Личный опыт

06.08.2019

Владимир Борисович Шилин
Латвия

Владимир Борисович Шилин

Доктор технических наук

Подарок на погранконтроле

Вместо годового отчета

Подарок на погранконтроле
  • Участники дискуссии:

    8
    15
  • Последняя реплика:

    19 дней назад


В конце ноября 2018 возвращался я из России, и при прохождении паспортного контроля молодая женщина-пограничник стала внимательно вглядываться то в паспорт, то в мое лицо. Обычно эта процедура достаточно простая. Пограничник сверяет ваше лицо с фотографией в паспорте, сканированием проверяет действительность самого паспорта, отыскивает свободное место для простановки штампа в паспорте о пересечении границы, ставит свою личную номерную печать и контроль окончен.

Но последнее время я обратил внимание, что при проверке контролеры всматриваются в мою фотографию в паспорте и в мое лицо несколько дольше обычного. Такая же ситуация сложилась и на этот раз. Даже более того, достаточно долго сравнивая меня с фотографией, отсканировав паспорт и, перейдя к поиску свободного места для штемпеля, молодая женщина вдруг снова вернулась к первой страницы и снова посмотрела в паспорт и на меня.



Обратив внимание на такую тщательность проверки, я спросил и, где же я страшнее — на фото в паспорте или в натуре? Она, несколько задумавшись, ответила: «Вы на лицо не слишком похож на восьмидесятилетнего».

Вы не представляете, насколько мне было это приятно слышать, тем более что, на мой взгляд, моя физиономия в восьмидесятилетнем возрасте не самое лучшая часть моего тела, поддерживаемая мною в активном работоспособном состоянии! А значит усилия, затрачиваемые мною, чтобы продлить свою жизнь, все же сказываются положительно. По приведенным фотографиям, сделанным 02.08. 2019 года во время ежедневной моей физической зарядки, вы сами можете судить, что больше соответствует восьмидесяти годам прожитой мною жизни

Физические нагрузки в столь преклонном возрасте и после тяжелейших операций выполняются мною не ради бездумного накачивания мышц, а для поддержания работоспособности в физическом и тесно с ним связанным интеллектуальном плане.



Безусловно мои формы не очень соответствуют канонам пропорций человеческого тела, но в рекомендации по индексу массы тела для здоровой жизни вполне укладываются в принятые медициной нормы для среднего возраста. Но борьба с неизбежной саркопенией ( потеря скелетной мышечной массы) в пожилом возрасте становится все более тяжелым занятием. А именно поддержание достаточно высокого уровня мышечной массы связано с успешным функционированием когнитивных функций человека.

И пока, что только физические нагрузки наиболее эффективно способствуют замедлению неизбежного процесса саркопении. К сожалению, в преклонном возрасте даже поддержание ИМТ (индекс массы тела) не всегда может дать правильную оценку протекающих в организме процессов саркопении. Иногда с возрастом при начавшемся процессе атрофии мышечных тканей, их вес компенсируется жировыми отложениями в тех же самых мышцах.

То есть общий вес человека остается неизменным и, якобы фиксируется отсутствие саркопении. Однако, снижение с возрастом эффективности эндокринной системы ведет к ухудшению усвояемости белковой пищи и синтеза собственных белков, что в свою очередь приводит к ослаблению всех систем организма в целом.

Кроме того, из-за необязательности в запенсионном возрасте выполнения многих ранее обязательных дел у человека существенно ослабевают волевые качества – конективные функции психики. Многие дела, требующие больших физических усилий, остаются не выполненным.

На этом фоне отсутствия физической нагрузки мышц, их атрофия замещается появлением жировых отложений в тканях, и при этом не только не наблюдается снижение веса тела из-за саркопении, но даже происходит его возрастание, что обычно называют саркопеническим ожирением. Имеются сведения, что после 60-70 лет уменьшение скелетной мышечной массы может составлять 10-15%.

На фоне изложенного выше я бы не стал так уж живописать сохранность своей физической и интеллектуальной формы в свои за восемьдесят, поскольку в настоящее время уже достаточно много людей, которые, благодаря развитию медицины, могут продемонстрировать неплохую физическую и творческую активность, если бы, не одно но. Человек, изображенный на снимках, должен был умереть 21 год назад. Тогда в 1998 году я уже не мог пройти и 100 метров без нитроглицерина. За полгода до этого от инфаркта умер мой старший, на три часа, братик- двойняшка. Я был на очереди.

