Политика

02.12.2019

Сергей  Середенко
Эстония

Сергей Середенко

Юрист, правозащитник

"Политкорректор": дело Титова

"Политкорректор": дело Титова
  • Участники дискуссии:

    14
    70
  • Последняя реплика:

    12 дней назад


О противоречиях в судебном приговоре Вячеслава Титова: о правовой специфике употребления оценки «нацист» и о понимании термина «геноцид».

Как и обещал, делюсь своими размышлениями по делу Вячеслава Титова, который воспротивился увековечиванию в Клайпеде памяти Адольфаса Раманаускаса и поплатился за это деньгами и депутатским мандатом.

Однако перед тем, как перейти к рассмотрению некоторых (далеко не всех!) сюжетов дела, должен оговориться, что речь в основном пойдет именно о размышлениях, а не об экспертной оценке, поскольку и литовского языка я не знаю, в связи с чем могу уверенно опираться только на переводы решений судов первой и второй инстанции, выполненные самими судами (остальные переводы – Google), и объективность моя под вопросом, поскольку был и остаюсь упертым антифашистом. Тем не менее…


© Klaipėdos miesto savivaldybės administracija Депутат городского совета Клайпеды Вячеслав Титов

Сюжет 1

Из приговора Клайпедского окружного суда в отношении приговора Клайпедского участкового суда:

«Вячеслав Титов по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 170 УК (2 эпизода, касающиеся нацистских партий и лиц), оправдан за отсутствием в его деянии признаков преступления или уголовного проступка».

Во второй инстанции Клайпедская окружная прокуратура этот оправдательный приговор обжаловала. В СМИ этот сюжет практически не освещался, поэтому приведу пространную цитату из приговора, чтобы было понятно, о чем идет речь:

«В. Титов 24.09.2018 в 09 ч. 54 мин. в социальной сети Facebook в своей личной учетной записи «Вячеслав Титов», в неустановленном в ходе досудебного расследования месте, поместил видеозапись передачи дебатов, которая транслировалась по российскому каналу НТВ. Во время которой он утверждал:
«У нас даже когда российские компании вот работали в Прибалтике, знаю, они поддерживали все эти нацистские партии. Не русских поддерживали, а нацистских… Ребята, вот в Прибалтике у нас нацисты, да, вот давайте что-то делать, хотите с нами работать, хотите «шелковый путь», давайте, отменяйте эти законы, советской оккупации какие там выставлены сейчас, вот, запрещение советской символики тоже, это должна говорить Российская Федерация».
 
Когда собеседник передачи спросил, как он может утверждать, что в странах Балтии есть нацистские партии и на каком основании, В. Титов ответил: «Нацистски настроенные, скажем так».

На вопрос собеседника: «(…) кто в Клайпеде нацист? Какая партия в Клайпеде представляет нацистов?», В. Титов ответил: «Нацистски настроенные люди есть. Вот голосование у нас прошло в городском совете. У меня провели обыски прокуратура, дома, в машине, компьютеры забрали. По какой причине? Потому что я задал один вопрос в комитете финансов, а стоит ли увековечивать у нас Ванагаса. На меня накинулась такая машина мощная, просто по мне пройтись хотели».

Когда собеседник поинтересовался: «То есть это проявление нацизма?», В. Титов ответил: «Нацизм – это когда нация одна ставит себя выше другой, когда люди русские проживают в Прибалтике и чувствуют себя третьим сортом, не вторым, а третьим».

Из приведенного фрагмента видно, что, отвечая на понятные вопросы «собеседника» с НТВ, Титов, выражаясь боксерским языком, «поплыл». Укорять его в этом бессмысленно, поскольку на его месте «поплыло» бы большинство. А ведь речь идет как раз о том, чем я сейчас занимаюсь, – о практической диагностике нацизма (от физических лиц до режимов).

Поскольку, как показывает данный конфликт, за употребленную оценку «нацист» могут и к уголовному суду привлечь, и осудить. И здесь аргумента «я его, контру, печенкой чую» будет явно недостаточно. Что, надо признать, является предметом моих давних технических разногласий как с лидером латвийских антифашистов Иосифом Кореном, так и с его коллегой из Эстонии Андреем Заренковым.

Интересно, какую статью УК задействовала прокуратура для того, чтобы осудить Титова за данные высказывания. Ч. 2 ст. 170 УК Литвы – классическое «разжигание вражды», притом что в перечне признаков «политических убеждений» нет, а есть только «убеждения».
 
