Лечебник истории

05.10.2020

Николай  Кабанов
Латвия

Николай Кабанов

Политик, публицист

Но разведка доложила точно?

Москва вновь приоткрыла архивы Лубянки

Но разведка доложила точно?
  • Участники дискуссии:

    20
    103
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Ни «социалистической революции» — ни «со­ветской оккупации». «Политика Кремля в от­ношении Прибалтики в 1939-1940 гг. смотрится, скорее, как серия им­провизаций в попытках обезопасить от вмеша­тельства третьих стран важный для Советского Союза регион», — гла­сит предисловие к книге «Резиденты сообщают», выпущенной в России.

Из деканов в резиденты

У любого политического ру­ководства — даже небольшого государства — кроме диплома­тического имеется также разве­дывательный канал получения конфиденциальной информа­ции. Том, изданный в Москве, по дизайну напоминает книгу «Пол­преды сообщают», посвященную тому же переломному перио­ду. Только то издание вышло 30 лет назад — и существенно большим тиражом. Что ж, для нашего небогатого на бумажную продукцию времени сам факт выхода «Резидентов» уже боль­шой подарок. Не говоря уже об эксклюзиве…

Резидентуру НКВД СССР в Каунасе (Ковно) в сентябре 1939 г возглавлял старший лей­тенант ГБ Семен Иванович Ер­маков («Макаров»), работавший под прикрытием должности 2­го секретаря полпредства СССР в Литве. На связи у него состоя­ли ценные агенты — начальник криминальной полиции Каунаса Пятрас Витульскис, граф Влади­мир Владимирович Зубов.

Уникальным был руководи­тель резидентуры НКВД СССР в Таллине (Ревеле) с сентября 1939 г. — старший лейтенант ГБ Владимир Борисович Бочкарев («Ладо»), работавший под при­крытием должности советника полпредства СССР в Эстонии. Суть в том, что Бочкарев не был кадровым чекистом, вплоть до 1938 г. вся его жизнь была свя­зана Киевским университетом, там он учился, защитил канди­датскую диссертацию, и рабо­тал. деканом филологического факультета!

Рижской же резидентурой НКВД начиная с 1938 г руко­водил работавший под при­крытием должности советника полпреда СССР в Латвии ве­теран советской внешней раз­ведки Иван Андреевич Чичаев («Джон»), ранее возглавлявший резидентуры в Финляндии и Эстонии, а также работавший в центральном аппарате внеш­ней разведки. В его подчинении находились Евгений Кравцов — под дипломатическим при­

крытием сначала сотрудника консульского отдела полпред­ства, а затем консула в г. Лиепая (Либава) и Николай Лысенков — под прикрытием должности корреспондента ТАСС в Латвии.

Руководство тремя прибал­тийскими резидентурами осу­ществлял 5-й (разведыватель­ный) отдел Главного управления государственной безопасности НКВД СССР Еще одной струк­турой, осуществлявшей развед­ку в странах Прибалтики, был 5-й отдел Главного управления пограничных войск НКВД, од­ним из сотрудников коего был С. А. Родителев — ветеран совет­ской внешней разведки, в 1935­1939 гг. бывший «легальным» резидентом последовательно в Латвии, Эстонии и Литве.

«Рабочие требуют прихода русских»

Изучая шифровки, направ­ленные в Центр — руково­дителю внешней разведки Павлу Михайловичу Фитину, сегодняшний читатель не мо­жет не обратить внимания на несколько сквозных сюжетов. Во всех трех государствах че­кисты:

—   акцентируют внимание на прогерманской активности элит (что идет вразрез с ныне принятой доктриной «советско­германского союзничества» 1939-40 гг);

—   обращают внимание на недовольство широких народ­ных масс;

—   подчеркивают разочаро­вание военных и среднего клас­са.

Иными словами: придите и княжите нами. Впрочем, и за­меститель главы французской миссии в Риге Ж. де Босс в кон­це сентября 1939 г. фиксировал в дневнике аналогичную ситу­ацию: «Много говорят о комму­нистической пропаганде в Латгалии, где с известного времени наблюдается выраженная тен­денция к автономии»; в Москов­ском предместье Риги «рабочие требуют прихода русских и сме­ны государственного строя».

Или, как рассказывал аген­ту НКВД унтер-офицер 56-го стрелкового батальона Эстон­ской армии в июле 1939 года: «настроение у солдат плохое, и если будет война, то солда­ты будут драться только с нем­цами, а с русскими не будут, а перейдут к ним, и что он сам с удовольствием ушел бы на тер­риторию Советского] Союза».

