Библиотечка IMHOclub

03.04.2017

Мирослав Митрофанов
Латвия

Мирослав Митрофанов

Политик, депутат Европарламента

От советского застоя до культа личности Ушакова

30 лет истории. Фрагменты из книги

От советского застоя до культа личности Ушакова
  • Участники дискуссии:

    32
    66
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 

Свет увидела книга «Русские Латвии на изломе веков. От заката СССР до кризиса Евросоюза». Авторы Татьяна Жданок и Мирослав Митрофанов. В книге 430 страниц текста, несколько сотен фотографий, ссылки на цитируемые первоисточники. Ниже — отдельные фрагменты из разных частей издания. Ссылки из цитат в данном случае удалены для упрощения структуры текста. Общий объем данных цитат составляет менее 2% от объема текста. И, естественно, данные разрозненные фрагменты не дают возможности проследить за логическими связями внутри повествования, однако они позволяют сделать выводы о его тональности.
 
 
 


Из Предисловия к изданию
 
Книга посвящена партийной истории «Равноправия» — ЗаПЧЕЛ вплоть до смены названия на Русский союз Латвии. В более широком контексте книга представляет собой обзор политической истории и обобщение исторического опыта русской общины Латвии 1987‑2014 годов. Это уникальный опыт самоорганизации гражданского общества. В стремлении простых людей ставить и достигать политические цели независимо от «сильных мира сего» кроется и сила, и слабость русской политики Латвийской Республики.
 
Логика фактов, изложенных в данной книге, бросает вызов поддерживаемой внешними силами системе взглядов, согласно которым русские за пределами России в постсоветскую эпоху — это исключительно жертвы обстоятельств, не способные изменяться и менять реальность в своих интересах. Русская община Латвии предстает не только объектом исторических процессов, но и на определенных этапах — творцом истории.
 
Пять разделов издания имеют смешанную — хронологическую и тематическую — рубрикацию. Это связано с тем, что важные события распределялись неравномерно на временной шкале. Некоторые периоды — например, период восстановления независимости Латвии или Школьной революции 2003‑2004 годов, оказали более значимое влияние на последующую историю, чем другие, сравнимые по протяженности отрезки времени. Некоторые тенденции прослеживались на протяжении всех периодов истории, но их характеристика дана лишь в одном разделе книги.
 
Авторы не претендуют на исчерпывающее изложение исторических фактов и абсолютную нейтральность в оценках. Большинство описанных событий еще не стало отвлеченной историей, поскольку прошло слишком мало времени и они все еще воспринимаются через призму эмоций участников. Однако в изложении фактов авторы старались следовать принципу максимальной объективности.
 
Работа над проектом будет продолжаться. И авторы заранее благодарны за уточнения и дополнения.
 


 
Из главы 1.1. ХХ век в Латвии — столетие драматических перемен
 
«…После двух мирных десятилетий первого периода независимости Латвию потрясли новые драматические перемены. Накануне Второй мировой войны страна потеряла независимость в результате реинтеграции части территорий бывшей Российской Империи, утраченных Россией в ходе гражданской войны. Поскольку в 1934 году парламентская демократия в Латвии сменилась националистической диктатурой, ослабившей гражданское общество, вхождение Латвии в 1940 году в состав СССР произошло почти без сопротивления национальной элиты и при поддержке части населения. Отказ от независимости был принудительным, но прошел сравнительно мирно.



 

Сразу после присоединения к СССР Латвия пострадала от государственного террора, жертвами которого в 1940‑1941 годах стали более двадцати тысяч человек. Численно среди погибших и высланных преобладали латыши, однако невосполнимый урон понесла интеллигенция национальных меньшинств Латвии.
 
В начале Второй мировой войны по соглашению между Германией и Латвией произошла тотальная принудительная репатриация балтийских немцев, и латвийская немецкая община перестала существовать.
 
В 1941‑1944 годах от рук нацистских оккупантов и местных коллаборационистов почти полностью погибла еврейская община Латвии. Во время нацистской оккупации десятки тысяч жителей Латвии были насильственно вывезены на работы в Германию. Десятки тысяч латвийцев погибли на поле боя, сражаясь по обе стороны фронта. В завершающий период Второй мировой войны, опасаясь, в случае восстановления советской власти, возобновления репрессий и наказания за сотрудничество с нацистами, на Запад бежали сотни тысяч граждан довоенной Латвии.
 
