sek Нимёллеры нашего времени :: IMHOclub - Территория особых мнений

Ну и как теперь жить?

14.05.2018

Максим Важенин
Латвия

Максим Важенин

Редактор исторического портала «Латышские стрелки»

Нимёллеры нашего времени

Нимёллеры нашего времени
 
      

Эмоциональный ажиотаж латвийской русской интеллигенции в связи с арестами политических активистов вынудил меня посмотреть на это дело с другой стороны. Почему такой шум? Потому что главный посыл — «а нас-то за что?!».
 


Вкратце ситуация. Правительство в лице главы Минобраза Шадурскиса решило провести реформу образования, «перетрахивая» школы нашей вымирающей державы и заодно урезая образование на русском языке.

После и во время акций протеста Полиция безопасности взялась осаждать ретивых активистов.
 


Председатель ИМХОклуба Юрий Алексеев за комментарии неясного происхождения и найденные при обыске патроны в мешочке был поставлен «на карандаш».

Александр Гапоненко был арестован, причём не совсем понятно — за что. То ли за фантазии про концлагерь на стадионе, то ли за американских спецназовцев, разъезжающих на такси по Риге, то ли за активное участие в митингах против реформы образования.

Начали вызывать на допросы других активистов. После Вселатвийского родительского собрания вызывают Евгению Крюкову, Татьяну Жданок, Аллу Березовскую, и, наверное, вызовут ещё нескольких.

В отношении Владимира Линдермана было устроено «маски-шоу» с пленением прямо на трамвайной остановке, с последующим арестом за речь на собрании.
 


Самыми популярными стали рекомендации «как вести себя в ПБ».

Это всё не новости. «Новостью» для нашей пишущей и говорящей интеллигенции оказалась сама возможность посадки и последующая реакция в сети и в пабликах.


Я не буду рассматривать ни юридические аспекты обоснованности работы полиции, ни того, что «несли» с трибун собрания или в сетях фигуранты дел. Обращусь сразу к старине Нимёллеру, которого так пафосно призвал в помощь Алексей Евдокимов в статье на «Делфи» и наверняка призовут другие.

Основный посыл статьи: «Сегодня она (власть, — прим. моё) насаживает на вилку тех, кого еще вчера привычно терпела — а кем она будет смачно хрустеть завтра?» и «...власть, посмотрев, что ты не пришел на акции Гапоненко и Жданок, берет и съедает Гапоненко со Жданок. Ты снова остаешься дома — ты ведь не поклонник ни того, ни другого. А власть смотрит на это — и жрет еще кого-нибудь. И не пришлось бы тебе в какой-то момент вспомнить хрестоматийное из пастора Нимеллера: «Когда они пришли за коммунистами, я молчал — ведь я не был коммунистом; когда они пришли за социал-демократами, я молчал — я ведь не был социал-демократом; и так далее — а когда они пришли за мной, заступиться за меня было уже некому».

Доходчиво и понятно. Кому-то «хрестоматийно». Но не мне. Так получилось.


Исторический Нимёллер

Для большинства не интересующихся дальше цитат пастор Нимёллер — это такой гуманист и страдалец от фашизма.

Придётся немного их огорчить. Нимёллер был ветераном Первой мировой, членом НСДАП, ярым антикоммунистом, антидемократом и немножко антисемитом.

Расхождение с политикой Гитлера проходило по зависимости церкви от фюрера. То есть по всем остальным вопросам был полный консенсус. Окучивал Нимёллер паству в берлинском приходе Далем до 1937 года.





1933 год фашисты начали с погромов и арестов коммунистов, затем социал-демократов, но «я же не коммунист», «не социал-демократ», думал Нимёллер... Разгромили к 1934 году все профсоюзы, в некоторых городах Рура фашистам пришлось применять танки и артиллерию — но «я же не член профсоюза»!

Нимёллер читал свои толерантные проповеди в зажиточном пафосном берлинском райончике. А вокруг этого райончика расположились первые концлагеря, куда фашистские штурмовики бросали тысячи своих идеологических противников, мстя за гражданскую войну пятнадцатилетней давности. В 1933 году в Берлине было более 170 концлагерей на десятки и сотни арестованных. Тогда это были стихийные временные места размещения. Постепенно заключённых переводили в тюрьмы и более основательные лагеря типа Дахау.

Вы думаете, Нимёллер этого не видел? Потом каялся. После войны.

Да, в вопросе, кто главнее — Иисус или Гитлер, Нимёллер разошёлся с официальной точкой зрения, за что его в 1937 году заточили в Моабит. Тогда церковь всю «проверили на лояльность». После небольшой отсидки и суда его внезапно освободили, на что взбешённый Гитлер вновь посадил его в более «надёжные места» — Заксенхаузен, затем в Дахау.

Увидев реальность концлагеря (какая новость для фашистского пастора!), Нимёллер просился на фронт искупить вину перед Рейхом.

Нимёллер был освобождён американцами и впоследствии стал известным гуманистом-пацифистом с фразой:
 



Когда они пришли за коммунистами, я молчал — я не был коммунистом.
       Когда они пришли за социал-демократами, я молчал — я не был социал-демократом.
       Когда они пришли за профсоюзными активистами, я молчал — я не был членом
       профсоюза.
       Когда они пришли за мной — уже некому было заступиться за меня.

