Напасти

03.04.2020

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

«Партизанский карантин». Что происходит в Беларуси с COVID-19

«Партизанский карантин». Что происходит в Беларуси с COVID-19
  • Участники дискуссии:

    18
    117
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Беларусь остается единственной страной в Европе, которая не закрыла границы, и единственной, наряду со Швецией, кто не ввел массовый карантин для борьбы с коронавирусом. Президент Александр Лукашенко посещает публичные места – предприятия, цехи, ведомства – и даже поиграл в хоккей при полных трибунах. Многие эксперты и политики раскритиковали действия белорусского лидера как легкомысленные, обвинив власти Беларуси в уходе от проблем.

При этом, по официальной информации Минздрава РБ, число инфицированных на момент публикации материала – около 200, выздоровели – 47. Сопредседатель редакционного совета «Евразия.Эксперт» Петр Петровский попытался разобраться в антивирусных мерах и пределах прочности системы в борьбе с COVID-19.

Выбор метода борьбы с COVID-19

Наряду со Швецией Беларусь является одной из двух стран Европы, которые не закрыли границ и не ввели массовые социально-эпидемиологические ограничения в борьбе с коронавирусом. Однако, в отличие от Швеции, в Беларуси не фиксируется такого количества зараженных и на момент написания материала только три летальных исхода. Попробуем разобраться в причинах, возможностях и рисках белорусских методов борьбы с коронавирусом, их сильных и слабых сторонах.

На практике каждая страна выбирает свой путь противовирусной борьбы, и здесь сходится множество как объективных, так и субъективных факторов. Это не только подготовленность системы здравоохранения. Общие противовирусные и эпидемиологические мероприятия затрагивают также и систему управления, экономические ресурсы, да и просто поведенческие традиции конкретного общества.

В рамках мониторинга и анализа нами была рассмотрена подготовленность Беларуси в сравнении с некоторыми странами Восточной Европы, исходя из их готовности противостоять распространению вирусов, в том числе самыми жесткими методами.

Результаты этого анализа можно видеть в Таблице 1, где различными цветами представлена подготовленность страны в той или иной сфере противостоять COVID-19. Чем выше балл выделенной сферы, тем больше она приспособлена к функционированию в условиях пандемии. Именно эти критерии и лежат в основе принятия того или иного сценария борьбы.


Таблица 1. Уровень устойчивости к пандемии ряда стран Восточной Европы. Источник: по результатам исследований междисциплинарной рабочей группы Национальной академии наук Республики Беларусь

В здравоохранении – сила

Беларусь имеет свои сильные и слабые стороны. В частности, выгодно выделяется уровень ее системы здравоохранения, и не только из-за того, что медицина в Беларуси бюджетная и всеобщая, но также из-за уровня инфраструктуры и вложенных в нее инвестиций.

Парадокс, но в 2013 г. аналитики Всемирного банка (ВБ), вырабатывая условия организации потенциальной кредитной линии для официального Минска, подготовили доклад с предложениями по оптимизации системы здравоохранения Беларуси. Следует сразу оговориться, что Беларусь не последовала имеющимся рекомендациям, поэтому цифры с определенной натяжкой являются актуальными и сегодня.

Главным посылом экспертов ВБ являлось желание сократить инфраструктуру больниц, которая, по их мнению, слишком разветвлена.
 
Согласно подсчетам ВБ, 47% расходов на здравоохранение приходится на стационарный общий профиль и специализированные клиники, что значительно выше среднего уровня по странам Организации экономического сотрудничества и развития, где он составляет 36%.
«Даже индустриально развитые страны с высоким уровнем доходов не могут позволить себе больше, чем ограниченное количество избранных больниц высокого профессионального уровня» – сетуют эксперты Всемирного банка, сравнивая количество коек в больницах на 1000 населения, коих в Беларуси 11, в СНГ 8, а в таких странах, как Швеция, Германия, не говоря уже про Прибалтику и Украину – еще меньше.

Особое недовольство представителей ВБ вызвал уровень госпитализации, который оказался самым большим и составил 29 случаев на 100 человек. Для сравнения, для СНГ – 21 случай, для Испании и Италии – 10 и 12 соответственно, а средний для ОЭСР – 16.