В 1949 году в ходе принудительной коллективизации и кампании по разрушению социальной опоры национальных партизан (антисоветского подполья, называемого «лесными братьями») произошла вторая массовая депортация жителей Латвии, от которой также пострадали десятки тысяч человек.
 
Потери от двух войн и террора нанесли невосполнимый урон демографии Латвии. Если перед Первой мировой войной на территории Латвии проживало более 2,5 миллиона человек, то в 1920 и 1946 годах лишь чуть более 1,5 миллиона. Рождаемость в большинстве групп местного населения снизилась до уровня развитых европейских стран уже в первой половине XX века. Естественный прирост не мог восстановить численность населения и обеспечить рабочей силой послевоенную экономику Латвии...»
 

Из главы 1.4. Особенности национальной политики в ЛССР. Структура занятости национальных групп
 
«…Весь советский период действовала неформальная «сделка», предполагавшая в обмен на лояльность латышской элиты к советской власти поддержку латышской культуры и развитие всех ступеней образования на латышском языке, продвижение национальных кадров в сфере управления…»
 

Из главы 2.2. Народный фронт как новая партия власти (1988-1989)
 
«…8 октября 1988 года был основан Народный фронт Латвии (НФЛ), целью которого была продекларирована поддержка Перестройки. НФЛ на начальном этапе своего существования пользовался режимом наибольшего благоприятствования со стороны Компартии и КГБ. В этот период НФЛ требовал лишь ускорения демократических реформ и расширения автономии Латвии в составе СССР. Однако постепенно, от съезда к съезду, требования становились все более радикальными…»
 

Из главы 2.3. Интерфронт как реакция на создание Народного фронта (1988-1991)
 
«…История Интерфронта была короткой. Конкуренция с НФЛ оказалась невозможной. Интерфронт не получил такого же доступа к ресурсам советских учреждений и Компартии, которым обладал Народный фронт. В условиях ресурсного дефицита и идейной стагнации роль Интерфронта в обществе заметно уменьшилась еще до запрета этой организации в августе 1991 года. Однако на протяжении последующих десятилетий латышские политики в целях демонизации политических противников регулярно использовали «угрозу Интерфронта»...
 




Из главы 2.4. Политика Запада в отношении Прибалтики и иностранная поддержка НФЛ (1986-1991)
 
«…Основную роль в ослаблении и развале СССР сыграли внутренние факторы, в том числе легкомысленность высшего руководства страны, оказавшегося неспособным обеспечить хозяйственные реформы при сохранении политической стабильности. Однако плодами плохого управления воспользовались внешние силы. В частности, западные страны, и в первую очередь администрация США, усилили действия, направленные на отрыв балтийских республик от СССР» ...
 

Из главы 2.6. Выборы Съезда народных депутатов СССР и местные выборы в 1989 году
 
«…Орган Народного фронта — газета «Атмода» — выходила в 1989 году на латышском и русском языках. Идеологи НФЛ обещали равные права. Вот как писала редактор «Атмоды» Элита Вейдемане о предположении, что в независимой Латвии приехавшие после 1940 года люди могут быть ограничены в правах: «Эти достойные интерфронтовского идеолога рассуждения натравливают народы друг на друга. Это полный абсурд, до которого могут додуматься только апологеты советской системы». В утвержденной на втором съезде НФЛ в октябре 1989 года программе так говорилось о проблеме гражданства: «НФЛ выступает за то, чтобы гражданство было предоставлено всем постоянным жителям Латвии, заявившим о своем желании обрести таковое и связавшим свою судьбу с Латвийским государством».
 
В программе 1989 года содержалось следующее обещание по вопросу об образовании: «НФЛ поддерживает право национальных меньшинств на всестороннее среднее образование на родном языке, а также способствует открытию и дальнейшему развитию национальных школ»...
 

Из главы 2.12. Сотрудничество властей Латвии и Российской Федерации в 1991 году
 
«…В момент обострения конфликта между центральными властями СССР и стремящимся к государственной независимости руководством Латвии к нему на помощь пришли руководители Российской Федерации, также находившиеся к тому моменту в оппозиции к властям Союза.
 
Борис Ельцин, избранный в мае 1990 года председателем Верховного Совета РСФСР, в июле того же года по приглашению Анатолийса Горбуновса, председателя Президиума Верховного Совета Латвии, посетил Ригу. Ельцин выступил перед депутатами Верховного Совета Латвии, выразив поддержку действиям парламентского большинства НФЛ. При этом глава Российской Федерации отказался встретиться с представителями фракции «Равноправие».
 

