Интеграция

31.01.2020

Сергей Юрьевич Пантелеев
Россия

Сергей Юрьевич Пантелеев

Политолог, директор Института Русского зарубежья

О «русской ирреденте» и праве на воссоединение: к итогам дискуссии

О «русской ирреденте» и праве на воссоединение: к итогам дискуссии
  • Участники дискуссии:

    20
    69
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад


Инициированный Президентом России политический ураган Конституционной реформы абсолютно неожиданным образом обернулся, пусть и опосредованно, весьма показательной и любопытной экспертной дискуссией о… «русской ирреденте». Тема сложная и противоречивая, что и подтвердил, собственно, характер дискуссии. Но для русского вопроса достаточно важная, чтобы на нее не отреагировать.

Сначала — хроника событий.

15 января, после оглашения Послания Президента Федеральному Собранию, Владимир Путин подписал распоряжение о создании рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию. Среди прочих уважаемых людей, в состав рабочей группы вошел председатель правления Общероссийской общественной организации «Федеральная национально-культурная автономия «Украинцы России» Богдан Безпалько, являющийся, помимо прочего, членом Совета по межнациональным отношениям при Президенте РФ.

17 января на портале Украина.ру известный южнорусский журналист Александр Чаленко опубликовал интервью с Богданом Безпалько как с «одним из лидеров украинцев России», вошедшим в комиссию по изменению Конституции РФ, который рассказал «какие изменения должны быть внесены в Основной закон».

Само название интервью «Безпалько: В Конституции РФ должно быть закреплено право присоединения к России Украины и Белоруссии» не оставляло сомнений в том, что текст не пройдет незамеченным. В небольшой по объему публикации содержался целый ряд заявлений, которые обещали «взорвать» по меньшей мере — соцсети.

На вопрос о том, с какими предложениями по изменению Конституции он, как член рабочей группы, хотел бы выступить, Богдан Беспалько вначале ответил:

«Хотелось бы внести правки относительно понятия "семья", что это союз мужчины и женщины, о приоритетной роли русского языка и русского народа в жизни и истории России, о необходимости идеологии и много чего другого».

Затем Александр Чаленко, задавая вопрос о возможном облегчении «для граждан Украины вступления в российское подданство», то ли в шутку, то ли в серьез, спрашивает: «Может, всех украинцев признают русскими?».

На что Богдан Безпалько отвечает, что он очень на это надеется и хочет видеть эти нормы в Конституции «не только в отношении Украины, но и Белоруссии». А далее следует заявление члена рабочей группы по изменению Конституции, ставшее в дальнейшем наиболее цитируемым и скандальным:
 
«Мне бы очень хотелось, чтобы право на ирреденту — воссоединение всего Русского мира — было закреплено не просто в законодательстве, но и в Конституции России. Тогда бы любой регион не только Украины, но и Белоруссии имел бы возможность присоединения к России на основании этого положения Конституции, а не только положения о праве наций на самоопределение».
К слову, этим утверждением, в отличие от остального текста выделенным жирным курсивом, интервью заканчивалось.

Реакцию предсказать было нетрудно.

Заголовки публикаций в украинских СМИ были по-военному гибридны: «"Грядет большая война", — Новая конституция РФ узаконит захват новых территорий Украины и Беларуси», «Воссоединение всего русского мира»: Безпалько заявил об изменениях в конституцию России и присоединении Украины и Беларуси», «У Путина готовят план по воссоединению с Украиной и Беларусью» и т.д.

Белорусские СМИ были по-партизански сдержанней, но не отставали: «Представитель комиссии по изменению Конституции РФ предлагает положения о присоединении Беларуси и Украины к России», «Член комиссии по изменению Конституции России: Должно быть закреплено право присоединения областей Беларуси к России», «Представитель комиссии по изменению Конституции РФ предлагает положения о присоединении Беларуси и Украины к России».

И, конечно, некоторые российские СМИ вполне могли дать фору и тем, и другим: «Присоединение Украины: объявлено о новом пункте в Конституции России».
 
