Что делать

30.04.2017

Владимир Мироненко
Беларусь

Владимир Мироненко

Публицист, художник

Отравленные историей

Почему они так хотеть разбить памятника?

Отравленные историей
  • Участники дискуссии:

    45
    449
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Госпожа Ч. гостила в наших краях в декабре тринадцатого, когда сброд в Киеве валил гранитного Ленина. Она наблюдала акт вандализма по телевизору в своём номере и была немало удивлена.

— Почему они так хотеть разбить памятника? — спросила она меня. — Что изменится? Ленин давно умер.

— Но ведь такое часто бывает, — ответил ей я. — Мечутся люди. Вы сами рассказывали, что и в Китае было такое не так давно.

— Было, было, — согласилась она. — Сначала Лю Шаоци хороший; потом Лю Шаоци плохой. Потом опять хороший. Но это было давно, теперь другое время.

— У кого как, — ответил я.

Я давно заметил, что наш человек, приезжая хоть в Китай, хоть во Францию, часто начинает расспрашивать местных об исторических фигурах и исторических событиях, ему известных. Прежде всего, конечно, он желает продемонстрировать хозяевам свою эрудицию; но кроме того, он хочет обнаружить конфликт.

Конфликт, разумеется, есть, как вокруг любой значимой истории; но местные относятся к нему умудрённо и спокойно. Исследовательский пыл гостя им не очень понятен. Один китаец любит этого самого Лю Шаоци, другой не любит, но это вовсе не служит им поводом вцепиться друг другу в локоны.

Точно так же француз волен выбирать в пантеоне своей революции хоть Людовика, хоть Робеспьера, хоть Талейрана, хоть Бонапарта. Изваяния любого рода, воздвигнутые в честь любого рода исторических фигур, никто не колошматит. И если бы нашёлся во Франции идиот, который бы желал разрушить гробницу Наполеона и выкинуть его старые кости из Дома инвалидов — ну что, покрутили бы, глядя на него, пальцем у виска, только и всего.

Иное дело в наших широтах. Замечали ли вы, что наш человек иной раз менее равнодушен к Сталину или Берии, чем к собственной тёще?

Активировались вандалы и погромщики; в их стремлении рушить памятники просматривается явно психоаналитическая подоплёка. Сделалась будничной уже и хронической лихорадка вандализма в Украине. В России мраморно-каменная болезнь пока протекает вяло: то прицепят мемориальную доску, то снимут, то поставят царя или генсека, то демонтируют. Беларусь, надо отдать должное, в целом держится, если что и ставится/демонтируется, то втихаря. Здесь налицо существенное отличие от демонстративного постсоветского надрыва.

Но инициатива снизу уже проявляется вовсю и в Синеокой. Каждый второй и третий обнаружил у себя аристократические корни, что, в общем, удивительно для крестьянской страны.
 


«Беларусь удивительная страна, — говорила мне одна дама в Москве. — Кто к нам сюда не приедет — обязательно то шляхтич, то потомственный рыцарь. У нас таких нет». — «Знаете, — отвечал я ей, — я знавал здесь одну наследницу графского рода по фамилии Гительман. Её уважаемый папа работал в бухгалтерии, а почтенная мама была провизором. Она, однако, уверяла меня, что жила бы в замке, если бы не проклятый Троцкий».
 


Почему Лора Гительман отыскала вдруг у себя корни польской шляхты и прокляла Льва Давыдовича? Это имеет прямое отношение ко всему, сказанному выше. Дело в том, что когда настоящее печально, а будущее сомнительно, остаётся искать утешений в прошлом. Уповать на него, фантазировать и даже мечтать о нём.

Этим занимается не только Лора — огромное, бывшее некогда законодателем политических мод для народов мира пространство долго, муторно и нудно расковыривает своё прошлое, развешивая ярлыки и раздавая запоздалые оценки. Так старушка, в инвалидном кресле, сортирует фотографии кавалеров: этот вот красивый был мужчина, но подлый, а этот, хоть и так себе на вид, цветы дарил. Или дарил не этот? Постойте-ка…

Ну разумеется, это и сознательная политическая технология. Это классическое «разделяй и властвуй» — пусть подданные схлёстываются друг с другом по поводу Алой и Белой Розы, пока люди наверху решают вопросы.

Кроме того, «что делать?» — вопрос слишком сложный. Проще поспорить, кто виноват. Правители, не справляющиеся с обязанностями, переключают с себя внимание на мраморные доски и каменные истуканы. Валят, ставят, «инициируют общественную дискуссию» о временах царя Гороха и итогах его правления. Потому что о своих временах и своём правлении сказать нечего.

Народ подхватил инициативу, народ хочет гордиться, хочет жить интересно и ярко. Наступили времена Большого Косплея. Кто-то наряжается белогвардейцем, кто-то энкавэдистом, кто-то вовсе желает представлять из себя камергера в Великом Княжестве Литовском. Идёт ролевая игра, но игроки удручающе серьёзны. Более того — удручающе агрессивны в отношении друг к другу.

Очевидный факт — спокойное отношение к истории в благополучных странах и вечная война в неблагополучных по поводу давно минувших дней. Если вам в двадцать первом веке мешает строить нормальную жизнь двадцать пять лет как накрывшийся «совок» или проклятый Сталин, давно скончавшийся в страшных судорогах и истлевший под тяжёлой могильной плитой — значит, дело не в них, а в вас.

Вы не идёте вперёд; вы пятитесь вперёд. А пятясь, действительно, недалеко вы зайдёте.
                           

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

За большевиков али за коммунистов?

Окончание

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

За большевиков али за коммунистов?

Сталин: между Мировой Революцией и Империей

Валерий Суси
Латвия

Валерий Суси

Автор

Вольные заметки о нашей истории

Личная позиция

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

В какую сторону смотрят памятники - 2

Исторические новеллы

В какую сторону смотрят памятники?

Кстати, там на фотках, имхо, простое обяснение почему получился ниже ростом.В мастерской, где лепили, фигура дотягивала до самого потолка.

Россия коварно сдерживает безудержный рост Латвии

Не смешите.В Литву сейчас потоком идут инвестиции.И литовцы тоже открывают все новые производства. Особенно те, кто вернулся из эмиграции.

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?

---СССР и Германия начали формировать новые границы.----Вот именно. Два бандита начали делить награбленное.

Гастарбайтер – благо или зло?

Общество человеков несовершенно. Люди не способны заранее предугадать - что для них будет полезно, а что во вред, так что ваши предположения попросту пусты. Правильно было бы устра

Русскiй Мiр. От единства духовного к единству политическому

Есть, конечно. Кто же спорит. :)Однако надо понимать простую истину - географическая близость очень сильный аргумент.И китайцы в РФ и Беларусь сейчас переселяются очень интенсивно.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.