Из главы 2.16. Итоги переходного периода (1987-1991)
 
«…Позиция русских политиков тех лет была выжидательной и вынужденно консервативной. Тактика латышских политиков, сплотившихся вокруг цели восстановления довоенной Латвийской Республики, была, напротив, наступательной, а их риторика — смелой и отчасти лживой. Целеустремленные действия латышской политической элиты в период общей неуверенности позволили достичь цели — обеспечить для себя полное доминирование в политической системе независимого Латвийского государства.
 
Продвижение к независимости сопровождалось несколькими периодами обострения на грани массового насилия. И хотя кровавых столкновений в основном удалось избежать, факт обострений был использован как повод для расправы над коммунистической просоюзной оппозицией, над многими русскими политиками путем лишения их политических прав»...
 




Из главы 3.1. «Шоковая терапия» и демонтаж промышленности
 
«…Для преобладающе гуманитарной латышской интеллигенции промышленность представлялась навязанным извне чужеродным объектом. Наиболее националистически настроенные общественные деятели рассчитывали, что ликвидация рабочих мест в промышленности заставит русских рабочих и инженеров уехать из Латвии, тем самым демографические пропорции изменятся в пользу латышского большинства. Этот расчет оправдался лишь отчасти. Большинство бывших промышленных работников все же не уехали, поскольку они трудоустроились в частном секторе, в основном на малых и средних предприятиях. В течение 90‑х годов в рыночной экономике Латвии постепенно возникли десятки тысяч рабочих мест вне сферы промышленного производства…»
 

Из главы 3.4. Ужесточение языкового законодательства в 1992 году и его социальные последствия
 
«…В сравнительно либеральный «Закон о языках», принятый в 1989 году, в марте 1992 года были внесены радикальные изменения. Текст закона был настолько переработан, что его пришлось публиковать заново.
 
Новая редакция закона укрепляла позиции государственного языка — латышского — во многих сферах жизни, фактически создавая преимущества для латышского большинства в таких сферах, как общение и получение информации в государственных и частных учреждениях, а также на рынке труда.
 
Закон был изменен в трех направлениях. Во‑первых, из него были исключены гарантии на возможность общения с государственными учреждениями на русском языке. В качестве остаточной компромиссной меры новая редакция закона разрешала подачу письменных заявлений лишь от частных лиц на четырех языках — латышском, английском, немецком и русском. Во‑вторых, новая редакция закона вводила полный запрет на размещение любой визуальной информации в публичных местах на любом языке, кроме латышского. Это означало, в частности, полный запрет на русские уличные вывески, рекламу и объявления. Третьим направлением ревизии закона стало требование владения латышским языком для почти всех трудозанятых жителей Латвии. Те работники государственных и частных предприятий, которые в свое время получили среднее и высшее образование на русском языке, должны были пройти аттестацию на владение латышским языком…»
 

Из главы 3.11. Учреждение ПНС и раскол фракции в V Сейме (1994)
 
5 февраля 1994 года состоялась учредительная конференция Партии народного согласия. Лидером партии стал глава фракции «Согласие Латвии — возрождение народному хозяйству» Янис Юрканс. В самой фракции весной 1994 года произошел раскол. Среди причин были и «русские вопросы». Часть парламентариев, избранных по списку «Согласие Латвии — возрождение народному хозяйству», перешла в вопросах гражданства, прав неграждан, употребления языков на позиции правящей элиты. Другая часть сохранила оппозиционные взгляды, более близкие к «Равноправию». В результате из 13 парламентариев во фракции Партии народного согласия остались лишь 6 депутатов. Остальные образовали отдельную фракцию «Народохозяйственников» и партию с аналогичным названием. Ее представителям удалось войти в правительство, но на следующих парламентских выборах партия «Народохозяйственик» не преодолела 5‑процентный барьер и вскоре исчезла с политической арены.
 
Во фракции Партия народного согласия в 1994 году остались 6 депутатов, председателем фракции был Янис Юрканс, его заместителем — Андрис Америкс.
 

Из главы 3.15. Непоследовательность действий депутатов-социалистов в V Сейме (1994-1995)
 
«…После выборов самоуправлений в 1994 году отношения между Соцпартией и «Равноправием» продолжали ухудшаться. Актив «Равноправия» выражал критику по отношению к некоторым голосованиям парламентариев — членов Соцпартии в Сейме...»
 

