Клуб путешественников

09.08.2014

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Обрезание слева

Исторические обрезания страны Ливонии

Обрезание слева
  • Участники дискуссии:

    20
    85
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Про обрезание СПРАВА на портале IMHOclub уже было с болью рассказано в материале «Дедова земля, или Уши мертвого осла». Теперь с не меньшей болью рассказ пойдет об обрезании слева. Потом как-нибудь расскажу и про обрезание сверху…
 
 
Путешествуя по родной ливонской земле, подъехал как-то к самой западной ее точке. Местечко Бернаты. Отмечено гранитным знаком.
 

 
Машина была остановлена мною в том месте, у того самого камня, западнее которого в Латвии не может стоять ни одна машина. Западнее — море.
 
Это вид на Европу с нашего самого-самого западного мыса, поросшего кустами и осокой.
 

 
А это вид на юг, на братскую Литву с самого-самого западного выступа нашей родины.
 

 
А это самый-самый западный дом в Латвии. Жаль, в доме том никого не было, поэтому о тех, кто именно там живет — про это как-нибудь расскажу в другой раз...
 

 
А это наша Ница! Тоже вполне себе курортное место, хотя берег и не совсем лазурный... Но кофий в местном кафе ничуть не хуже, чем во французской Ницце...
 

 

 
А вот памятник нашей временной, то есть доеэсовской, независимости! Стоят такие памятники на всех магистралях, ведущих в Литву и Эстонию. Вбуханы в них наши с вами миллионы. Увы, никому они теперь не нужны.
 

 
 
* * *
 
Здравствуй, сестрица Литва! Въезжая в тебя (а равно и в Эстонию) я всякий раз восхищаюсь твоими идеальными дорогами. Вы по ним что, не ездите, что ли?!
 

 
Привет тебе, родная Бутинге! Раньше с тобой все было понятно: нефть шла из России в Мажейкяй, после чего в эти бочки закачивались выгнанные в Мажейкяе бензин и солярка, которые из бочек заливались в танкеры — а потом в Европу, на продажу. Все было просто и понятно.
 

 
Но тут встряли братья-поляки... И теперь в тех бочках хранится и бензин с соляркой из Мажейкяя, и привезенная по морю нефть — для крекинга... Не перепутали бы бочки ненароком…
 
Здравствуйте, родненькие Швентойи! Прекраснейшее место для отдыха — ни шуму-гаму городского, ни пошлых волн шоу-бизнеса... Лес, речка (тоже с названием Швентойи), море, теплый песочек, холодное пиво, девушки... Вот бы кто знающий рассказал мне, что этот забор в море делает? Я долго думал, но так и не догадался... Потом таки узнал: то останки морского причала, выстроенного в морскую даль по причине местного мелководья.
 

 
Здравствуй, Паланга, местечко Гробиньского уезда Курляндской губернии! Здравствуй, территория, которая испокон веку входила в состав Ливонии. А с 1918 по 1921 год — в состав независимой Латвии.
 

 
Интересно, что же тогда произошло, с чего это вдруг между Литвой и Латвией разгорелся спор о принадлежности Паланги, Швентои и Бутинге? Спор, который был разрешен некоей «международной арбитражной (?!) комиссией» (?!!), после чего 21 марта 1921 года эти суверенные латвийские территории были «переданы» Литве. Проще говоря, какая-то «комиссия» у нас оттяпала здоровенный кусок качественных курортных земель. После чего доблестные латвийские войска 31 марта 1921 развернули знамена и торжественным маршем покинули Палангу... За отчизну обидно, однако!
 
Одно утешает: границы нынче вновь открыли, можно в Литву запросто кататься, туда-сюда...
 
 
* * *
 
Кто не верит в то, что Паланга была нашей, вот визуальные доказательства из академических изданий:
 

 

 
Рассмотрев их, поехал я в Палангу — до конца разобраться.
 
Но в Паланге меня ждал облом!.. Вот внизу на снимке мой маршрут от самой Лиепаи.
 