«Латвия обязуется предоставить в распоряжение Германии во время войны Рижский порт»

Подобное сенсационное со­общение для наркома обороны К. Е. Ворошилова сделал нар­ком внутренних дел Л. П. Берия в самый что ни на есть судь­боносный день — 23 августа 1939 года. Эта и другие информа­ции за подписью Лаврентия Пав­ловича опубликованы впервые — рассекречен фонд Россий­ского государственного истори­ческого архива. Из этих данных можно сделать вывод, что в Мо­скве имели полную картину, к примеру, конфликта между Карлисом Улманисом и популярным генералом Янисом Балодисом, закончившимся отставкой по­следнего с поста военного ми­нистра. В определенный момент Москва даже рассматривала бывшего командующего армией в годы освободительной войны в качестве переходной фигуры во главе правительства. Однако этот сценарий не состоялся.

Аналогично скорректировали сведения резидентов реальные события — с началом Второй мировой войны ЛР провозгласи­ла нейтралитет. Да и вся сово­купность опубликованных ныне документов не подтверждает версию о германских базах в Латвии. А вот переговоры руко­водства литовских спецслужб о принятии всей этой страны под протекторат Третьего рейха — теперь установленный докумен­тальный факт. Причем велись эти тайные консультации в Берлине в начале 1940 года, в то время как РККА истекала кровью у «Линии Маннергейма», и национально настроенные военные решили, что можно попытаться скинуть в море советские базы.

«Из допроса задержанного 12.1.40 дезертира летчика эстон­ской армии Ризенберг выясня­ется, что среди офицерского состава 2-го авиадивизиона, дислоцированного в г Тарту (Юрьев), идут разговоры об ор­ганизации внезапных налетов на пункты расположения частей РККА на территории Эстонии с целью разоружения их и взятия в плен личного состава. Намечая эти планы, офицеры ориентиру­ются на поддержку со стороны Франции и Англии», — сообщал начальник 5-го отдела главного управления ПВ НКВД комбриг Петров.

«До 600 красноармейцев этой дивизии обуты плохо»

Так писал шеф НКВД о за­нявшей Каунас в июне 1940 г 115-й СД Белорусского воен­ного округа. Неудивительно, что среди воинов РККА, полу­чивших возможность покупки товаров широкого потребления, начался бум — и в магазинах немедленно исчезли одежда и обувь. Берия отмечал: «Средне­го качества ботинки в Каунасе продают за 25 лит, на совет­ские деньги по новому курсу они будут стоить всего 10 ру­блей. Так как комсостав армии имеет большие деньги, то при таких низких ценах сразу уве­личится закупка товаров со всеми вытекающими из этого последствиями».

С другой стороны, в Литве в первые дни советизации еще имелась возможность последо­вать примеру президента Анта- наса Сметоны — благо Восточ­ная Пруссия была рядом. «Ряд лиц из имущественных верхов, крупных торговцев на машинах уезжает в сторону германско­литовской границы. Установле­но, что бывший министр обороны Мускайтис бежал в Германию. Среди бежавших называют также директора департамента МИД Норкайтиса», — зафикси­ровал глава НКВД.

СССР получил Литву в свою зону влияния только по до­полнительному секретному протоколу к Договору о друж­бе и границе от 28 сентября 1939 года, потому в Берлине ей продолжали покровительство­вать. «Немцы организовали на литовско-германской границе в городе Тильзите приемный пункт для перебежчиков из Лит­вы и принимают через литов­скую границу всех, кто имеет какие-либо удостоверяющие личность документы».

А вот первый премьер Литвы Аугустинас Вольдемарас, со­вершивший в 1926 г. военный переворот, был схвачен при воз­вращении в Литву из эмиграции — и дни его закончились в Бу­тырке. Вот к чему приводит не­критически воспринимаемая но­стальгия. Или — оперативная комбинация?


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

"Мы честно делали свою работу". Как латвийские гребцы привезли из Москвы серебро

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Командир пьет, а нам водки не достается. После первой русской атаки в наших окопах — никого: из дневника латышского эсэсовца 16 июля

Илья Козырев
Латвия

Илья Козырев

Мыслитель

Как обнуляли Латвию

Игорь Пименов
Латвия

Игорь Пименов

Физик, экономист, политик

Латвию не отпускает до сих пор

Евразийство или русский национализм?

--их дети и внуки будут уже говорить по-английски (в варианте татарских и башкирских националистов — по-турецки)---А почему вы считаете, что им будет лучше, если их внуки будут гов

Зачем праздновать 18 ноября?

Tieši tā. Un latgaliešu valoda kā latviešu valodas paveids nav uzskatāma par svešvalodu. Neviena valoda, kas ir valsts valodas paveids, nevar būt svešvaloda. Bet arī nevienu valsts

Музыка русского слова

Насчёт Достоевского.1970-й. Мы <проходим> в 9-м классе <Преступление и наказание>.И тут, в 200-ах метров от нашей школы, в кинотеатре <Югла>( где ныне максимка),н

Почему их так много?

Не сильно больше, чем средняя советская семья (думаю, что даже меньше, но не проводила исследований). Да, мама в министерстве работала как раз где-то до 80-го, но абсолютно рядовым

Русские, их мир и время

Вот поэтому я русскоМыслящий, а не русак - в строю российском.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.