       (Упоминается в разных вариантах, но каноническим считается этот текст.)

 


В итоге в лице Нимёллера мы имеем фашистского пастора, который «не так понял» политику фашистской партии в отдельном вопросе и был посажен в концлагерь, после чего у него наступило «просветление» и открылся гуманитарный пацифизм.


Нимёллеры наших дней

И вот Евдокимов и иже с ним любители громких фраз и цитат распевают на все лады: «они пришли... я молчал...». Пришли за Гапоненко, Алексеевым, Жданок, Березовской, Линдерманом в N-й раз...

Нет, господа хорошие! Не с того места вы начинаете.

Как настоящие либералы, вокруг которых крутится весь мир, вы всё меряете по себе. История этого не прощает.

Вы первые сами «пришли за коммунистами». Память у вас короткая. Из каждого вашего слова несёт антикоммунизмом в течении 30 лет.

Иллюстрацией этого первого тезиса Нимёллера является заметка Березовской на «Балтньюс» «Ну, здравствуй, Берия? За защитников образования на русском языке всерьез взялась Полиция безопасности». Как в этой, так и в некоторых других статьях других авторов полицейские действия сравниваются с действием НКВД. Смакуются в красках. Авторы не забывают написать про «нацизм» и «этнократический режим».

Вот хочется спросить: почему вы, ребята, не пишите про гестапо, про штурмовиков SA — реальных нацистов? Почему у вас везде ГУЛАГ, а не Дахау, Саласпилс, Моабит? Почему не Гиммлер? Почему не вспоминаете времена Ульманиса — те времена, откуда взяла преемственность нынешняя власть? Зачем вы обижаете наших полицейских, сравнивая с энкавэдэшниками?!

Всё оттуда, из вашего антисоветского, антикоммунистического прошлого, когда валили огромную страну под лозунгами «Больше демократии!».

Вся риторика — не из протеста против существующей власти, а из-за страха перед ней.

Вы — такие же «псы режима», как и Нимёллер в своё время. У вас расхождение в «одном вопросе». В остальных — всех в концлагерь, кто возникает. Со временем.





Все последующие тезисы пастора были воплощены в жизнь только после первого. В этом Нимёллер прав. С этого всё начинается, но не все доходят до такого понимания истории. У вас всё крутится вокруг удобства вашей драгоценной персоны.

То же можно ярко наблюдать в России. Так хотелось завалить «совок», так хотелось свободной «России, которую мы потеряли», что когда получили по спине нагайкой от казаков, все удивились.

А знаете, кто не удивился? Коммунисты! Странно, да?

Ваши либеральные стенания о свободах и правах были основаны на предыдущей Европе, установленной правом сильного в 1945 году. Вы это право попрали и продали.

Вся западная либеральщина, которой вы поклоняетесь, была позволена лишь только имея на другом полюсе устрашающий коммунистический противовес. Социальное либеральное государство закончилось как понятие. Дело времени. Все социальные завоевания будут уничтожены... но вы ведь «не члены профсоюза».

Отвечать «за вас» будут все в мире, в Европе. Все в Латвии. «К вам» и «за вами» будут теперь ходить всегда!

Вопроса «за что?» больше нет. Всегда будет за что. Не бойтесь, вы не будете одни. Все там будем.

Так что оставьте старину Нимёллера в покое, он-то после покаялся от имени церкви. В 1945-м.

История — штука упрямая.
    
Подписаться на RSS рассылку

Еще по теме

Владимир Линдерман
Латвия

Владимир Линдерман

Председатель партии «За родной язык!»

Власть поняла, что проигрывает

Всё, друзья, теперь намного серьёзней

Дмитрий Моргунов
Латвия

Дмитрий Моргунов

Cargo engineer

План А

Инженерный подход к решению острых политических проблем

Андрей Неронский
Латвия

Андрей Неронский

Публицист, исследователь

Подвиг Рижского автопарка

День русского сопротивления

Валерий Бухвалов
Латвия

Валерий Бухвалов

Доктор педагогики

О поиске латвийского русского пути

Три условия для активистов русской диаспоры

Дискуссия

  • Участники дискуссии:

    42
    142
  • Последняя реплика:

Патриотизм как последнее прибежище — 2

Это у редакции надо поинтересоваться. Я тоже обратил внимание, но как-то не придал этому значения, подумал: какое-то временное затишье.

5 лет трагедии в Золитуде

А. Гильман. На прошлой неделе суды Латвии вынесли два оправдательных приговора, пишет латвийская газета «СЕГОДНЯ».

О диктатуре ущемляшек

Русские нашли способ борьбы с тотальной «латышизацией» Деловая газета «Взгляд» 3 часа назад Об этом сообщает Рамблер. Далее: https://news.rambler.ru/baltic/41421688/?utm_conte...

«Cтрана доверилась фашисту»

Сильная вещь! Перечитал с удовольствием и сохранил. Со всеми приложениями.

Церковный раскол. История повторяется?

Легко аргументировать ярлыками "дебилы"...Троцкизм это Исламское Государство сегодня.Даже умненький спикер, видимо, не ставит под сомнение необходимость его уничтожения.