 
Всюду спокойненько побывал, все посмотрел. А вот в Паланге ничего не смог сделать, даже поесть, потому что тупо не смог выйти из машины! А не смог выйти потому, что машину физически некуда было приткнуть. Городок был забит машинами до упора! Ни одного свободного метра! И это при том, что была еще только пятница... Поездив по Паланге туда-сюда, сначала по сужающейся спирали, потом по расширяющейся, я, не солоно хлебавши, удалился по направлению к Шяуляю... Так и не увидел знаменитого палангского пляжа.
 

 
Не увидел и бывшего имения Тышкевичей, а теперь музея, где собирался прояснить у ученых исторические аспекты аннексии Паланги в 1921 году.
 

 
Зато в первом же придорожном трактире славные литовские сестры вкусно накормили, чем несколько остудили мой справедливый патриотический гнев...
 
Вернувшись в Ригу, пришлось самому разбираться в том, почто это литовцы у нас Палангу оттяпали. Пришлось покопаться, копнув и в глубь, и в ширь… И вот спешу сообщить: выяснилось таки, что все-таки оттяпали, не в обиду будь литовским братьям сказано.
 
 
* * *
 
Однако все по порядку.
 
Начнем с того, что жил-был с незапамятных времен такой народ — курши. Жил тот народ не в Латвии и не в Литве (сих стран тогда и в помине не было), а просто на юго-восточном побережье Балтийского моря. Курши (в русских летописях — это корсь, в латинских свитках — куроны) в письменных источниках впервые упоминаются с IX века. Ореал их обитания именовался Курса (Kursa).
 

 
К концу XII века, то есть к тому времени, как на земли куршей приперлись рыцари и клерикалы Тевтонского ордена, в состав Курсы входили земли от Вентавы (это земли окрест нынешнего Вентспилса) и вдоль моря на юг — аж до земель Пилсатса. А это были уже земли, заканчивавшиеся далеко-далеко южнее нынешней Клайпеды! Вот карта крупно:
 

 
Кстати, и сама Клайпеда тогда даже не Мемелем звалась, а Пилсатсом, что в вольном переводе с куршского звучит как Городок. Вот еще одна карта, тоже крупно и тоже из академического источника, против которого не попрешь:
 

 
Наиболее видным правителем Курсы был некто Ламекин, поэтому его имя и сохранилось в письменных источниках, где он был назван королем Курсы. В 1230 году он, как правомочная фигура, заключил договор с Архиепископом Риги и с Магистром Ордена меченосцев о принятии христианства и об исполнении вассальной повинности. То есть достали немцы куршей, выкрутили руки Лемекину, заставили договор подписать, но при этом они письменно признали Лемекина королем, а значит, признали и границы его королевства. А как же иначе было ему размер выплачиваемой дани назначить!
 
Посмотрим еще раз на карту XIII века. На ней видно, что земли с названием Цеклис (Ceklis) — тоже куршские, то есть наши земли. Вот ваш литовский Мажейкяй, к примеру, стоит на исконно литовской земле, а вот Тельшай, Плунге, Кретинга стоят — я сильно извиняюсь! — на землях наших куршей (корси, куронов)… И Паланга, пардон, тоже стоит на их земле.
 
Впервые Паланга упоминается в хрониках немецкого Тевтонского ордена в 1253 году. Но еще до прихода немцев эти земли не раз привлекали норманнов, они первыми приходили сюда поживиться, но отважные курши их всякий раз били. А вот с XII века их начали мечом разить и крестом искушать крестоносцы — и не устояли курши, сдались таки немцу.
 
Лишь знаменитая Грюнвальдская битва 1410 года прекратила бесчинства ордена на этих землях. По Мельнскому мирному договору между Речью Посполитой ( огромным союзным государством в составе Великого княжества Литовского и Польского королевства) с одной стороны и Тевтонским орденом с другой стороны, орден отказывался от претензий на Жемайтию — то есть на территорию нынешней Литвы, входившую тогда в Великое княжество Литовское. После чего Великое княжество впервые получило выход к Балтийскому морю — как раз на участке между Палангой и Швентойи, шириной всего в 15 километров.
 