УК Литвы запрещает разжигать вражду по отношению «к любой группе людей», подпадающей под перечисленные в статье признаки, но нацисты, на мой взгляд – это не «любая», а «особая» группа, разжигать вражду к которой не только можно, но и должно.
Чем, собственно, и занималась знаменитая песня «Священная война» – «Пусть ярость благородная вскипает, как волна…». С точки зрения литовского суда – типичное «разжигание вражды».

Данная точка зрения про то, что в отношении прав человека нацистов следует выделять в «особое производство» – не моя личная, а точка зрения ГА ООН, которая в соответствующих антифашистских резолюциях отмечала не раз, что те же «марши легионеров» – это не реализация свободы собраний, а «злоупотребление свободой собраний». Так что статья «разжигание вражды» применима только к самим нацистам, но не в их защиту.

И еще один пассаж прокуратуры, обжаловавшей оправдание Титова по данному обвинению в первой инстанции:
 
«В настоящее время общеизвестным является только один факт, что доверие к литовским партиям наименьшее, и упомянутые высказывания В. Титова о партиях для определенной группы лиц, то есть для аудитории В. Титова в социальной сети Facebook и ее окружения, могут сформировать даже не неодобрительное отношение к действующим в Литве партиям, а уже отношение, носящее характер ненависти»

Милая литовская прокуратура, это называется «перекладывать с больной головы на здоровую». Уместно также будет вспомнить тут и другую присказку – «На воре шапка горит»:

«27.11.2018 в письмах политических партий «Союз Отечества – Христианские демократы Литвы» и «Союз крестьян и зеленых Литвы» указывается, что представители этих партий негативно оценивают упомянутые В. Титовым утверждения о действующих в Прибалтике нацистских политических партиях, нацистски настроенных людях, расценивают это как подстрекательство к ненависти к ним».

Почему же Титова оправдали по этому обвинению? Главный аргумент в его пользу был тот, что Вячеслав не занимался «разжиганием вражды» в отношении нацистских партий «систематически» – прокуратура, как уже было указано, смогла раскопать только два эпизода. К тому же ни одной партии, ни одного человека он «поименно» нацистом не назвал.

Частично с такой логикой можно согласиться: «разжигание» действительно может предполагать некую последовательность действий, а не однократное выступление, хотя для меня это новый тезис.

Однако дальше суды понесло в исследование последствий этих высказываний Титова, и тут уже совершенно справедливо уперлась прокуратура: «разжигание вражды» классически имеет формальный состав (критику в адрес соответствующего материального состава в Эстонии я неоднократно высказывал), и последствия в данном случае не могут рассматриваться судами. Также суды приняли во внимание личность подсудимого (не судим, не привлекался).
 
Какие из этого сюжета можно сделать выводы? Если не ошибаюсь, это первый процесс в Восточной Европе, когда политика пытались привлечь к уголовной ответственности за употребление оценок «нацист», «нацистский», причем безадресных.
До этого аналогичные тяжбы рассматривались исключительно в гражданском судопроизводстве (дела «Свободы» и «С 14» на Украине). Напомню, что примерную диагностику ВО «Свобода», как нацистской партии, я уже делал, так что научный алгоритм решения этой проблемы есть, но в судах он еще не тестировался. В деле Титова суды в целом устранились от оценки справедливости его высказываний в рассматриваемой части, ограничившись тем, что залезли… в словарь литовского языка, в котором обнаружили, что «нацист – член нацистской партии». Ага.

Взявшись за уголовное преследование Титова за «разжигание вражды» в отношении «любой группы людей» по убеждениям, прокуратура не только допустила тем самым разрешенность в литовском обществе нацистских убеждений, но и сочла, что эти убеждения ничем не хуже других, в связи с чем разжигание вражды к нацистам – преступление. Это глубоко ошибочная и глубоко порочная позиция, на которую обязан был указать защитник Титова.

Также нельзя оставить без внимания тот факт, что в приведенных высказываниях Титова прокуратура усмотрела «угрозу национальной безопасности» и «работу в интересах России», в связи с чем можно предположить, что попытка обвинения в «разжигании вражды» в случае определения кого-то «нацистом» – только пристрелка, и в дело может пойти «шпионаж-лайт», защищаться от обвинений в котором существенно сложнее, потому что такой статьи уголовного закона вообще не должно быть.

