Наука и жизнь

25.11.2016

Юрий Шевцов
Беларусь

Юрий Шевцов

Директор Центра по проблемам европейской интеграции

Озарение и реанимация утраченных культур

Озарение и реанимация утраченных культур
  • Участники дискуссии:

    7
    9
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 

Возвращаюсь к одному своему старому интересу. Лет 15-20 тому назад меня очень интересовала проблема озарения. Я столкнулся с нею, когда познакомился с профессором В.Мартыновым.
 

Это был известный филолог-теоретик. Он создал язык УСК — Универсальный семантический код — и всю жизнь его развивал. Сам язык я до конца не понял. Но некоторые повороты рассуждений Мартынова мне показались очень интересными.

Мы этот язык тогда оцифровали и смогли получать уникальный, понятный компьютеру семантический отпечаток любой личности и, по сути, любого реального текста.

Это создало множество возможностей. Можно было искать в Сети аналоги нужных отпечатков. И дальше уже сводить людей вместе, пользуясь обычными методами психологов при создании устойчивых производственных групп.

Найти будущего гения — производителя идеи или технологии, подобрать ему функциональные фигуры в окружение. Их набор относительно невелик: муза, мама, старый друг, учитель, оппонент...
 

На выходе с достаточно высокой степенью гарантии теоретически было возможно озарение гения в нужной профессиональной сфере.
 

Идея меня тогда захватила. Получалось, мы могли оптимизировать использование человеческого потенциала как раз в момент, когда Интернет переходил к социальным сетям. И использовать эффект сетевого общения для резкого ускорения прогресса человечества по избранным направлениям.


Ну и начали экспериментировать.

Создали очень мощную по тем временам поисковую машину, подключились к основным сетевым каталогам ресурсов. Тогда их было немного, и они еще использовали библиотечную по сути структуру каталога.

Начали индексировать прежде всего новостные тексты, библиотеки и форумы, виртуальных личностей. Потом придумали анкету, ответив на которую, реальный человек получал на выходе текст, который устойчиво соответствовал именно его личности. И стали искать аналоги нужных нам личностей в этом огромном море текстов.

И тут выяснилось, что семантические отпечатки реальных людей, как и групп текстов, поддаются систематизации и можно извлечь семантический отпечаток устойчивой группы людей.
 

И вот я ахнул: эти групповые отпечатки соответствовали отпечатку в основном священных книг и некоторых особо важных для человечества философских работ и художественных текстов. То есть мы походя вышли на цифровой отпечаток архетипов.
 

Проиндексировали все основные тексты священные книг. Стали проверять. Да. Индекс, задаваемый книгой, лежал в основе групповых индексов разных устойчивых групп, то есть культуры.

Теперь задачей стало научиться разворачивать этот записанный машинным языком индекс в реальную личность и в реальную культуру. Надо было научиться разворачивать этот индекс в сознании реального человека и реальных групп.

Если бы получилось, мы бы смогли не только создавать устойчивые профессиональные группы с программируемым озарением у ядра этой группы — гения. Но и разворачивать в живые явления целые культуры. В том числе уже угасшие. Тут во мне заговорил уже историк по образованию. Мне жаль угасшие культуры, и, конечно, хотелось бы их реанимации.

У нас также в теории стал получаться искусственный интеллект как побочный продукт поисковых систем, использующих отпечаток реальной личности как фильтр для поиска нужной информации.


На этой фазе вокруг нашей разработки начался уже политический процесс.

И я понял, что на дымящихся руинах бывшей сверхдержавы, пользуясь тем, что над нами не довлел ни монополизм западных научных школ, ни бюрократизм остывавшего и разлагавшегося с головы общества рухнувшей сверхдержавы, — изобрести-то возможно, остатков накопленных той сверхдержавой знаний было на инерции достаточно, — но реализация даже в устойчивый тестовый образец этой технологии требовала уже сознательной политической воли и всяческого обеспечения работ.

Были хорошие варианты уехать с этой разработкой всем коллективом в США или Китай. Оттуда к нам приехали нужные люди.

Но не было уверенности, что эта разработка впишется в наметившиеся в США направления развития технологий.

Уже было видно, что продолжится ставка на затратный механизм развития информационных технологий через развитие персонального компьютера и дивайсов.
 

Наше изобретение не требовало слишком высоких вложений в развитие персоналок или телефонов. Оно работало и должно было работать, обращаясь к сознанию человека напрямую, используя в качестве дивайса само тело.
 

Мы наступали на интересы очень могущественных сил, уже вложившихся инвестициями в тот тип научно-технологической пирамиды, который набрал свою инерцию.

Отъезд лишал нас безопасности и не давал никаких гарантий развития технологии всерьез. Мы бы просто прибыли на территорию объективно враждебной силы, где не было бы даже родных стен рядом, которые как известно помогают...
 

Внутри же нашего общества стали накапливаться обычные проблемы реализации идеи в образец. Какие-то ушлые люди, менеджеры и т.д. Надо было становиться крепким хозяйственником и продавать этот продукт в еще неготовом виде.

Это было и опасно. Так как кем-то управляемая творческая группа могла быть создана для прогресса в негативной сфере человеческой активности. Как раз тогда и произошли известные события в США 2001 года, и опасность неконтролируемого развития таких технологий стала очевидной.
 
С другой стороны, на руинах сверхдержавы произвести что-то еще можно. Но общество-то вокруг уже дичало и, по большому счету, интересовалось только проблемами выживания. Не было уверенности, что эта технология уже на уровне тестового образца не уйдет в излишне ушлые руки.
 
В общем, я разработку прекратил до лучших времен. Коллектив свой постепенно свернул. Люди разошлись. И я сам занялся другими вещами. Менее масштабными, хотя тоже вполне себе зрелищными. Тогда я и оказался в Москве, на Кавказе, в Центральной Азии.

Но сама идея контролируемой индустрии озарения в голове осталась... как и идея разворачивать утраченные культуры, отталкиваясь от индекса оставленных ими текстов...
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Грядёт «революция роботов»

Окончание

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

На пороге технологической революции — 2

10 самых влиятельных технологий

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

На пороге технологической революции

Распечатанная еда и смартфон-переводчик

Владимир Алексеев
Латвия

Владимир Алексеев

Автор интернет-проекта «Этот день в истории»

Маленькая заметка по поводу

К 160-летию установления телеграфной связи между Европой и Америкой

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.