Из главы 3.16. Подготовка к выборам VI Сейма (1995)
 
«…Еще в январе 1995 года движение «Равноправие» и Соцпартия приняли решение идти на выборы в VI Сейм единым блоком. В феврале о подготовке к выборам речь шла на съезде Соцпартии. Газета «Панорама Латвии» писала, что в кулуарах съезда говорили, будто Соцпартия — последовательно левая партия, а «Равноправие» грешит праволиберальным подходом. На соответствующий вопрос журналиста координатор Республиканского центра движения Татьяна Жданок ответила: «Соцпартия может стать истинно левой партией тогда и только тогда, когда в обществе установится равноправие. Абстрагированные социалистические идеи на нашей почве могут идти в нечто никак не напоминающее плоды социальной справедливости… Социализм без равноправия — это национал-социализм…»
 

Из главы 3.22. Первые акции в защиту русских школ (1996-1998)
 
«…В феврале 1996 года Сейм начал рассматривать новый Закон об образовании. Одна из норм законопроекта предусматривала перевод среднего образования национальных меньшинств на латышский язык. «Равноправие» ответило акциями протеста. В людных местах нескольких городов проводился сбор подписей против ликвидации образования на русском языке. Активисты «Равноправия» собирали подписи в Риге, Даугавпилсе, Резекне, Лиепае и Елгаве. Сочувствующие этой акции прислали подписные листы из Вентспилса, Валки и ряда других городов Латвии. К июню было собрано 55 тысяч подписей…»
 

Из главы 3.26. Создание ЗаПЧЕЛ в 1998 году
 
«…В 1998 году должны были состояться выборы в VII Сейм. В начале года «Равноправие», ПНС и Соцпартия начали переговоры о создании общего списка. Алфредс Рубикс, досрочно освобожденный из тюрьмы в ноябре 1997 года, заявил, что считает своей главной задачей «добиться объединения левых сил для участия в выборах».
 
На первом этапе переговоры между партиями шли сложно. Участникам переговоров было трудно преодолеть исторический опыт десятилетней давности, когда они оказались по разные стороны баррикад по вопросу государственной независимости Латвии. С другой стороны, опыт работы в Сейме и Рижской думе последних лет говорил в пользу объединения...»
 

Из главы 4.3. Деятельность фракции ЗаПЧЕЛ в VII Сейме (1998-2002)
 
«…VII Сейм начал работу в начале ноября 1998 года. Он был первым латвийским парламентом, в котором работала крупная русская фракция из 16 депутатов. Председателем фракции стал Янис Юрканс. Член «Равноправия» Александр Барташевич был избран помощником секретаря Сейма, что означало его вхождение в президиум парламента. Это назначение символизировало возвращение к традициям парламента Латвийской Республики довоенного периода, когда должность помощника секретаря (товарища секретаря) принадлежала самому активному политическому представителю русского меньшинства Латвии — депутату Мелетию Каллистратову…»
 

Из главы 4.4. Лишение Татьяны Жданок пассивного избирательного права (1999)
 
«…В 1997 году Татьяна Жданок была избрана депутатом Рижской думы. В думе Татьяна Жданок выступила против передачи в аренду частной фирме Верманского парка, критиковала Комиссию по приватизации за неоправданные расходы, добилась расторжения договора об аренде Парка Победы под устройство площадки для игры в гольф.
 
После того как Татьяна Жданок была вынуждена отозвать свою кандидатуру из списка ЗаПЧЕЛ на выборах Сейма 1998 года, был запущен механизм лишения ее мандата депутата Рижской думы. В 1999 году на основании решения суда депутатский мандат был аннулирован. Это стало беспрецедентным решением для всех постсоветских стран. Нигде более в Восточной Европе при осуществлении люстрации запреты на должности не коснулись избранных политиков и не применялись в отношении занятия должностей в органах представительной власти...»
 




Из главы 4.7. Положительное влияние ситуации в мире в период 1995-2004 годов
 
«…В конце 90‑х годов ХХ века и в самом начале ХХI столетия внешняя ситуация благоприятствовала решению проблем русскоязычного населения Латвии. Требования и действия ЗаПЧЕЛ совпадали по направленности с давлением, которое оказывали на Латвию международные организации, западные партнеры и Россия.
 