И последнее. Судам, рассматривавшим данное обвинение, можно посочувствовать. Потому что один из базовых принципов уголовного производства – никто не должен доказывать свою невиновность. Прокуратура же, подчиняясь этому принципу, должна была, по идее, доказать, что в Литве нет нацистских партий.

Как это сделать? Видимо, опросить все литовские партии – «А не нацисты ли вы часом?». Впрочем, как видно из приговора, две партии сами подсуетились; нацистскими себя не признали, но с разжиганием ненависти к ним (именно к ним – чует кошка, чье мясо съела), как к нацистам, категорически не согласились. С чего бы это?"Вы – нацисты!»: как в Центристской партии общаются с EKRE

Сюжет 2

Из приговора Клайпедского окружного суда в отношении приговора Клайпедского участкового суда:
 
«Вячеслав Титов осужден по части 2 статьи 170, части 1 статьи 1702 и части 3 статьи 313 УК за публичное обнародование ложных вымыслов, способных предопределить презрение людей либо подорвать почтение памяти усопшего Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса; публичное презрение и возбуждение ненависти к группе людей, относящихся к участникам вооруженного сопротивления – партизанам Литвы, оказывавшим поддержку им, а также за публичное грубое уничижение геноцида СССР, который осуществлялся на территории Литовской Республики против участников вооруженного сопротивления – партизан Литвы».

ООН, жди.

Вот тут возьмусь за экспертную оценку, потому что буду рассматривать только правовые акты без учета обстоятельств конкретного дела. Итак, что собой представляет часть 1 статьи 1702 УК Литвы в Google-переводе?

«Публичное принятие, отрицание или грубое отрицание международных преступлений, преступлений, совершенных СССР или нацистской Германией против Литовской Республики или ее жителей
 
1. Любое лицо, которое публично одобрило, отрицало или грубо осудило геноцид или другие преступления против человечности или военные преступления, признанные законодательством Литовской Республики или Европейского союза или международными судами в результате угрожающего, оскорбительного или оскорбительного поведения или нарушался общественный порядок, а также те, кто публично поддерживал агрессию СССР или нацистской Германии против Литовской Республики, геноцид или другие преступления против человечности или военные преступления, совершенные на территории СССР или нацистской Германии жителями Литовской Республики; другие лица, которые совершили или участвовали в агрессии против Литовской Республики за очень серьезные или серьезные преступления против Литовской Республики или за очень серьезные преступления против жителей Литовской Республики, отрицаемые или грубо унижать, если это было сделано угрожающим, оскорбительным или оскорбительным образом или привело к беспорядкам, наказывается штрафом или постановлением о задержании или постановлением о заключении под стражу максимум на два года».

Вот тут сразу – стоп! Потому что этот правовой постмодернизм буду раскатывать в блин со всей пролетарской беспощадностью.

Что такое «геноцид или другие преступления против человечности или военные преступления, признанные законодательством Литовской Республики или Европейского союза»?! Это – хрень собачья.
 

Конституция Литовской Республики в ст. 109 устанавливает, что «Правосудие в Литовской Республике осуществляется только судами». Принцип разделения властей в литовской конституции прямо не оговорен, но есть ст. 5, в которой сказано, что «государственная власть в Литве осуществляется Сеймом, президентом Республики и Правительством, Судом. Полномочия власти ограничиваются Конституцией». Из чего следует, что в отношении осуществления правосудия у судов – исключительная компетенция.
 

Позвольте также напомнить, что такое «правосудие», для чего есть смысл обратиться к юридическому словарю:

«Правосудие – форма государственной деятельности, которая заключается в рассмотрении и разрешении судом отнесенных к его компетенции дел – об уголовных преступлениях, о гражданских спорах и др. Осуществление П. судом осуществляется в установленном законом процессуальном порядке».

Уже из названий «преступления против человечности или военные преступления» видно, что это – преступления, а значит, устанавливаться они могут исключительно судом, а не фантазиями законодателя. Может быть, «геноцид» – не преступление? Да нет, соответствующая международная конвенция так и называется – «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него».

Итого «геноцид или другие преступления против человечности или военные преступления» никак не могут быть «признаны законодательством Литовской Республики или Европейского союза», потому что это – всецело компетенция судов, причем исключительная компетенция. У нас с Натальей Ереминой по поводу этого «постмодернизма» даже научная статья есть, где мы приходим к выводу, что апелляция к международным преступлениям уже давно используется как политический инструмент.
 