Однако система здравоохранения с 2013 г. на месте не стояла. Это связано с общей политикой государства по развитию медицинского туризма, особенно в сфере трансплантологии, по уровню которой Беларусь сегодня входит в ТОП-20 стран мира. Развитие этого направления потребовало закупок целого ряда оборудования, и, прежде всего, важных для лечения тяжелых проявлений COVID-19 аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), которых в стране насчитывается 2049.
 
Это в три раза больше, чем в США, в 2,5 раза больше, чем в Италии и в 2 раза, чем в Нидерландах в пересчете на тысячу человек. Более того, в наличии имеется еще полторы тысячи наркозно-дыхательных аппаратов (НДА), которые также можно использовать для поддержки дыхания.
Отдельно следует указать, что в стране сохранена и модернизирована система инфекционных больниц, а также вирусологических и эпидемиологических исследований.

В Беларуси действует Республиканский научно-практический центр вирусологии и эпидемиологии. В нем проводятся исследования по уровню биологической защиты №4. Всего на таком уровне в мире работает 39 научно-исследовательских лабораторий. Сохранена сеть санэпидемстанций, а также действуют строгие санитарные нормы для работы общепита. Все это дополняется достаточно слаженной и централизованной системой управления и жестким, зарекомендовавшим себя силовым блоком при компактном размере страны.

В экономике – слабость

А вот дальше начинаются слабые места белорусской системы. В первую очередь, это запас прочности экономики, то есть ее резервы в случае жесткой пандемии. Белоруссия не обладает большими запасами полезных ископаемых. Нет у нее и внушительного финансового сектора и свободных денег. Запас прочности держится на имевшемся в прошлые несколько лет профицитном бюджете и слаженности управления.
 
Сколько сможет такая экономика продержаться при отмене рабочих дней или же массовости заражения, непонятно. Более того, если будет возрастать нагрузка на систему здравоохранения, то так же сложно прогнозировать возможность обеспечения финансированием больниц и амбулаторий.
Имеющиеся мощности могут функционировать на пределе. Однако как долго сможет функционировать на пределе бюджет страны, финансирующий эти мощности? Уже сейчас запущен благотворительный фонд по борьбе с коронавирусом, куда любой желающий может пожертвовать энную сумму денег. Он призван несколько компенсировать недостающие резервы. Минск просит стабилизационный кредит МВФ в размере $900 млн. Беларусь также может претендовать на помощь в рамках объявленных международных программ.

Однако выделение средств только обсуждается, точные сроки и объемы неизвестны, в то время как коронавирус уже здесь. 

Освещение в СМИ

Отдельным риском являются высокие панические настроения в белорусском обществе, которые уже традиционно проявляются в кризисные периоды. Вспомнить хотя бы девальвацию 2011 г. и последующие перебои с наличием некоторых групп товаров. Скупка десятками килограммов гречки, сахара, а также бытовой техники на все сбережения – вот какова реакция населения. То же самое можно было увидеть и несколько недель тому назад при резком скачке доллара. Противореча логике финансового рынка, население начало массово скупать валюту на курсовых пиках.

Вот и сейчас, в момент пандемии коронавируса, распространяется огромное количество слухов о якобы сотнях, а то и тысячах больных. Все эти слухи подогревает методика изоляции контактов первого и части второго уровня, что создает иллюзию как массовости количества самих больных, так и переполненности профильных медучреждений. Примером тому могут быть свежие слухи о якобы введении в Витебске карантина, а также закрытии въездов и выездов в Витебск или Витебскую область.
 
Отсюда и еще одно слабое место – информационное обеспечение, которое оставляет желать лучшего. Брифинги министерства здравоохранения проводятся сухо и только раз в два-три дня.
Нет оперативных пояснений по поводу принятия тех или иных решений, а также распространенных слухов и зафиксированных фактов. И это в момент, когда вся государственная информационная машина – от телевидения до газет и радио – старается минимизировать эмоции, панику и потенциальное распространение массового страха.

На уровне президента страны не единожды звучала задача «не допустить психоза». Слабое государственное присутствие в сети Интернет дает возможность оторваться и представителям радикальной оппозиции, которые, используя дефицит информации, распространяют панические настроения и даже финансируют рекламу подобных материалов в социальных сетях.