Накал дошел до того, что сам Дмитрий Песков 21 января вынужден был комментировать инициативу об «ирреденте», доказывая, что он «не слышал об этих предложениях» и «в целом это никак нигде не обсуждалось».
Богдан Безпалько позже сам признает, что он никаких подобных предложений еще никому не подавал. А потому, и обсуждать их пока нигде не оставалось, как в СМИ и в Интернет — основные бои переместились в социальные сети.

Здесь, как водится, мнения разошлись. Причем, зачастую — в рядах тех, кто, так или иначе, но видит себя среди защитников русских.

Так, известный исследователь русского консерватизма Аркадий Минаков восклицал: «Богдан Безпалько сейчас — едва ли не главный ритор "русской партии". А, может быть, и главный!».

В то же время белорусский сторонник евразийства и русской идеи, но давний оппонент Безпалько политолог Алексей Дзермант оппонировал:

«На примере г-на Безпалько я все больше склонен согласиться с мнением одного уважаемого человека о том, что идею "русского мира" в такой интерпретации нам подкинули англо-саксы. Ирредента должна еще больше стравить три восточнославянских народа, нужно развязать войну еще и с белорусами».
 

Дискуссии в российско-белорусской части фейсбука были особенно драматичны. С одной стороны — Богдан Безпалько уже давно для многих в Белоруссии является раздражителем из-за жесткой критики белорусских властей и лично президента Лукашенко. С другой стороны — понятное дело, в Белоруссии, как ближайшей союзнице России, любые призывы к «поглощению» со стороны Москвы воспринимаются в принципе болезненно, а тут — не просто «старый знакомый» Безпалько, да еще и в качестве члена рабочей группы по изменению Конституции!
 

Разбираться в море взаимных упреков, вплоть до банов, нет никакой необходимости — в определенный момент стало казаться, что дискуссия в принципе ушла в полную деконструкцию.

Время от времени «сливки» с интернет-рубки продолжал снимать Александр Чаленко на Украине.Ру.

21 января на ресурсе выходит его интервью с известным историком Александром Дюковым с вынесенной в заголовок цитатой «Фраза «один народ — один Рейх» не является конкурентоспособной в современном мире». В интервью Дюков оценивал заявления Безпалько об ирреденте «провокативными».

«Это действия, направленные на то, чтобы наши соседи подозревали Россию в проведении подрывной деятельности против них с целью оттяпать часть их территории. Это идея, которая работает исключительно на наших оппонентов. Это идея, которая своим итогом будет иметь отталкивание наших соседей в руки наших стратегических противников», — заявлял историк, подчеркивая, что, по его мнению, «если бы наши враги захотели бы ухудшить положение России на постсоветском пространстве, то я бы на их месте сделал именно такое заявление от члена Конституционного совета, от группы по корректировке Конституции».

Дюков выступал как сторонник выстраивания Россией гражданских сетевых структур, что предполагает конструктивное сотрудничество государства с общественными структурами и экспертным сообществом и внутри страны, и за рубежом.

При этом Александр Чаленко настойчиво ставил прямые вопросы, предполагающие прямые ответы: «чей Крым?», «чей Донбасс?»,   «Одесса и Харьков — это украинские города?».

В ответ: «Крым, безусловно, принадлежит Российской Федерации», «Донбасс — это территория, которая на данный момент входит в состав Украины, но которая с определенным основанием хочет отсоединиться от Украины», «На данный момент и Одесса, и Харьков являются украинскими городами».

Очевидно, интервьюер ставит вопросы, желая получить идеологические ответы, интервьюируемый пытается оставаться в области реальной политики и международного права.

Но, вот, наконец (а интервью к тому времени явно затянулось) дело доходит до крупного калибра и Чаленко задает вопрос:

Сторонники Безпалько считают, что никаких украинцев и белорусов не существует, а на Надднепрянской Украине и в Белоруссии живет точно такой же народ, как и в России, — русский. Поэтому этот русский народ должен жить в одном государстве. Как вы к этому относитесь?

У Дюкова, похоже, сдают нервы:
Я не считаю, что фраза «один народ — один Рейх» является конкурентоспособной в современном мире.
Украина.Ру получает хлесткий заголовок, а хороший историк Дюков в глазах сторонников Безпалько становится чуть ли не «русофобом»… запоздалые же оправдания вроде «я считаю, что любые объединения на постсоветском пространстве — политические и экономические — могут только приветствоваться», ситуацию уже не спасут. Точка.