Однако этот участочек все ж не мог считаться действительным выходом к морю из-за неблагоприятных природных условий (мелководье и отсутствие гаваней), а так же из-за жесткого конкурентного прессинга со стороны Мемеля (Клайпеды) и Либавы (Лиепаи).
 
Поэтому княжеству Литовскому не удалось создать собственный крупный морской порт, но «мелкий» порт в Швентойи таки создали, вынеся далеко в море причальную стенку, установленную на деревянных сваях. Вернее, порт тот построили англичане, получив на это «привилегию» от княжества. Что потом, по моему мнению, сыграло в истории города Паланги историческую роль — мы это мнение запомним и к этому еще вернемся…
 

 
 
* * *
 
Пять веков население Паланги и окрестностей мирно занималось рыбной ловлей, разводило пчел и собирало выброшенный морем янтарь. Купцы, которые наведывались в эти места, охотно обменивали свои товары на тот янтарь и мед. В письменных источниках XVII века упоминается, что порты Паланги и Швентойи даже пробовали конкурировать с портами Риги, Лиепаи и другими портами, поскольку здесь товары продавались дешевле.
 
Литовские историки до сих пор считают, что «английские» причалы Швентойи были в 1701 г. уничтожены шведским флотом по просьбе хозяев Рижского и Лиепайского портов. Вот что от тех причалов в Швентойе осталось:
 

 
После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году осколок Речи — Жемайтия — вошла в состав Российской империи. После чего с 1819 г. Паланга стала вновь де-юре принадлежать куршам, войдя в состав Курляндской губернии. И восстановление данной исторической справедливости нельзя не приветствовать.
 
В 1824 году всю деревеньку Палангу покупает полковник русской армии граф Николай Тышкевич, или Миколас Тишкявичюс, как его в Литве теперь величают. Вклад Тышкевича в развитие деревеньки и превращение ее в город неоценимо велик. Полковником и его потомками был разбит парк, построен дворец, потом курорт с лечебницами, возведен новый костел, затем кирпичная фабрика и, наконец, был вновь построен и открыт порт. Вот на фото полковник с женой и детьми:
 

 
Это его дом, парк и церковь:
 

 

 

 
После краха Российской империи, в котором живейшее участие приняли и красные потомки отважных куршей, Жемайтия стала независимым государством, назвав себя славным историческим именем «Литва». Произошло это в 1918 году.
 
А уже через год литовские (а конкретно — жемайтийские) политики стали наседать на такое же молодое соседнее государство, взявшее себе название «Латвия». Мол, верните нам Палангу и Швентойи!
 
К слову сказать, осмелели жемайты (литовцы) после того, как после Первой мировой войны согласно Версальскому договору от 1919 года им обещали передать весь Мемельланд — то есть город Мемель (Клайпеду) с окрестностями размером в 2 400 кв. км и с населением в 145 000 человек. И таки передали в 1923 году. После чего все этнические восточно-прусские немцы из Мемеля бежали… До единого!
 
Еще один примечательный исторический факт: Версальский мирный договор был подписан Германией с одной стороны и Соединенными Штатами Америки, Великобританией, Францией, Италией и Японией, а также Бельгией, Боливией, Бразилией, Кубой, Эквадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом, Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством сербов, хорватов и словенцев, Сиамом, Чехословакией и Уругваем — с другой стороны.
 
NB! То есть Мемель с окрестностями литовцам с барского плеча метнули Гватемала с Гондурасом… Извините, литовские братья, но слова из песни не выкинешь.
 
 
* * *
 
Правда в 1939 году весь Клайпедский край пришлось втихую и добровольно вернуть до зубов вооруженной гитлеровской Германии, что было, цитирую, «подтверждено непосредственно Литвой, Великобританией, Францией и другими странами, действовавшими в русле политики умиротворения». Так вот сильные умиротворяли слабых в угоду самому-самому сильному.
 