Под впечатлением межэтнических войн, которые сопровождали распад Югославии, Совет Европы разработал документы, призванные обеспечить гармонизацию интересов общин в многонациональных странах. Наибольшие надежды были связаны с Рамочной конвенцией по защите национальных меньшинств и Гаагскими рекомендациями по образованию национальных меньшинств. Латвийские власти всеми способами оттягивали ратификацию Рамочной конвенции. Однако принципы конвенции легли в основу регулярных рекомендаций Совета Европы и ОБСЕ, которые в итоге находили определенное отражение в латвийском законодательстве, регулирующем вопросы языка, образования и гражданства…»
 

Из главы 4.8. Укрепление России и смена приоритетов в отношениях с Латвией (1999-2009)
 
«…В конце 90‑х в России начали происходить судьбоносные перемены. В 2000 году президентом стал Владимир Путин, сконцентрировавший усилия на наведении порядка внутри страны и укреплении престижа российского государства в мире. Внешняя политика стала больше, чем ранее, ориентироваться на взаимодействие с русской диаспорой. Укрепление России привело к остановке процесса ассимиляции в Латвии — оставаться русским вновь стало престижно и выгодно. Этот поворот укрепил выбор русских родителей в пользу обучения детей в русских школах Латвии.
 
Одновременно в России усилились процессы, которые в итоге подорвали формирование гражданского общества в русской среде Латвийской Республики. После 2003 года в России верх взял «сверхпрагматичный» подход к отношениям с постсоветскими странами. Этот подход базировался на вере в диктат экономических интересов. Предполагалось, что элиты постсоветских стран не смогут отказаться от личной выгоды от экономического взаимодействия с богатой Россией, что со временем должно привести к разрешению всех политических противоречий между государствами. Политтехнологи и олигархи постсоветской России переносили на постсоветскую элиту в соседних странах собственное восприятие мира, не принимая во внимание культурные отличия, исторические фобии и внутреннюю солидарность политических элит бывших «национальных» республик СССР. Россияне отказывались понимать, что у продажности есть границы и что лишь на экономической выгоде стратегические отношения между странами построить невозможно…»
 

Из главы 4.10. Приход ЗаПЧЕЛ к власти в Риге (2001)
 
«…В столице объединение ЗаПЧЕЛ получило более 21 процента голосов (13 мандатов из 60) и заняло второе место. На один мандат больше получили социал‑демократы. Они могли составить коалицию как с правыми партиями, так и с ЗаПЧЕЛ (с привлечением нескольких малых партий). Поскольку правые партии не соглашались отдать должность мэра представителю социал-демократов, последние начали договариваться с ЗаПЧЕЛ. Между лидерами объединения ЗаПЧЕЛ изначально не было единой позиции по вхождению во власть в рижском самоуправлении. Руководители ПНС сомневались в необходимости такого шага, поскольку депутаты ПНС, избранные по списку ЗаПЧЕЛ в Рижскую думу, составляли меньшинство во фракции, к тому же потенциальный лидер думской фракции — Сергей Долгополов был в конфликте с руководством своей партии. Наоборот — депутаты «Равноправия» составляли большинство во фракции ЗаПЧЕЛ, и они пользовались полной поддержкой со стороны своего руководства. В результате инициативу в переговорном процессе с социал‑демократами взяло на себя «Равноправие». Был заключен многосторонний договор между социал‑демократами, ЗаПЧЕЛ и малыми партиями…»
 

Из главы 4.15. Отношения между партиями ЗаПЧЕЛ после выборов 2002 года
 
«…После парламентских выборов в прессе вновь появились публикации на тему, не расколется ли ЗаПЧЕЛ. 10 октября газета «Панорама Латвии» сообщила, что заместитель председателя парламентской фракции ЗаПЧЕЛ Янис Урбанович на вопрос о возможном расколе ответил коротко: «Не дождетесь».
 
Однако в этот момент борьба за контроль над фракцией и объединением ЗаПЧЕЛ набирала обороты. Посредники, представлявшие интересы правых партий, продолжали подталкивать Юрканса к расколу, обещая в обмен на «избавление от Рубикса и Жданок» участие в правящей коалиции…»
 

Из главы 4.17. Оформление раскола ЗаПЧЕЛ (2003)
 
«…15 февраля состоялся съезд ПНС, на котором решался вопрос об участии партии в объединении ЗаПЧЕЛ. По итогам голосования 157 делегатов из 211 поддержали выход из ЗаПЧЕЛ. Газета «Час» писала: «Самостоятельная ПНС будет желанным партером в правительственной коалиции, уверен Юрканс».
 