Как ни парадоксально, но еще одним слабым местом выступает невысокая дисциплинированность самих граждан. Казалось бы, если вы боитесь заразиться, обеспокоены и не желаете оказаться в реанимации, то следует выполнять предписания Министерства здравоохранения. Однако социальная активность граждан не только не уменьшилась, но и использование средств личной гигиены носит спорадический характер, что вкупе с паническими настроениями демонстрирует всю нелогичность массового сознания в данный момент.

Карантин без карантина?

Наличие мощной системы здравоохранения, силовых структур и управления нивелируется во многом инфантильным и иррациональным общественным сознанием, а также нездоровым информационно-психологическим состоянием и ограниченным запасом экономических резервов.

Подобные особенности белорусского общества известны, и руководство страны старается принимать решения, исходя из всех сильных и слабых сторон. Не везде (особенно если взять информационное сопровождение) это получается, но проанализируем логику.

Главная задача властей – не допустить панических настроений и чрезмерной нагрузки на экономику страны.
 
Поэтому руководство Беларуси решило сделать ставку на точечные меры, некий «партизанский карантин», который допускает отдельные массовые мероприятия, не ограничивающие деятельность экономики.
Первые действия руководства страны начались еще во второй декаде января месяца. Были введены специальные мероприятия по профилактике коронавируса. Уже тогда в аэропортах был организован санитарно-карантинный контроль пассажиров из стран, в которых выявлена заболеваемость, в том числе с применением тепловизионного оборудования.

На момент начала профилактических действий еще не было установлено признаков устойчивой передачи коронавируса от человека человеку, а количество зафиксированных в мире зараженных составляло 222 человека. Это показывает, насколько ранняя реакция была предпринята белорусским Минздравом.

В двадцатых числах января были приняты дополнительные меры для защиты территории Беларуси от завоза вируса. В аэропорту налажен двойной контроль. Сотрудники медицинской службы работали прямо у бортов самолетов – для выявления пациентов с признаками вирусной инфекции. Второй этап выявления признаков проводился уже непосредственно в зале прилета.

На 23 наземных пунктах пропуска был организован забор материала для лабораторного обследования граждан, прибывающих из Китая. Был принят «Комплексный план мероприятий по предупреждению завоза и распространения коронавируса COVID-19».

Тогда же был разработан механизм для возвращающихся из КНР 920 студентов. Перед началом обучения их отправили в карантин на 14 дней. Для этого были выделены места в СОК «Бригантина» БГУ и в Минском областном центре медицинской реабилитации «Загорье».
 
Только с 28 января по 14 февраля санитарно-карантинным контролем было обследовано более 300 тыс. человек.
Отдельные меры были предприняты в белорусско-китайском индустриальном парке «Великий камень». По состоянию на 24 февраля в «Белорусскую национальную биотехнологическую корпорацию» прибыли 196 работников из КНР, в Белорусский индустриальный парк «Великий камень» – 69 работников. Было организовано временное изолированное размещение людей в условиях минимизации контактов с окружающими. В этот же день были усилены меры выявления людей с коронавирусом в Национальном аэропорту. Организован дополнительный пункт санитарно-карантинного контроля и забора материала для проведения уже лабораторных исследований.

С 30 января переведена в режим повышенной готовности работа всей санитарно-эпидемиологической службы, скорой медицинской помощи, амбулаторно-поликлинических и больничных организаций здравоохранения. В середине февраля началось перепрофилирование палат под боксы с интенсивной терапией на 4000 мест. Было также устроено около 2500 мест для контактов первого уровня и около 4000 мест для контактов второго уровня.

Переломным было 27 февраля – день фиксации первого случая коронавируса. Тогда система здравоохранения столкнулась с потребностью работы не только с инфицированными, но и с нуждой разработать и внедрить методику выявления и работы с контактами первого и второго уровней. Данные действия были отработаны на инфицированном гражданине, скрывшем свое пребывание в Италии и заразившем достаточно большое количество лиц, которых пришлось выявлять оперативным путем с подключением силовых ведомств.