Точнее — многоточие. Т.к. после Дюкова Чаленко берет интервью с другим давним и принципиальными оппонентом Безпалько — уже упоминавшимся выше белорусским политологом Алексеем Дзермантом.

Неприятие идеи Безпалько о русской ирреденте Дзермант объяснил тем, что, по его мнению, строительство Союзного государства Россией и Белоруссией вовсе не означает, «что одна из стран может и должна прописывать в своей Конституции возможность или механизм отчуждения от другой части её территории».

По мнению Дзерманта, «наличие такой нормы в Конституции приведёт к обратному эффекту: недоверию, отчуждению и даже враждебности», именно по этой причине подобные заявления он рассматривает «как безответственную провокацию против союза России и Беларуси».

На вопрос же о русском триединстве, ранее заданный Дюкову, Дзермант дает следующий ответ:
 
Если мы признаем, что русские, белорусы и украинцы — народ одного корня, а для этого есть основания, то это вовсе не значит, что все они должны быть в составе того государства, которым является современная Российская Федерация. Я бы говорил скорее об учреждении нового Союза, например, Союза Русских Народов, если заглядывать в будущее
В принципе, в этот раз сенсации не получилось — Дзермант проводил линию на союзнические отношения «русских народов» России, Беларуси и Украины, считал надуманным противопоставление «Белоруссии» «Беларуси», отмечал, что большинство белорусов — за Донбасс и в конце признал, что 60-65% белорусов — за союз с Россией.

23 января на Украине.Ру вновь выходит интервью Богдана Безпалько Александру Чаленко, которое, по сути, подводило итог всей предыдущей дискуссии. При этом, к слову, и интервьюер и интервьюированный дискутировали с Дюковым, почти не упоминая Дзерманта.

Этот текст можно также охарактеризовать как более спокойный и идеологический. Собственно, в нем Безпалько поясняет, что он всего-навсего выступает за естественное право русских на воссоединение в рамках единого государства, для чего нужна соответствующая идеология:

«Естественной и вполне органичной для миллионов граждан России, Украины и Белоруссии является общерусская идеология, предполагающая движение к нашему культурному, политическому и государственному единству».

По мнению Безпалько, «в этом и заключается идея русской ирреденты, то есть центростремительного движения к сердцу общеславянского мира в Москве».

И именно в этом интервью на вопрос, высказывал ли он эти предложения в ходе заседания рабочей группы, Богдан Безпалько признается, что «еще ничего не высказывал, стараясь облечь эти мысли в максимально выверенные формулы».

Остается надеяться на то, что так оно и будет. Тем более, что в вышедшем вчера на севастопольском ресурсе ForPost интервью Богдан Безпалько, похоже, корректирует свой подход. Вот ответ на вопрос о «конкретных предложениях… касающихся русской ирреденты»:
 

— На самом деле, положения об этом в Конституции уже есть, это статья 65, пункт 2: «Принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта осуществляются в порядке, установленном федеральным конституционным законом». Поэтому предлагается просто подчеркнуть преемственность Российской Федерации к Советскому Союзу, Российской империи, Московскому государству и Древней Руси. Уже одно это упоминание — например, в преамбуле Конституции — может дать возможность людям надеяться, что их возможность на ирреденту будет реализована.
 

Таким образом, «право на ирреденту» сводится к вопросу исторической правопреемственности различных форм российской (русской) государственности. Что, в принципе, придает проблеме совсем другое измерение и вплотную приближает ее… к старой доброй теме «российских соотечественников, проживающих за рубежом», в основе которой лежит тот принцип исторической правопреемственности.

Напомню преамбулу Федерального закона «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»:

Настоящий Федеральный закон исходит из того, что:
 
Российская Федерация — есть правопреемник и правопродолжатель Российского государства, Российской республики, Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР) и Союза Советских Социалистических Республик (СССР);

институт российского гражданства соотнесен с принципом непрерывности (континуитета) российской государственности;

отношения с соотечественниками за рубежом являются важным направлением внешней и внутренней политики Российской Федерации…

и т.д. и т.п.