Давайте зафиксируем: ч. 1 ст. 1702 УК Литвы прямо противоречит ст. 109 Конституции Литовской Республики. Что должен был делать защитник Титова в этой ситуации? А ничего – все за него должны были сделать суды.
 

Согласно ст. 110 Конституции:
 
«Судья не может применять закон, противоречащий Конституции.

В тех случаях, если есть основание предполагать, что закон или иной правовой акт, который должен быть применен по конкретному делу, противоречат Конституции, судья приостанавливает рассмотрение этого дела и обращается в Конституционный Суд с просьбой вынести решение о соответствии этого закона или другого правового акта Конституции».

Ничего подобного в деле сделано не было. А теперь расскажите мне про независимость литовских судей… Особенно с учетом того, что ч. 1 ст. 1702 УК – прямое покушение на права именно судей.

И еще один аспект рассматриваемого сюжета. Не раз мне уже доводилось указывать на то, что прибалты умудрились без всякого ущерба для себя узаконить свои собственные, «местные» «геноциды», подогнав их под свои политические нужды. В результате ликвидация «партизан» (по-нашему – бандитов) стала… геноцидом части литовского народа. И ЕСПЧ «утвердил» такой подход, откровенно превысив свои полномочия, причем не в первый раз. ЕСПЧ, хоть и является упомянутым в ч. 1 ст. 1702 УК «международным судом», уголовные дела рассматривать не вправе, его дело – блюсти Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Классическое же определение геноцида выглядит так:
 
«В настоящей Конвенции под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую».
 
К чему приведет подобный подход, приравнявший ОПГ к этнической группе? Какая-то аналогия все время крутилась в голове, а потом всплыла. Помните террористический акт, получивший название «Норд-Ост»?
Вот как его описывает та же Википедия:
 
«Террористический акт на Дубро́вке – захват заложников на Дубровке в Москве, начавшийся 23 октября и продолжавшийся по 26 октября 2002 года, в ходе которого группа вооруженных чеченских боевиков во главе с Мовсаром Бараевым захватила и удерживала заложников из числа работников, зрителей и актерского состава мюзикла «Норд-Ост» в здании Театрального центра. (…) В результате операции по освобождению заложников были убиты все находившиеся в здании на тот момент террористы и освобождена бо́льшая часть заложников».

Если следовать логике литовского и эстонского (про Латвию не знаю) законодателя, а также ЕСПЧ, то здесь черным по белому описан акт геноцида чеченского народа. Поскольку все принимавшие участие в теракте чеченцы были убиты. А они – часть чеченского народа. «Полностью или частично» …

А теперь расскажите мне про борьбу с терроризмом…

P.S. По согласованию с редакцией эти заметки о «деле Титова» было решено разбить на три части. Вторая часть выйдет в среду, третья – как обычно, в субботу. Посмотрим на особенности реабилитации по-литовски и поразмышляем над «презрением к памяти павшего», что в Литве – статья УК.
   


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей  Середенко
Эстония

Сергей Середенко

Юрист, правозащитник

"Политкорректор": потери

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Прибалтика потеряла ученика: Молдова вернулась к сотрудничеству с Россией

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Вы украли мое детство: Грета Тунберг велела миру идти по пути Прибалтики

Сергей  Середенко
Эстония

Сергей Середенко

Юрист, правозащитник

«Политкорректор»: скромное обаяние нацистов

КАК НЫНЕ СБИРАЕТСЯ ВЕЩИЙ ОЛЕГ...

А мне ничего делегировать не надо - я защищаю свою историю от очернения.

"Политкорректор": потери

Нет. Просто ни мне, ни моим друзьям и родичам от Лужкова никакой пользы не было. А Барбос исправно лисиц гонял. О Гапоненке и говорить не приходится.

Пожирание русских денег – про неправильные деньги. Ща Лом №9

Легкий оффтоп Реформы в Китае и России: сравнительный анализ.Россиянам могу выслать в личку на почту,ибо могут не попасть на сайт.http://all-ebooks.com/2019/...

СКОЛЬКО ВЫ СТОИТЕ

Рижане, что с нашим одноклубником и РИЖАНИНОМ ЮРИЕМ ТАРАСЕВИЧЕМ?

Апология Греты, или Девочка с особенностями против людей в дорогих костюмах

"Удивил ? Вряд ли"(с) Удивил конечно. Потому, что чуть выше Вы писали "пра" динозавров, которые жили когда "было много кислорода", даже слишком, а "деревья были большими". Ну мне п

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.