Следующим порогом был скачок заболеваемости в Западной Европе. Его итогом стало распоряжение о запрете массовых мероприятий с 12 марта по 6 апреля. Параллельно 5 марта был принят Протокол №2 Рекомендаций комиссии по лекарственным средствам и фармацевтическим субстанциям Минздрава Беларуси, регламентирующий процедуру приобретения дезинфицирующих средств свыше 100 мл для предприятий и других юридических лиц через сеть аптек.

Жесткие меры по закрытию границ странами-соседями и возвращение домой большого количества граждан Беларуси потребовали сформировать акт, регламентирующий действия медиков по работе с инфицированными COVID-19, которым стал Приказ Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 16 марта 2020 г. № 296 «О мерах по организации оказания медицинской помощи пациентам признаками респираторной инфекции и принятию дополнительных противоэпидемических мер в организациях здравоохранения».

Фактически, он вводил точечные карантинные действия в системе здравоохранения, направленные на:
 
а) недопущение распространения коронавирусной инфекции;

б) подготовку и функционирование учреждений Минздрава в условиях наплыва большого количества инфицированных вплоть до регламентации питания медицинских и иных работников, осуществляющих свою деятельность в круглосуточном закрытом режиме.

Интересными цифрами в документе выступает количество коек, которое выделяется на перепрофилирование под инфицированных COVID-19 на первом этапе. Данные представлены в Таблице 2.


Таблица 2. Количество койко-мест для оказания медицинской помощи пациентам с инфекцией COVID-19 и лицам, относящимся контактам 1 и 2-го уровней согласно Приложению №1 к приказу Министерства здравоохранения Республики Беларусь №296 от 16.03.2020 г.
 
Можно говорить о том, что без слова карантин и без ограничения жизнедеятельности общества в ряде сфер были введены эти самые карантинные меры.
Однако ухудшение ситуации потребовало от Минздрава вносить ужесточения в имеющиеся постановления. На фоне всплеска зараженных в соседних с Беларусью странах было принято постановление Совета министров Республики Беларусь №171 от 25 марта 2020 г. «О мерах по предотвращению завоза и распространения инфекции, вызванной коронавирусом COVID-19», который установил порядок карантинных мероприятий в отношений лиц, пребывающих в Беларусь, а также регламентировал перемещение транзитного грузового транспорта по республике вплоть до конкретных стоянок, на которых данный вид транспорта имел право останавливаться. На этих стоянках уже с 19 марта были организованы санитарно-противоэпидемические мероприятия.

Параллельно были ограничены режимы учреждений функционирования общепита, временно приостановлена деятельность кальянных, ограничена работа ночных клубов 23:00.
 

Таким образом, говорить об отсутствии карантинных мер в Беларуси не приходится. Они принимаются, только носят точечный характер и направлены на раннее выявление коронавируса и недопущение его распространения. В то же время власти стараются не вносить серьезных изменений в повседневную жизнь общества. Этакий «партизанский карантин».
 

Риски и предел прочности системы 

Однако утверждать, что в Беларуси все идет гладко, тоже не стоит. Ситуация 28-30 марта 2020 г. в Витебске с заражением десятка врачей, поздним выявлением COVID-19 у пациента и его последующей смертью с сопутствующим распространением панических настроений, а также неадекватным информационным сопровождением всего этого процесса Министерством здравоохранения говорит о наметившихся проблемах, которые видны и исходят из недостатков, отраженных в Таблице 1.

Нехватка средств ограничивает поступление предметов эпидемиологической защиты в больницы. От этого и возникла проблема заболеваемости медицинского персонала. Сказывается и низкое качество тестов. Встает вопрос по параллельному использованию тестов на выявление COVID-19 сразу нескольких производителей.
 

Заметен высокий уровень паники, особенно исходящий от профессиональных активистов, блогеров и оппозиционеров, требующих чуть ли не пускать их в медицинские учреждения для «общественного контроля». Сдают нервы и у части медиков, столкнувшихся со сложностями. Некоторые из них в нарушение субординации и биоэтики начинают включаться больше в общественную деятельность, нежели заниматься медицинскими проблемами. Все это ставит вопрос о пределе системы и ее ресурсах.
 

