sek О местах и людях :: IMHOclub - Территория особых мнений

Клуб путешественников

11.11.2017

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

О местах и людях

Глава вторая. В высокий сезон — о высоком

О местах и людях
 

Путевые зарисовки о местах и людях. Субъективные и несистемные
Глава первая. Высокий сезон в Карловых Варах

 
 

Часть первая. Сначала о низком

В Чехию мы прилетели в конце июня. Видимо, следом из Латвии прибыли и наша июньская прохлада в радикальном варианте «холод собачий», а также и прибалтийская сырость в варианте «дождь и ветер стучат в окно».

Люди от непогоды становились  депрессивными, прятались по номерам отелей и почувствовали несвободу — стало затруднительно приятно прогуливаться по приятным местам в приятной компании.

Безобразничала природа всю первую неделю нашего пребывания в Карловых Варах, а потом кто-то что-то где-то переключил, задули иные ветра, и на вершины высоких холмов, окружающих город, вскарабкалась жара; хотела было осмотреться не торопясь, но оступилась и кубарем вмиг скатилась вниз — на город.

Горожане обрадовались: куртки и пальто повесили просыхать, отложили зонты и высыпали на улицы. Люди грелись на солнышке, радовались безоблачному небу и тем краскам, что прежде утаивала серость дождей. Потом люди согрелись, некоторые даже стали скрываться в тени. Через несколько дней уже лишь единицы не прятались от солнца, а ещё через пару деньков уже все жители изнывали от того, чего так желали прежде...

Люди от зноя и духоты  становились депрессивными, прятались по номерам отелей и почувствовали несвободу —  стало затруднительно приятно прогуливаться по приятным местам в приятной компании.

Вот как-то частенько нам, людям, и так вроде плохо, да и так — нехорошо!


Впрочем, рассказ о другом — уже на исходе нашего пребывания «на водах», да и на исходе терпения от изнуряющей жары пошёл я закупиться всякими мелочами для подарков. Захожу в один из магазинов, в котором продаются известные карловарские вафельки, и вижу двух крайне утомлённых продавщиц, занятых расфасовкой. Со мною была жена, и мы тихонько так говорим: «Здрасьте»

Видимо, девушки нас не услышали, да и музыка играла в магазине, ещё и жарко там — кондиционера нет, но они даже и головы не подняли.  Да и ладно! Я подошёл к прилавку  и уже громче говорю ближайшей ко мне девушке: дайте, пожалуйста, мне вот эту, ту и эту коробочку вафелек. Продавец подняла-таки голову и, совсем не по-доброму глядя мне в глаза, говорит на чешском, что вообще-то принято здороваться, когда входишь. Я изумился и сказал, что поздоровался вообще-то, и повторил свою просьбу о продаже. Повторил по-русски, а она мне — по-чешски, что не понимает русский язык. При том что я-то неделю тому назад уже для нас покупал именно у неё эти злосчастные вафли, и по-русски она вполне сносно говорила.

И забавно, что я по-русски, девушка по-чешски, но понимали мы друг друга вполне.

Вот в чём я был неправ — нужно было постараться как-то смягчить ситуацию, ну, мало ли что у девушки произошло: ну, не дослышала, может, кто и обидел, да и жара несусветная, а в магазине — так ещё и духота...

Но не справился я с ситуацией, да и с собой — опять-таки, жара несусветная, и это всё плюсом на наши вечные латвийские лингвистические «бои», что, возможно, и было главным раздражителем. Словом, глаза у меня тоже сделались недобрыми, и я по-английски говорю ей, мол, «ай вонт то бай зыс, зыс энд зыс». И дополнительную невербальную коммуникацию добавляю, а если без выпендрёжа, да по-русски, то пальцем в стекло тычу, где эти самые вафли лежат.

Международно-лингвистический скандал развивался: девушка сумела сделать глаза даже злее моих и сказала (опять-таки по-чешски), что в магазине обслуживают лишь тех покупателей, кто говорит на чешском языке!

— Раз так, то я найду переводчика специально для вас, — ответил я, конечно же, на русском, и вышел вместе с женой. Дверью не хлопали.


План мой был хитёр — в Карловых Варах в эти дни проводился международный кинофестиваль (о нём в следующей части), и в центре была тьма-тьмущая всяких полицейских. Вот я и придумал, что дураком прикинусь и на голубом глазу попрошу первого же полицейского на улице помочь мне с переводом в магазине, раз у них  в стране теперь не обслуживают покупателей на других языках.  Страсть как было интересно узнать, что мне скажет полицейский о девушке-продавщице и что он выскажет ей самой.

Увы, ни одного полицейского поблизости я не нашёл, а весь «цимес» был бы именно в том, что вот я, иностранец из Евросоюза, выхожу из магазина в растерянности и удивлении — и тут же обращаюсь за помощью в переводе к ближайшему полицейскому. А искать где-то в отдалении и тащить его в магазин — так это вроде как жаловаться на зловредную продавщицу. А если жаловаться в этой связи, так не полицейскому же!

