Евросоюз нерушимый

29.05.2019

Петр Андрушевич
Испания

Петр Андрушевич

Владелец компании Costa Real (Испания)

Поражение в праве. Как каталонские сепаратисты разрушили судебное единство ЕС

Поражение в праве. Как каталонские сепаратисты разрушили судебное единство ЕС
  • Участники дискуссии:

    17
    87
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


В Испании прошло первое заседание нового, избранного в конце апреля парламента. Нескольким депутатам выдали мандаты и прямо из зала заседаний увезли их обратно в тюрьму. Это каталонские сепаратисты.

Похожая ситуация может повториться и после выборов в Европарламент, назначенных на 26 мая. Некоторые каталонские политики, находящиеся под судом, собираются повторить успех коллег и стать одновременно испанскими заключенными и европейскими депутатами.

Борьба за отделение Каталонии, которую в Испании называют «Эль Просесс», перешла в процесс судебный – над лидерами сепаратистов, где было решено, что выдвигаться в евродепутаты они могут и из тюрьмы, и будучи в бегах. Но будущий депутатский иммунитет не защитит от ранее открытых уголовных дел. Поэтому, если беглеца изберут, чтобы вступить в должность евродепутата, ему надо будет заехать в Испанию получить мандат. И посидеть на дорожку в тюрьме лет двадцать.

Процесс полувека

Лидеров каталонских сепаратистов судят за попытку провести референдум о независимости Каталонии в октябре 2017 года. Центральное правительство Испании голосование не признало, а местами даже подавляло силой. Мадрид ввел в Каталонии прямое управление и отобрал все полномочия у барселонских начальников. Зачинщикам незаконного плебисцита вскоре было предъявлено обвинение в организации беспорядков и попытке государственного переворота.

Тогдашний президент Каталонии Карлес Пучдемон и еще шестеро сподвижников спешно уехали кто в Бельгию, кто в Швейцарию. А вице-президента по имени Ориол Хункерас, спикера местного парламента и других не сбежавших, – всего 12 человек, на время расследования посадили в тюрьму.

Они отсидели больше года без права выхода под залог или под домашний арест. По испанским меркам, это довольно жесткий подход. Причина – в медвежьей услуге, которую оказали своим однопартийцам каталонские дезертиры во главе с Пучдемоном.
 

Не сбеги они за границу, у оставшихся был бы сильный козырь: мол, нас притесняют испанские следователи, мы – политзаключенные, Европа, помоги! Но этого аргумента их лишили свои же товарищи. Ведь для того, чтобы кого-то выпустить из-под стражи до суда, следствие должно быть уверено, что обвиняемый не совершит рецидив или побег. Каталонский экс-президент, гуляющий по Бельгии, красноречиво свидетельствовал об обратном.
 

Так появилась первая большая трещина в стане сепаратистов. Когда одни пьют горячий бельгийский шоколад, а другие сидят в общей камере, это не добавляет взаимной приязни среди соратников.

В феврале 2019 года начался судебный процесс. Ставки очень высоки, это самое сложное и резонансное дело за всю историю демократической Испании. Его ведут семь магистров Высокого трибунала Мадрида, шесть мужчин и одна женщина. Большинство из них придерживается правых политических взглядов.

Председательствующего судью пыталось вывести из игры социалистическое правительство Испании, предложив ему максимально возможное повышение – должность председателя Верховного суда. Таким маневром «консервативного» судью рассчитывали заменить на «прогрессивного». Магистр отверг предложение и решил довести дело до конца.

Слуховое окно в Европу

В борьбе Мадрида и Барселоны обе стороны все время апеллируют к европейским институтам. На первом этапе, в 2011–2017 годах, у каталонских националистов в пиаре было преимущество, они хорошо исполняли роль притесняемых властями мирных диссидентов. Вообще, героизация жертвенности – давняя традиция Каталонии. Главный местный праздник 11 сентября – это день поражения в борьбе с армией испанского короля и сдачи Барселоны. 