Из главы 4.22. ЗаПЧЕЛ активизирует борьбу за сохранение русских школ (2003)
 
«…К весне 2003 года стало очевидным, что только парламентскими методами невозможно решить проблему сохранения в Латвии системы образования на русском языке. На десятки законодательных инициатив ЗаПЧЕЛ и ПНС, на множество компромиссных предложений парламентское большинство отвечало категорическим отказом. В то же время приближалась дата вступления в силу нормы закона, предписывающей полный перевод обучения в средних русских школах на латышский язык. В этих условиях перенос протестов из стен парламента на улицы городов стал неизбежным.
 
Выработке организационных решений мешал распад первого состава ЗаПЧЕЛ (конец 2002 — начало 2003 года). Председатель партии «Равноправие» Владимир Бузаев, убедившись в невозможности договориться о совместных действиях в защиту системы образования на русском языке в рамках координационного совета ЗаПЧЕЛ, в начале 2003 года инициировал создание межпартийной депутатской группы.
 
В нее вошли помимо Бузаева депутат Сейма от ПНС Борис Цилевич, его помощница Татьяна Богушевич, а также социалист (на тот момент) Игорь Пименов, руководитель Латвийской ассоциации школ с образованием на русском языке — ЛАШОР…»



 

Из главы 4.23. Создание Штаба защиты русских школ (2003)
 
«…22 апреля 2013 года в помещении Комитета по правам человека (ул. Дзирнаву, 102а) собрались активисты политических и общественных организаций. Обсуждался вопрос создания единой организации, которая взяла бы на себя координацию кампании по защите школ национальных меньшинств. В ходе дискуссии прозвучало предложение представителя Латвийской ассоциации русской молодежи назвать объединяющую структуру «Штабом защиты русских школ».
 

Из главы 4.26. Лавирование правительства Индулиса Эмсиса по вопросу гарантий для школ меньшинств (весна—лето 2004)
 
До определенного момента власть — против своей воли — способствовала реализации сценария, обязательного для успеха кампании ненасильственного сопротивления: в ответ на первые акции Штаба власти развернули полицейское и судебное преследование лидеров кампании. Активистам Штаба регулярно приходилось давать пояснения в полиции или защищаться в судах.
 
Это в свою очередь вызывало у русских Латвии рост доверия к Штабу и к политикам ЗаПЧЕЛ, а у латышей — интерес к людям, способным организовывать столь масштабное сопротивление. Резонансная система «протест — репрессии — сочувствие — рост протеста» в итоге грозила раскачать и разрушить сложившуюся этнократическую систему власти. Осознав данную перспективу, власти поменяли приоритеты. Они перенесли акцент с репрессий на снижение протестного накала в русской общине путем дачи ни к чему не обязывающих обещаний и симулирования переговоров»...
 
Исполнителем новой тактики стало пришедшее к власти весной 2004 года правительство Индулиса Эмсиса (Союз зеленых и крестьян).
 

Из главы 4.33. Итоги периода Школьной революции и евроинтеграции (1998-2004)
 
«…Деятельность Штаба вовлекла в публичную политику сотни людей, многие из которых сделали политическую карьеру и честно продолжали служить общественным интересам. Однако Штаб не выявил лидеров национального уровня, способных консолидировать общину и задать новые политические цели после окончания Школьной революции. Революция закончилась неожиданно, многими участниками ее результаты были восприняты как поражение, хотя объективно массовые протесты помогли сохранить русское образование.
 
Практическим результатом борьбы против реформы русского образования стало снижение давления государства на русские школы. Власти отказались от репрессий по отношению к школам и отдельным учителям...»
 

Из главы 5.4. Вершина популярности обновленного ЗаПЧЕЛ. Перемены в российской дипломатии (2005)
 
«…Руководство ЗаПЧЕЛ после 2004 года допустило ряд ошибок, которые помогли противникам партии. Высокие рейтинги в середине 2000‑х привели к самоуверенности и отказе от реформ, от поиска нового лица партии. ЗаПЧЕЛ недооценило значимость телевидения в коммуникации с избирателями. Ставка по‑прежнему делалась на газеты в расчете, что думающая, интеллигентная часть читателей и дальше будет проводником влияния партии на общество. Однако аудитория газет стала заметно таять, а их преданные читатели, сформировавшиеся в советское время, теряли свое влияние на общество вследствие возрастных причин и общей смены парадигмы. Газетные публицисты в 2000‑х годах перестали быть лидерами мнений, их место заняли шоумены. Содержательная составляющая теряла значимость в общении с избирателями, на первый план вышли личная харизма и интенсивность рекламы.
 
