 евро и закройте дело. Нет! Им можно не заглядывать в свою бухгалтерию по полгода, а мы обязаны регулярно читать Latvijas Vēstnesis. Если б их действительно интересовали деньги, что стоило позвонить?
 
«Inter alia», частная компания, выполнявшая планирование, присылала счета, — а это тысячи евро, — по e-mail, и мы их оплачивали в тот же день. Но думе послать письмо по электронной почте? Зачем, они нам ничего не обязаны. Свою же невнимательность и неаккуратность хотят обратить в свою пользу за наш счет: и деньги получить, и штраф из ничего накрутить.
 

Власть носорогов
 
Высокомерие во всем: платите вперед, жулье, и с вами иначе нельзя. Неколебимая вера, что власть всегда права, что нужно дожать строптивца, сушит остаток мозгов.
 
Знающие люди рассказывают, что за думские решения нужно платить. И, конечно, до решения, иначе потом — зачем. Удивительно ли, что эта подсознательность проникает даже в формулировки официальных документов.
 
Впрочем, выиграли мы спор пока в первой инстанции. Это мой шестой суд против чиновников, включая два процесса в Satversmes Tiesa. Пока счет 5:0. Однако почти во всех прошлых судах государственная машина с упорством носорога двигала даже очевидно бессмысленные дела до самого конца, до Сената включительно. Теперь жду, будет ли толстокожее обжаловать и это решение.
 
Сколько чиновного народу положило на бессмыслицу времени и денег налогоплательщиков — министерские и думские юристы, судьи, секретари. Суд первой инстанции, Верховный, кассация, Сенат, все на государственной зарплате.

Из пяти споров минимум в трех результат был заранее ясен. Но подают в суд и обязательно идут до конца, обжалуют и проигрывают последовательно в трех инстанциях. Иначе Госконтроль накажет — почему не обжаловали!
 
И все вместе безнаказанно «отстаивают государственные интересы».
 
Жаль, конечно, времени, нервов, тратить часть жизни на пустяки. Но как иначе?

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

К национализации и продразвёрстке

По закону военного времени

Влад Корягин
Латвия

Влад Корягин

Бизнесмен, Baltic Travel Group

«Новая волна» — градообразующее событие

Для нашей Юрмалы

Евгения Зайцева
Латвия

Евгения Зайцева

Экономист, эксперт-аналитик

Знание — сила

Особенно знание правил ведения бизнеса в Латвии

Кирилл Озимко
Беларусь

Кирилл Озимко

Юрист

Почему не стоит отменять смертную казнь в Беларуси

6 аргументов в защиту высшей меры

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.