Но раз скандал произошёл, то не утираться же! Тогда мне осталось только вернуться  в отель и передать наш чудный (скорее — чудной) диалог тому самому портье-еврооптимисту. Еврооптимист искренне возмутился и тут же посоветовал написать всё это в письме к собственнику компании, которой принадлежит магазин. Он без промедления нашёл в интернете и распечатал всю необходимую  информацию и передал мне, чтобы, в общем-то, жаловаться.

Именно это по приезде в Ригу я и не преминул сделать. Письмо написал на русском языке, заплатил присяжному переводчику за перевод на чешский, и оба варианта направил по электронной почте секретарю собственника той компании.  Немножко поехидствовал в письме, конечно же. Ну, не без этого! В конце попросил дать ответ либо на государственном в Латвии и официальном в ЕС латышском языке, либо на родном мне — русском. И добавил, что в случае отсутствия ответа я вынужден буду обдумать дальнейшие меры.


Ответ я получил. Он не был на латышском языке. И не был на русском — на чешском. Да и фиг с ним — поскупился буржуин на перевод, но главное в письме — им была дана оценка поведению продавщицы!

Внимание нашим этнолингвопатриотам — оно было названо идиотским.

Именно этот термин был употреблён. Ну ещё и куча извинений и заверений, что продавщица будет наказана, вперемежку со всяким политесом. Инцидент я посчитал исчерпанным, о чём и написал на русском языке в ответе на его извинения и заверения, и уже без ехидства и перевода на чешский.

О-о-х! Больная тема — язык.

И вот знаете, в первые наши приезды в Вары ни в каких магазинах с русским языком проблем не было — да и продавцы в подавляющем большинстве магазинов были выходцами из СССР. А в тот приезд картина несколько изменилась. В одном из магазинов мы ничего не стали покупать, так как продавщицы, молодые девушки, ни по-русски не говорили, ни по-английски. А их уровень владения чешским я оценить, увы, не могу по понятным причинам.

Зато смогли продавцы в соседнем магазине — молодые парни и девушки из... Казахстана. Я прямо спросил (но не переживайте, читатель, — вежливо и корректно, да не сразу в лоб, а под ситуацию), откуда они, увидев их неевропеоидные лица. Ребята и рассказали, что могут обслужить покупателей на русском, на казахском (а отдыхающих из Казахстана в Карловых Варах много), чешском, английском и немецком языках. А потом я поведал им о неудаче с коммуникацией у нас и с бизнесом у персонала в соседнем магазине, где продавцы лишь по-чешски...

Ребята-казахи по секрету мне сообщили, что и по-чешски те девушки, если честно, — не очень. Мол, теперь много молодёжи из чешских сёл приезжает работать в города, а уровень их образования крайне низок... Даже и их чешский порою... с особенностями.


Часть вторая. Теперь о высоком

Мы, конечно же, знали, что в Карловых Варах ежегодно проходит кинофестиваль, да и известных советских и российских артистов там периодически встречали в разное время года. Но что он будет в том 2015-м — пятидесятым, юбилейным, и пройдёт именно в дни нашего пребывания в Карловых Варах — мы не знали.

Как бы ни было, он изменил и виды центральной улицы, да и публику на улицах города. В город отовсюду хлынула:

разнообразная чешская молодёжь;
всякие чудаковатого вида люди разных возрастов;
буржуины чешские и пришлые;
богема всякая.

Вокруг них во множестве толклись возбуждённые коммивояжёры от всего-чего в надежде на фоне фестиваля максимально удачно прорекламировать свою продукцию, а если подфартит, то и что-нибудь втюхать.

Тем временем народ, что «понаехал» на фестиваль, как бодрящие курортные СПА-процедуры принимал солнечные ванны и вдыхал атмосферу богемного праздника. Расслабиться не позволяли себе лишь коммивояжёры — жатва. Отели города были переполнены, несмотря на явно завышенные цены.

Впрочем, вся эта шелуха не могла затмить фактическую суть мероприятия — этот кинофестиваль является одним из признанных кинематографическим сообществом — наряду с Берлинским, Каннским, Московским и прочими. Тут я вынужден обратиться к некоторым из читателей: без скептических улыбок, пожалуйста, — открытой иерархии в этом ряду нет.

Из приятного — на этом юбилейном фестивале ретроспективный показ был посвящён творчеству советского кинорежиссёра Ларисы Шепитько. Помните «Восхождение»? Кто не помнит или просто в силу возраста не видел, то посмотрите. В диалоги вслушайтесь.


И всё-таки — тем, кто едет именно «на воды», никак не посоветую прибывать в Карловы Вары в период кинофестиваля.

Ведь как мы думаем: фестиваль — это кинодивы в роскошных, порою весьма откровенных нарядах, импресарио в смокингах, красные дорожки, дорогущие вина, великолепные автомобили, поклонники и поклонницы. Да, всё это было, начиная с обеда и до вечера. А вот вечером...