Исходя из количества койко-мест для больных коронавирусом, техническим пределом сегодняшнего «партизанского карантина» выступает одновременное количество инфицированных, изолированных в амбулаторных условиях, на уровне 2500.

Однако возникает вопрос о финансовых возможностях обслуживания данного количества больных со всеми строгими нормами защиты, которой на данный момент не всегда хватает. На это также накладываются панические настроения и нервозность общества, которую информационная политика государства пока сбить не может.

Рост инфицированных будет продолжаться, и психологическими цифрами будут 500 и 1000 инфицированных. Если первая цифра станет психологическим барьером для общества, который не преминут использовать оппозиционные активисты, то вторая цифра будет сложной для государства, так как продемонстрирует потребность выделять новые денежные средства.

Конечно, можно задаться вопросом, а будут ли такие цифры нашими реалиями? В день фиксируется от 8 до 20 выявленных случаев. Прирост очевиден. И судя по долгому инкубационному периоду, он будет продолжаться до 20‑х чисел апреля при условии качественной работы по раннему выявлению зараженных.





Что делать, чтобы предупредить риски?

1. Ужесточить меры индивидуальной защиты врачей, а также обеспечения медицинских учреждений средствами защиты.

2. Ввести более жесткое применение тестов по выявлению COVID-19, нежели определено нормами ВОЗ. Обязательно проводить с разбежкой 24 часа между каждым по три теста параллельно от нескольких производителей.

3. Кратно повысить качество информационного сопровождения. Организовать работу сайта по ситуации с COVID-19 в Беларуси с постоянным онлайн-обновлением данных. Ежедневно производить пресс-конференции Министерства и областных отделов здравоохранения, где максимально разъяснять каждый вопрос и случай.

4. Пригласить на мониторинг представителей ВОЗ. Предоставить им возможность проводить ежедневные пресс-конференции по мониторингу ситуации в стране, а также обеспечить этот мониторинг.

5. Привлекать к ответственности лиц, дезинформирующих и распространяющих панические настроения.

Выводы

Путь Беларуси в борьбе с COVID-19 – это попытка нащупать середину между возможностями прочной системы здравоохранения и рисками ограниченности ресурсной базы, а также определенными особенностями панического характера общественного сознания, подкрепленными врожденным скептицизмом. Говорить об отсутствии карантина, либо о легкомысленности власти не стоит.

При этом особый «партизанский карантин» Беларуси требует широкого информационного сопровождения и разъяснения населению. В свете его особости, граждане хотят как разъяснения такого особого пути, так и понимания гарантий его эффективности. С другой стороны, государству следует сделать акцент на устранение слабых мест: от поставок средств защиты до решения вопроса с качеством тестов.
 
 



Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир Алексеев
Латвия

Владимир Алексеев

Автор интернет-проекта «Этот день в истории»

Коронавирус: нас пугают или это действительно опасно

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Не надо жонглировать статистикой

Юрий Глушаков
Беларусь

Юрий Глушаков

Историк, журналист

Пылающий континент и коронавирус: как в Латинской Америке борются с пандемией

Петр Петровский
Беларусь

Петр Петровский

Философ, историк идей

Переживет ли Беларусь новый этап пандемии COVID-19?

Герой не нашего времени

Был такой. Писатель Астафьев. Ветеран,участник ВОВ,писатель заслуженный человек. Только от произведений несло такой депрессухой и пессимизмом—аж зубы сводит. Правду войны написал.

Пурим и Победа

Это супер: идеально справедливая война:) большего бреда не сыщешь. Лавры Пабрикса по количеству глупых высказаваний покоя не дают.

Пришел в Kūriņš с георгиевской ленточкой — получил скидку 30%: эксперимент блогера

Нет белого и черного. Кто-то воюет за национальные идеи, кто-то их использует в своих корыстных целях.

Американские эксперты из корпорации RAND и других «фабрик мысли» программируют конфликт России и Беларуси

Два авторитарных лидера договориться не могут, а дядя за океаном виноват.Смешно даже.Я догадалась! Если перед выборами спросят АГ почему он не договорился с Путиным, то он скажет,

Раз пошли на дело…

Ну почему же? И там, и там поселенцы на территории, завоеванной в результате войны. Если бы не война, то и еврейские поселенцы не смогли бы там поселиться.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.