Тем более, далее в интервью Богдан Беспалько, реагируя на реплику «Но ведь в Российскую империю и Советский Союз входила, например, и Прибалтика!», говорит вполне привычные слова из лексикона «работы с соотечественниками»:
 
Для стран Прибалтики, мне кажется, более актуальным является вопрос ирреденты как возможности предоставления получения гражданства России в упрощенном порядке, получения ряда льгот при переселении. Разделение въезжающих в нашу страну на репатриантов и мигрантов — это тоже часть ирреденты.
А тут, прямо как ложка к обеду, из той же Прибалтики звучит предложение «внести в основной закон всего одну строчку с упоминанием зарубежных соотечественников как части духовного пространства России на все времена». Автор предложения — известный представитель Русской общины Эстонии Андрей Заренков. Круг замкнулся?

Среди других многочисленных откликов на идею «русской ирреденты» я бы, пожалуй, выделил еще одну, тоже недавнюю. На популярном казахстанском ресурсе Zona.KZ. в статье Виктора Шацких «Знакомьтесь: ирредента» автор задается вопросом о том, «почему такие возмутительные речи стали допускать в российское легитимное поле?».

Ответ автор видит, во-первых, в том, что «российский народ с энтузиазмом встречает «собирание земель», а, во-вторых, в «троллинге» Батьки, который никак не соглашается на российскую модель Союзного государства. При этом в статье особо отмечается, что «о казахстанских территориях речей никто не заводит… для поддержания электората в возбуждённом состоянии хватает украинской и белорусской «ирреденты».

Ремарка, прямо скажем, для Казахстана значимая.

Конечно, дискуссия о праве русского народа на воссоединение далека от завершения. На моей памяти, к слову сказать, она вообще впервые за последнее время проходит столь ярко и привлекая к себе внимание. Первые выводы уже можно делать. А они, на мой взгляд, состоят в следующем.
 
1.      Ирредентизм — концепция, вызывающая вполне конкретные исторические и идеологические аналогии. Она, наверное, вполне приемлема для рассуждений за научной кафедрой и в узких экспертных кругах, но, вынесенная на широкое обсуждение неизбежно будет возбуждать излишние эмоции у общественных активистов и других и так легко возбудимых граждан. Это примерно как с русским национализмом. Издержки, на мой взгляд, именно в такой постановке вопроса, однозначно превышают гипотетические приобретения.

2.      Издержки дискуссии о «русской ирреденте» связаны, с одной стороны, с тем, что Россия даже для своих ближайших союзников предстает в странном виде государства, которому нельзя доверять, потому что оно только и думает, как что-то у кого-то «оттяпать». Это, кстати, именно тот образ «агрессора», которым так упорно стигматизируют Россию на Западе, в Прибалтике и на Украине.

Потакание этому, на мой взгляд, по меньшей мере — неразумно.

Вторая сторона «издержек» связана с тем, что даже в кругу единомышленников, или потенциальных единомышленников, при обсуждении неизбежно начинается конкуренция в большей или меньшей «русскости» и «патриотичности», с последующими расколами, банами, навешиванием ярлыков и пр. сопутствующими прелестями. В итоге инициатива, вроде как направленная на «русское единство», оборачивается прямо противоположным.

3.      Позитивные стороны дискуссии далеко не так очевидны. Они бесспорно добавят популярности инициаторам идеи в кругу их горячих сторонников, одновременно жестко отмежевав тех, кто видит проблему более сложной. Это неизбежная сторона любого популизма. В итоге — см. п. 2. Да, если, конечно, изначальной целью не является тот самый «троллинг», «хайп» и прочая «движуха». Вполне понятное и востребованное дело, кстати — рейтинги подымает, народ отвлекает и т.д.