Ещё раз напомню: Карловы Вары — город в окружении бесконечных каменистых холмов, что вплотную подходят к домам. Центральные улицы пролегают на дне этого природного «котлована», там же, в центре, и отель «Термал» — главный кинотеатр, он же и штаб и офис кинофестиваля. Там же, в «Термале», и вечерние развлекательные мероприятия. Ну а говоря языком обывателя — шумная дискотека, которая в номера всех расположенных рядом и поодаль отелей врывается звуками «бумц, бумц, бумц»...

Только физика, и ничего более — звук дискотек со дна «котлована» заполнял весь его объём. Высокие частоты не в силах проникнуть внутрь домов — и умирали на улице у стен, а низкие пронизывают насквозь, как гамма-излучение, и долбят голову каждого курортника. Бумц, бумц, бумц...

Никакого злого умысла организаторов.

Только физика, и ничего более.

До четырёх утра как минимум!

И ведь каждую же ночь!

Курортники ночами не спали, ходили нервные, с кругами под глазами — и жаловались в администрацию отелей на безобразие, что-то говорили о человеколюбии и взывали к европейским нормам по ограничению ночных шумов. Но что могли поделать разнообразные администраторы отелей? В ответ они тоже взывали, но к смирению, в смысле — понять и простить... Как-то было это неожиданно по-русски и совсем не по-европейски.


Собственно кинопросмотры не собирали столько публики, сколько всяческие развлекательные и убойно шумные дискотеки. Именно на эту часть фестиваля съехалась значительная часть наводнившей город чешской молодёжи и иностранцев разных возрастов и наклонностей из соседних стран Европы. Город преобразился, и центральные улицы враз стали многоязычными.

Вары фестивалили! Смотрели кинофильмы, ходили на разнообразные околокультурные мероприятия, танцевали, выпивали, ели, снова выпивали, и захмелев, даже валились спать на газоны. Назавтра всё повторялось.

Коммунальные службы надрывались, проводя утренний туалет города после ночного кутежа, но справлялись — и часов после десяти Карловы Вары уже принимали вид вполне презентабельный.

И всё-таки были и очереди за билетами в кинотеатры, и аншлаги там. А также и сопутствующая действительно культурная, а не «около-» программа.


А ещё чем хороши Вары, так это своим географическим положением — практически в любую точку Европы можно добраться на автотранспорте за один дневной переезд. Вам экскурсию куда? В Париж, Милан, Мюнхен, Вену или Нюрнберг? Всё к вашим услугам, и конечно же — на русском языке. Если подальше, то на пару дней, а поближе — так за один день обернётесь.

Придумал! Фотографии, сделанные во время таких экскурсий, я и покажу в следующей главе (публикации). Текста там будет минимум. А потом... (при соблюдении пяти условий)  не замахнуться ли нам, читатель, и на Люксембург?

А пока — фото с фестиваля.

 

Вот он, «Термал» — штаб фестиваля.





Открытие фестиваля. Все ждут VIPов. Чтобы своими глазами...











А вот и они. Ну, какие-то из них...









А это люди в чёрном. Охрана.







А фото этого охранника — моя гордость.





Посмотрите поближе. Узнаёте? Персонаж одного из телохранителей героини Уитни Хьюстон в одноимённом кино. Ну вылитый...





А это полиция, которой всегда нет, когда надо.





Ну и просто зарисовки людей и ситуаций.























































 

                  
           
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Петр Погородний
Латвия

Петр Погородний

Специалист по проектному управлению

Путешествие по... миру мультипликации

«Союзмультфильм» представляет

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Глава третья. Бамберг и Чески Крумлов

Михаил Хесин
Латвия

Михаил Хесин

Бизнесмен, майор полиции в отставке

Путевые зарисовки о местах и людях

Субъективные и несистемные

Александр Усовский
Беларусь

Александр Усовский

Историк, писатель, публицист

На «жигулях» по Центральной Европе

Во славу советского автопрома

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    22
    56
  • Последняя реплика:

«Cтрана доверилась фашисту»

а вот это правильно, - Вы не обращайте внимания на тех кто не помешан на гешефте и для которых этот сайт совсем не место для шуток. Вы ведь приходите пообщаться с себе подобными. л...

О диктатуре ущемляшек

Я считаю, что в конечном счете единственный способ обеспечить существование здоровой экономики, работающей в интересах народа, а не наоборот, — это вернуться на путь социалистическ...

5 лет трагедии в Золитуде

Из-за того, что в Латвии до сих пор не сформировано правительство и технически некому принять госбюджет – Рижская дума не может ввести бесплатное питание для всех воспитанников.Мол...

Церковный раскол. История повторяется?

Легко аргументировать ярлыками "дебилы"...Троцкизм это Исламское Государство сегодня.Даже умненький спикер, видимо, не ставит под сомнение необходимость его уничтожения.

У Европы нет больше денег на «шпроты»

трампо-брехиты брешут из государств настолько национально пёстрых, что как аргумент национализирования никак не подходят