Центральному правительству долгое время не приходило в голову, что им вообще нужна пиар-кампания. Казалось бы, зачем объяснять иностранцам общеизвестные в Испании постулаты? Ошибку заметили только тогда, когда в Европе усилиями сепаратистов уже набирал популярность образ пещерной имперской Испании с примесью франкизма и чуть ли не инквизиции.

Выяснилось, что надо все время напоминать в Европе и в интернете о том, что Испания – унитарная страна с автономиями, а не федеративное государство. Что референдум назначается только центральным правительством с участием всех граждан. Что права наций на самоопределение вплоть до отделения нет не только в испанской Конституции, но и не было нигде в мире, кроме СССР, Югославии и Эфиопии.

Подтверждение того, что в Европе без тонких маневров и правильного пиара ничего не добьешься, Испания получила тоже неожиданно. Как только произошел побег Пучдемона, испанское следствие привычно выписало европейский ордер на его арест и отправило коллегам в Бельгию, приложив несколько страниц пояснения. Статьи обвинения были самые что ни на есть тяжелые: организация беспорядков, попытка переворота, растрата казенных средств. Вопрос казался простым – несколько недель бумажной волокиты, и можно принимать постояльца в мадридскую тюрьму.

Но беглый каталонский политик не зря выбрал именно столицу Евросоюза Брюссель. Наняв адвоката, он смог опротестовать в бельгийском суде и процедуру выдачи, и суть вопроса, и даже сам перешел в контратаку, доказывая, что справедливого рассмотрения дела ему в Испании не видать. И вот уже Министерство юстиции в Мадриде получило от своих бельгийских коллег список вопросов «а как устроено правосудие в вашей стране».
 
Минюст Испании никак не ожидал, что после трех десятилетий в ЕС ему придется доказывать своим партнерам, что он не верблюд. Что испанский суд непредвзятый, что в тюрьмах нет пыток, что законы страны не преследуют за политические взгляды.
Потом оказалось, что статьи об организации беспорядков в Бельгии нет, а есть статья о восстании, но она предполагает обязательное наличие силовых действий с оружием. Незаконный референдум не потянул на вооруженный мятеж, и брюссельский суд решил не выдавать Пучдемона.

В Германии, где он позже тоже был арестован, ситуация повторилась. Региональный судья отыскал прецедент давки в немецком аэропорту, которую засчитали как непроизвольные массовые беспорядки, и все пошло не так. Немцы предложили выдать опального политика разве что по статье о растрате государственных денег, но там вместо 25 лет ему светило максимум четыре года, и испанское следствие отказалось от такой подачки.

Так Пучдемон остался жить политэмигрантом на вилле в бельгийском Ватерлоо и по скайпу потихоньку подогревать «эль просесс» внутри Испании. И с ним шестеро товарищей по счастью, потому что товарищи по несчастью сидят в камерах. Испания оправилась и стала быстро учиться на ошибках.

Все представительства Каталонии за границей были закрыты. Официальные дипломаты испанского МИДа начали разъяснительную работу о том, что никаких политических узников нет, а каталонское дело сводится к попытке узурпации власти, то есть уголовному преступлению. На кампании в прессе и лоббирование в Европарламенте государство потратило немало усилий.

Самый гуманный суд

Именно с оглядкой на Европу, а точнее, на будущую неизбежную апелляцию в Страсбургский суд по правам человека процесс по делу сепаратистов идет как «самый гуманный суд в мире». Мадрид не может себе позволить и тени сомнений в том, что с подсудимыми обращаются как-то неправильно. Иначе ЕСПЧ отменит любой, самый мотивированный приговор по формальным причинам. 

И вот уже невиданное дело – заседания идут только по вторникам, средам и четвергам с 10:30 до 18:00. Понедельник и пятница сделаны выходными, чтобы не переутомиться. Предусмотрено и что-то вроде сиесты – обвиняемым накрывают обед из ресторана в отдельном зале.