Наступало время манипуляторной коммуникации с избирателями и лидерской политики. Российские телеканалы транслировали на Латвию мощный сигнал о безальтернативности такой организации общественной жизни. Русские Латвии были подготовлены к появлению в своей среде энергичного лидера нового поколения…»
 

Из главы 5.5. Создание «Центра согласия». Старт в политике Нила Ушакова (2005)
 
«...Поражение на муниципальных выборах 2005 года поставило Партию народного согласия перед необходимостью коренных перемен. Признав неудачу, Янис Юрканс оставил руководство партией. Реальные рычаги власти в ПНС перешли к Янису Урбановичу. Уход Юрканса развязал руки Урбановичу для эффективного управления и давно назревшей перестройки партии.
 
Последовало примирение с Сергеем Долгополовым, конфликт с которым ранее привел к расколу и образованию конкурирующей партии «Новый центр». В 2005 году был запущен обратный процесс слияния ПНС и партии «Новый центр» в новое политическое объединение. Оно было учреждено 9 июля 2005 года».
 

Из главы 5.21. Референдум за русский язык как второй государственный (2011-2012)
 
«…Публичная позиция объединения «Центр согласия» в ходе кампании по сбору подписей претерпела изменения. Если многие депутаты из парламентской фракции и рядовые члены ЦС поставили свои подписи уже на первом этапе, то лидер объединения ЦС мэр Риги Нил Ушаков раскритиковал инициативу. В первый день второго этапа сбора подписей он в очередной раз высказался о ней отрицательно. Соответствующий комментарий Ушакова был показан на ПБК следом за репортажем о том, что Татьяна Жданок подписалась под законопроектом. Таким образом, ЦС повторил обычный пропагандистский прием, противопоставив себя «радикалам из ЗаПЧЕЛ». Однако после того, как множество рядовых активистов ЦС подписалось в пользу референдума, Ушаков резко изменил свои взгляды…»
 

Из главы 5.28. Результаты десятилетия штурма Стеклянной горы (2004-2014)
 
«…Это десятилетие в политике Латвии прошло под знаком Нила Ушакова — лидера социал‑демократической партии «Согласие», первого русского мэра Риги периода независимости и первого мэра, не потерявшего поддержки избирателей в течение нескольких сроков полномочий…»
 
«…Ставка на конформизм, на отказ от «неудобных русских вопросов» не привела «Согласие» к власти на национальном уровне. Спустя десять лет, которые мы назвали «эпохой штурма Стеклянной горы», «Согласие» находится все на том же непреодолимом расстоянии от участия в правительстве: четыре попытки штурма Стеклянной горы — в 2006, 2010, 2011 и 2014 годах успехом не увенчались. К 2016 году сложилась система, которая внешне выглядит как политическая сделка, хотя таковой не является: «Согласие» в союзе с партией вице‑мэра Андриса Америкса удерживает доступ к власти и бюджетным средствам на уровне крупнейшего самоуправления — города Рига, а три главные латышские партии делят власть в национальном правительстве и соответствующие ресурсы министерств...»

 


Из послесловия
 
«…Узурпация власти в руках коррумпированных и равнодушных деятелей — это часть глобального процесса концентрации ресурсов под контролем нескольких мировых группировок. Но и в Европе, и в Америке нарастает недовольство политической элитой. Последовательно в разных странах избиратели отправляют в отставку партии, симулирующие, кто правую, кто левую, а кто — центристскую политику. Неизбежно перемены произойдут и в Латвии. История никогда не заканчивается».
 

           
                 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Руслан  Панкратов
Латвия

Руслан Панкратов

Экс-депутат Рижской думы

«Латвия превращается в тюрьму Гуантанамо»

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Дело Филея: откуда взялись военные преступления, если не было войны?

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Можем ли мы переубедить латышей?

Действуя без оглядки на то, что латыши обидятся

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Русские лучше латышей

Почему это плохо для русских и хорошо для латышей

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.