4.      При этом печально, что весь этот «хайп» заслоняет собой реальные проблемы разделенного состояния русского народа, о которых, к слову, неоднократно высказывался сам Президент России В.В.Путин, чья аргументация и понятийный аппарат вполне рабочие и не будут смущать никого, кроме тех, с кем и размежеваться не грех. Согласно Путину, «русские — один из самых больших разделенных народов». И право на воссоединение стало реальностью в Крыму, является перспективой Приднестровья и Донбасса, надеждой миллионов русских зарубежья, считающих себя частью Русского мира. Но их проблемы не решить громкими заявлениями о «русской ирреденте».

Эти проблемы вообще не решаются давно обесцененными любыми громкими заявлениями. Они решаются тихими, настойчивыми и системными делами, которые, напротив, в большом дефиците.

5.      Право на воссоединение разделенного русского народа, о котором нужно говорить, связано с системными изменениями в области российского гуманитарного знания, идеологии, социально-политической сферы:

— Пока «русскость» будет продолжать оставаться узкоэтнической категорией, а русские в РФ — «одним из» многочисленных этносов, русскость в принципе не сможет выполнять интеграционных функций, изначально в ней заложенных и имеющих огромный цивилизационный потенциал по собиранию евразийского пространства.

— Пока наши эксперты, претендующие на звание идеологов, будут прибегать к задам западных социальных и политических теорий, имеющих свою цивилизационную и чисто прикладную специфику, российское гуманитарное знание никогда не избавится от вторичности и несамостоятельности.

— Пока, к слову, у нас в Конституции, будет признаваться «идеологическое многообразие» и «ни одна идеология» (видимо, включая здоровый патриотизм, за который ратует Президент), не будет признаваться государственной или общенациональной, у нас будет царить постмодернистский «хайп», для которого «русскость» — в лучшем случае элемент игры.

— Наконец, пока голос, желания и устремления русских людей России и всего Русского мира не станут той силой, которая дополнит властную государственную вертикаль нашего государства, нам не избавиться от разделенного состояния ничего не решающих, маргинализирующихся и воюющих друг с другом кому-то на радость неудачливых наследников создателей великой Цивилизации.

P.S. Но все же, хочется закончить «на позитиве». Выше я уже упоминал, что дискуссия о праве русского народа на воссоединение, пожалуй, впервые проходит столь ярко. При том, что «русская» тема вообще-то не является официозной и редко становится предметом для общественных дискуссий. Благодаря Богдану Безпалько и всем, кто в ней уже принял участие, такая дискуссия уже состоялась и возможно еще обернется тем позитивом, который сегодня сложно предугадать.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Сергей Васильев
Латвия

Сергей Васильев

Бизнесмен, кризисный управляющий

Экологизация лимитрофов, как элемент безопасности России

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Спасти Иран

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

Будет ли «железный занавес 2.0»?

Вадим Елфимов
Беларусь

Вадим Елфимов

Политолог, кандидат исторических наук

Ой, мама, Шикотан отдам?

Лучше нынче, чем никогда

МИР ПОСЛЕ ПАНДЕМИИ

Что будет после пандемии не знает никто. Но я буду приветствовать реабилитацию традиционных ценностей, возвращение истинных суверенитетов когда управлением внутренний жизнью госу

СТОИЛО ЛИ МЕНЯТЬ АФИНЫ НА ВАРШАВУ?

По-моему, мы не можем представить последствия в случае победы коммунистов в Латвии в 1919-м или победы коммунистов в Греции в 1944-м. Ранние коммунисты лишали других средств на сущ

СОЮЗНОЕ ЦЕЛЕПОЛАГАНИЕ

Улыбнуло. Хотите лицо сохранить? Валяйте. Посмотрим, что Вы запоете после выборов. Продолжайте пока в этом духе, наверное. добавляет здоровья и продлевает жизнь)

Защитить союзную безопасность: в чем суть «сигналов» RAND Corporation?

А Вы меня не просвещаете. Вы называете мои факты и аргументы бредом, а меня деградировавшим человеком. Так что у меня к Вам встречное предложение, давайте мы с вами не будем ничего

Откровенный разговор с Юрием Асеевым, бывшим бойцом отряда Айдар, журналистом и правозащитником

Хотел написать пожелания герою репортажа, но решил, что это грех.У меня знакомый вна Украине немножко в школе учился. Начались события, его приглашали поехать повоевать, отказывалс

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.