Это особенно контрастирует с недавним уголовным разбирательством о коррупции против бывшего первого вице-премьера Испании и главы Международного валютного фонда Родриго Рато. На том суде высокопоставленные подсудимые в коридоре по-быстрому жевали бутерброды всухомятку под строгим взглядом приставов. Но то были свои, местные, а тут – дело почти международное, с политическим оттенком.

В общем, сепаратистам обеспечен режим полного благоприятствования. Хочешь говорить по-каталонски – пожалуйста (хотя все участники, естественно, владеют испанским языком). Выступления ограничены рамками регламента, но фактически лимит времени соблюдается только для обвинителей и прокуратуры. Защита и подсудимые говорят сколько хотят, и суд их не останавливает. 

Постправда и ничего, кроме правды

В наши времена фейковых новостей и постправды бывает трудно разобраться, где же истина. Вот и в каталонском деле правда у каждого – своя.

В первые дни процесса стало ясно, что у подсудимых две основные линии защиты, причем каждый выбирает свою. Одна – политическая, основанная на споре, кто больший демократ. Согласно ей, после того как в 2010 году испанский Конституционный суд отверг слишком вольный Устав Каталонии, местные политики взяли курс на «эль просесс». С тех пор дважды избиратели отдавали большинство на автономных выборах именно националистам-сепаратистам.

Вице-президент Хункерас аргументирует так: мог ли он как истинный демократ не выполнить наказ избирателей? Ведь они выбрали его партию именно потому, что в ее программе был референдум и потом – независимость. Не мог, отвечает Хункерас сам себе, это было бы предательство демократии.

Вот он и проводил ту политику, которую ему доверило осуществлять большинство каталонцев. Мирно, но настойчиво вел дело к отделению. И у него на это, по его мнению, имелась полная легитимность. На суде он объявил себя пацифистом, демократом и политическим узником. 

Контраргументы испанской прокуратуры тоже взывают к демократии. Легитимность, по ее мнению, у тех, кто защищает правовое государство и Конституцию. Ведь истинный демократ, соблюдающий демократические процедуры, должен признавать верховенство закона и судебных решений. А в испанской Конституции никаких прав на отделение не предусмотрено. Референдумы проводит только центральное правительство Испании, а не власти автономной области. По этой версии, источник демократии – это не волеизъявление части населения, а закон и конституционный порядок. И это тоже правда.

Обвинение настаивает на том, что здесь судят не политиков за их взгляды и не граждан за право голосовать и собираться на демонстрации. Судят конкретных физических лиц за уголовные преступления под названием «беспорядки, восстание». И за нецелевые траты народных денег на организацию запрещенного референдума.

Помилования и апелляции

С этим приземленным обвинением полемизирует уже вторая линия защиты – фактическая. Она методично оспаривает каждый из пунктов, все время делая акцент на том, что насилие со стороны сепаратистов не применялось. По версии адвокатов, их клиенты все делали мирным путем.

Они огласили в одностороннем порядке декларацию о независимости, но сделали это не в парламенте, а в соседнем помещении. Они не ставили эту декларацию на голосование и в официальном бюллетене не публиковали. Значит, и смысл этого действа – символический, понарошку. Это правда или постправда?

Драматически подал свои показания бывший министр внутренних дел Каталонии Форн.
 
Он сообщил суду, что жил в режиме дуализма. Как политик он хотел независимости и делал для нее все возможное. А как начальник местного УВД – подчинялся закону и отдавал приказы прекращать беспорядки и поддерживать конституционный строй.
Показания полицейских офицеров из разных корпусов оказались прямо противоположными. Карабинеры (подчиняются центральному правительству) говорят, что на них нападали демонстранты и сочувствующие. А региональная полиция Моссос (подчиняется правительству Каталонии) показывает, что протесты были мирными и манифестанты сами стали жертвами агрессии со стороны гвардейцев. 