Но в июне 1998 года доктор Авотс больницы Страдыня по бесплатной очереди наложил пять шунтов на мое изношенное сердце. И вот, сознавая свою ответственность перед близкими, которые без моего участия и помощи в их жизни могли оказаться в весьма сложном положении, я постепенно заставил себя, по возможности, ежедневно после обливания холодной водой в течении часа, заниматься физическими упражнениями, со временем все усложняя их.

Остальные виды нагрузок, которые налагает на обычного человека теперешняя жизнь, включая достаточно интенсивную и творческую работу, я постепенно стал выполнять в полном объеме. Сейчас, это помощь внучкам в учебе и подготовка их к школьным экзаменам по математике, физике и химии, в институте — это теоретическая механика, сопромат, теория механизмов и машин, детали машин и другие технические. дисциплины.

Параллельно я довольно много пишу материалов различного профиля. Одним из направлений такой интеллектуальной работы, которая идет достаточно интенсивно, это работа с заявками на изобретения. За последний год мною направлены еще три заявки на изобретения, по которым сейчас ведется рабочая переписка с Роспатентом. Не обходят меня и домашний быт.

Если кто-то думает, что это легко выполнять в пожилом возрасте то, что я кратко описал, я могу только сказать — доживите до такого возраста и тогда вспомните о сегодняшнем вашем мнении.

Чтобы заставить себя выполнять все эти, казалось бы необязательные в далеко запенсионном возрасте нагрузки, человек должен быть глубоко мотивированным и обладать большой настойчивостью в выполнении своих планов и обязанностей. Но именно это, пожалуй, и может продлить вашу активную жизнь на этой земле.

В свое время после широкого интереса членов клуба к моей публикации на сайте я решился отчитываться за каждый следующий прожитый мною год в виде очередных публикаций, и таковыми стали: ☞ раз, ☞ два, ☞ три, ☞ четыре, ☞ пять, ☞ шесть.

Но, возвращаясь к моим мотивациям выполнения достаточно тяжелых ежедневных физических нагрузок для продления своей жизни в преклонном возрасте, позволю себе вспомнить историю с другом Антуана Экзепюри, который блестяще описал ее в своем произведении «Планета людей». Именно оно оказало значительное влияние на мое послеоперационное поведение, которое не изменилось и после перенесенной несколько позже и онкологической операции.

Так вот, когда друг Антуана пилот Гийоме потерпел аварию в Андах при 30-ти градусных мороза и спустя пять суток, когда его уже бросили искать и считали погибшим, он приполз. «Я выдержал то, что никакая бы скотина не выдержала» — были его слова.

Позже он рассказал, как он все-таки выжил. Когда последние силы в обмороженном теле и мутневшее сознание почти покидали его, он просто искал место на скалах, где бы был виден его труп. Это было связано с тем, что если труп пилота не был найден, то его считали пропавшим без вести, и семья четыре года не получала страховку и пенсию за погибшего кормильца. Вот именно такие жесткие стимулы жить только и могут человека заставить себя ломать каждый день.

Если, кого заинтересует, как это делаю я, без фитнес-центров и тренажеров, при более чем ограниченных средствах для обеспечения себя питанием, при практически полном отсутствии строгого режима дня, читайте приведенные выше ссылки на опубликованные материалы. Большинство физических нагрузок применяемых мною в основном остались и количественно, и качественно такими же. При возникновении вопросов готов буду на них ответить и поделиться применяемыми мною принципами продления своей жизни.

Эти принципы далеки от популярных ныне среди состоятельных людей модных систем антиэйджинга (антистарения). Но результаты, которые я пока имею, показывают их эффективность и меня устраивают. В 2006 году из от известного кардиолога я слышал, что люди после аортнокоронарного шунтирования, которое я перенес в 1998 году, живут обычно 8 – 12 лет. Я живу уже 21 год, попутно перенес еще две тяжелейшие операции. Поэтому вам судить стоит или не стоит следовать моим жестким и тяжелым методам продления своей жизни.

В любом случае делать это нужно постепенно после консультации со своим врачом.
 

Подписаться на RSS рассылку

Метки:

Дискуссия

Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Еще по теме

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.