Правда и то, что, когда город Мемель 28 января 1945 года был в кровопролитных боях освобожден советскими солдатами, в городе было найдено только шесть человек — прочие опять бежали. Восточная Пруссия, а с ним и Клайпедский край перешли под власть Советского Союза.
 
Правда и то, что 7 апреля 1948 года Клайпедский край был передан из состава Калининградской области Российской Федерации в Литовскую ССР. А потом литовцам и огромный Виленский край прирезали, после чего они сделали Вильно столицей, коей она остается и по сей день…
 
Но вернемся к вопросу о судьбе Паланги в 1919 -1921 годах. Два года городок не давал покою литовцам и нашим. Между литовцами и нашими шел вялый спор: чья же она, Паланга? Спорили двое министров иностранных дел: их Пятрас Климас, выпускник Московского университета, и наш Зигфрид Анна Мейеровиц, выпускник Рижского политеха. Вот они:
 

 

 
Нет смысла теперь разбираться, чье образование оказалось лучше, потому как спор решили не министры, а международная арбитражная комиссия под председательством сотрудника британского министерства иностранных дел и профессора Эдинбургского университета Джеймса Симпсона. Он представлял страны-победительницы в Первой мировой войне ( в том числе и Гондурас!..), лихо эдак делившие владения побежденной Германии… Скорее всего, как Симпсон сказал — так и сделали! Вот на фото сэр Симпсон с нашим министром:
 

 
В итоге Паланга была отдана литовцам. Нам взамен отдали равноценный по площади (но не по значению!) выступ литовской территории в Селии… На снимке: наше «А», которое поменяли на литовское «В».
 

 
В марте 1921 года последний латвийский солдат покинул куршский Пилсатс, и городок стал литовской Палангой, став курортом. На снимке юные литовские девы цветами провожают наших доблестных офицеров...
 

 
Латвия в лице историков и политиков сей исторический факт старается не вспоминать, неловко это, наверное. А вот меня, ливонского патриота, этот вопрос мучает, и вот с какой стороны: я все думаю: а вот что если бы председателем арбитражной комиссии был бы не представитель британской державы, которая когда-то сильно вложилась в строительство причалов в Швентойи?..
 
Ну да все это дела давно минувших лет, а поэтому ну их! Когда наши с литовцами вошли в Союз Нерушимый Европейских Народов и границы между литовцами и нами открылись, мне стало совершенно безразлично, чья Паланга. Лишь бы там были уютные гостиничные номера, хорошо бы кормили и было бы куда машину поставить. Номера уютные, кормят отменно, а вот машину поставить негде. Забит ими город под завязку! Вот где проблема. Я был там конкретно, а потому конкретно это знаю.
 

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Обрезание сверху

Исторические обрезания страны Ливонии

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

«Крымнаш» на Балтике

О чем стыдливо молчат прибалты

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Исток

Наша Даугава входит в число великих рек Европы

Виктор Подлубный
Латвия

Виктор Подлубный

Пенсионер

Дедова земля

Или Уши мертвого осла

Если все же война, или "В случае конфликта Эстония или Латвия встретит гостей цветами"

Ну да. Но он ведь имел в виду определённые причины возникновения отсутствия России, так что всем всё должно быть предельно ясно.

Черемош

Чего это не владею? Владею. Вот ходил я как-то на балет. Вздрогнул и зарёкся туда ходить. Но прошло какое-то количество лет, я подзабыл и опять пошёл... Теперь зарёкся уже окончате

Социальный расизм

Они мне все в известной степени по барабану. Иногда забавляют, иногда раздражают. Подонки общества российского, ИМХО. А мы тут разве о России? Я думал - о Латвии. Мне это как-то бл

ГРОБ НЕ МОЖЕТ СТОЯТЬ ПУСТЫМ

Никогда не слыхали про Великий Русский Народ, который всех освободил и все всем привнес, про Великую Нацию и всякие недонации калек - лабусов, гансов, чухонцев, хохлов, жидов,

Рафинированная болгарская русофобия

Мы же говорим о тебе, - ну какая из тебя проблема) так, - недоразумение...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.