Минута молчания

09.02.2018

Андрей Бабицкий
Россия

Андрей Бабицкий

Российский журналист

Постсоветская история вернула нам время героев

Последний бой Романа Филипова

Постсоветская история вернула нам время героев
 

Пословица «На миру и смерть красна» точно описывает состояние человека, который, принимая какое-либо непростое решение, знает, что в этот момент за ним наблюдают десятки, а то и сотни глаз, в которых поддержка, восхищение, любовь, готовность оказать помощь.
 

Герой в этих обстоятельствах движим еще и энергией общины, ее воодушевлением и порывом. Это, как называл ее Лев Толстой, «роевая жизнь», когда множество воль объединены в одну, когда одно слово на всех устах и людской поток в едином порыве сминает врага, не замечая собственных павших.

Таков народный героизм. Миллионы людей, подчиненные одной цели — победить — месяцами и годами, как во время Великой Отечественной, трудятся, воюют, зная, что умирать за Родину — это такая рутинная работа.

Здесь тоже находится место героизму индивидуальному: человек, попадая в сложные, непривычные обстоятельства, вынужден брать ответственность на себя, лично принимать решение, которое никому другому в голову не придет.


Однако в роевой жизни важен именно объединительный момент, способность отрешиться от себя и принести в жертву свои индивидуальные устремления ради народного дела, влиться на правах единицы, атома в людское море и принадлежать общему строю. Так выигрываются большие войны.

На войнах малых или спецоперациях ведущая роль от роя переходит к одному, тому, чья личная воля, мужество, умение точно оценить обстоятельства становятся залогом успеха.

Но одиночке неизмеримо сложней, поскольку его не несет могучая волна коллективного подъема, когда выбор уже сделан за человека и ему ничего другого не остается, кроме как двигаться в общем неостановимом потоке.

Он сам должен найти в себе силы сделать шаг в бездну, когда, преодолев последний рубеж, ты уже не можешь ничего исправить, вернуться обратно, переиграть.
 

AFP 2018 / Omar Haj Kadour

Обломки сбитого боевиками российского самолета Су-25 в Сирии. 3 февраля 2018 года. 
 


Последний бой летчика Романа Филипова в Сирии — это абсолютный пример личного героизма, русского мужества и несгибаемости. В таких случаях речь не идет о военной победе, но о величайшей духовной, которую человек, его страна и его народ одерживают над врагом.

Последние слова сначала отстреливавшегося, а потом и подорвавшего себя майора были: «Это вам за пацанов». Это точный перевод на обычный человеческий язык евангельской формулы «За други своя».

Я думаю, что он решил не сдаваться в плен не только потому, что не желал допустить пыток и издевательств, хотя, конечно, и поэтому тоже. Возможно, что важнее для него (хотя сам офицер вряд ли так для себя формулировал) была роль заступника России: в его лице бандиты глумились бы над его Отечеством и всеми русскими людьми, над каждым из нас.

Долг русского офицера — защищать Родину, оберегать ее пацанов, хранить свою офицерскую честь. Здесь все это было совершено ценой жизни.

Это не первый подобный случай. В 2016 году, попав в окружение, офицер спецназа Александр Прохоренко вызвал огонь на себя и погиб вместе с террористами.


Постсоветская история вернула нам время героев — безымянных и с именами, погибших в Чечне, Грузии, погибающих сегодня в Донбассе и Сирии.

И это очень русская смерть, русская потому, что обыденная, потому, что никто не скажет: «Надо было сдаться, а потом, может быть, его бы обменяли или вытащили. Он упустил свой, пусть и минимальный, но шанс сохранить себе жизнь».

Европейцам и американцам такой рациональный подход кажется уместным и обоснованным, а нам почему-то нет.

Я не знаю человека, который не считал бы, что у этих ребят, не пожелавших просить врага о милости, превративших в оружие собственную смерть, боровшихся до последней секунды, не было на это права.

Да, никто бы не посмел упрекать их в малодушии, если бы всё сложилось иначе. Каждый имеет право на выбор, но герой платит жизнью за возможность остаться собой без малейшего изъяна. Тем он и отличается от обычного человека.

Последний бой Романа Филипова — это один из самых пронзительных примеров того, как следует умирать русскому мужчине в бою, будучи окруженным врагами.
 



 


Прощание с Героем России Романом Филиповым, 8 февраля 2018 года.
           
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

Латвия и Россия — единое духовное целое!

«Русскость» создаётся на рубежах империи

Андрей Бабицкий
Россия

Андрей Бабицкий

Российский журналист

Россия как Россия

Формула национального согласия

Иван Лизан
ДНР

Иван Лизан

Публицист (Донецк)

Третью мировую отложили

США попытались не раздражать Москву

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    51
    326
  • Последняя реплика:

Руслан Икаев, Людмила Сафронова, Сергей Васильев, Дарья Юрьевна, George Bailey, Виестурс  Аболиньш, доктор хаус, Евгений Иванов, Роман Ефанов, Леонид Соколов, Ян Заболотный, Александр Кузьмин, Vitjok's Vecais, Борис Бахов, Maija Vainst, Марк Козыренко, red pepper, Nina Palina, Лаокоонт ., Ольга  Шапаровская, anton Antonov, Товарищ Петерс, Marija Iltiņa, Сергей Воронков, Илья Нелов (из Тель-Авива), Юрий Янсон, Анатолий Первый, Андрей Жингель, Владимир Иванов, Vlad Bujnij, Константин Соловьёв, Владимир Астахов, Дмитрий Виннер, Савва Парафин, Юрий Васильевич Мартинович, Владислав Валерьевич Соколов, Ярослав Александрович Русаков, Владимир Алексеев, Песков Владимир, Элла Журавлёва, Александр Светлов, Kęstutis Čeponis, Ринат Гутузов, la-la.2010 , Irina Fedorovna Potapenko, Иван Киплинг, Юрий Анатольевич Тарасевич, Константин Васильев, Сергей Борисович Алексахин, 17 25