Большой резонанс имели показания судебного пристава, которая вела обыск в Управлении экономики в Барселоне. При условии не показывать ее лицо по телетрансляции она рассказала, как после выемки документов была вынуждена эвакуироваться по крыше, а потом прятаться в туалете соседнего здания театра. По окончании спектакля ей удалось выйти, смешавшись с публикой.

И все это для того, чтобы пройти незаметно мимо якобы мирной толпы, которая ждала бригаду следователей у входа в Управление экономики. За время ожидания народная масса разбила вдребезги несколько полицейских автомобилей.

Сенсационные показания дал руководитель автономной полиции майор Траперо. Во-первых, он доложил, что предлагал правительству Каталонии отказаться от референдума и от прокламации независимости – чтобы избежать беспорядков и насилия. А во-вторых, он сообщил суду, что в решающие дни подготовил спецоперацию по аресту президента Каталонии Пучдемона и трех его главных сподвижников, включая своего непосредственного начальника – главу местного УВД.

Четыре бригады оперативников имели секретные инструкции. В боевой готовности был вертолет Моссос, в считаные минуты способный сесть на крышу парламента и унести задержанных. В приемной председателя Верховного суда Каталонии постоянно находился высокопоставленный полицейский офицер на случай, если будет подписан ордер на арест. Но команды брать в те дни не последовало ни от суда, ни от политического руководства Мадрида. 

Показания этих ключевых свидетелей сильно подорвали позиции политических узников-пацифистов, какими себя представляют подсудимые. При временном и слабом предыдущем правительстве социалиста Педро Санчеса у каталонских обвиняемых были шансы, что премьер их помилует после обвинительного приговора, чтобы получить в парламенте поддержку каталонских партий. Но после недавних выборов центральное правительство больше не нуждается в голосах депутатов от Каталонии. Негласный пакт «помилование в обмен на поддержку» больше не действует.

Теперь вполне вероятно, что этот образцово-показательный процесс закончится реальными тюремными сроками на десятки лет. Статьи о госизмене и свержении конституционного строя слишком серьезны. Удастся ли привлечь к ответу Пучдемона, выманив или экстрадировав его из безопасной Бельгии, – еще одна важная интрига. И получит ли он место в Европарламенте?

Суд продолжается уже три месяца. Ожидается, что слушания растянутся до середины лета. Делается перерыв на парламентские и европейские выборы, чтобы не политизировать заседания. С учетом повышенного формализма вполне вероятны и другие переносы и паузы. 

Верховный суд в итоге установит техническую, формальную правду. Ее будут оспаривать в европейских инстанциях годами, на ней будет строиться дальнейшая доктрина отношений Каталонии с Мадридом. И у каждого останется при себе своя правда, а суд истории еще не скоро поставит все на свои места.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Каталония: в двух шагах от независимости?

Появиться ли на карте Западной Европы еще одно государство

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Левые партии Южной Европы

Италия и Испания

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Курдистан и Каталония: сходства и различия

Виктор Мараховский
Россия

Виктор Мараховский

Главный редактор онлайн-журнала «На Линии»

Как там в Польше и Каталонии

И почему все работают на Путина

Капитализм неминуемо ведет к войне

Национализм неотделим от патриотизма, потому что и тот и другой основаны на преданности государству. Просто не все националисты еще имеют свое государство, но они к этому стремятся

Мир постамериканской эпохи

Есть такая русская поговорка: "Как верёвочке не виться, а конечек будет".

Латвийский суд окончательно отменил решения Нюрнбергского трибунала

Слава богу, самая малость. Но разве это меняет сущность? Если я сейчас начну пропагандировать ненависть к китайцам, откликнется не больше десятка ненормальных. Но за шкирку меня бр

Какой-то праздник

Бодьшевики? Людям? Землю?! Ну вы и фантазёр! По три аршина, разве. Да и то далеко не каждому, сойдёт и общий ров.

ГДЕ ПАПА?

Иракские рейсы остановлены. Видно кому то ещё надо этих людей использовать.И что такое 2000 против 12 000, так что, еще долго кормить будете.Ничего, ещё нажмут на норвежскую компан

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.