Лечебник истории

14.10.2014

Влад Богов
Латвия

Влад Богов

Историк-краевед

Неудобная правда о Саласпилсе

У латышей аллергия на это место

Неудобная правда о Саласпилсе
  • Участники дискуссии:

    41
    225
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Ежегодно каждое последнее воскресенье сентября неравнодушные жители и бывшие узники лагеря в Саласпилсе приходят на мемориал почтить память погибших и замученных там людей. На днях латышская газета «Латвияс авизе» с присущей еще русофобскими взглядами отразила это историческое событие — Salaspils memoriālam būtu vajadzīga vēsturiski patiesa ekspozīcija.
 
Начинается статья с того, что поясняется, почему латыши не любят это место и не ходят туда на памятные мероприятия. У латышей «аллергия на это место», — поясняет мэр Саласпилса Раймондс Чударс. А не ходят они по причине того, что там, в основном, присутствуют русскоязычные со своими «неправильными» взглядами на историю Саласпилса. И у этих двух этнических групп исторические познания категорически не совпадают.
 
Как обещает газета, в следующем году при поддержке Саласпилсской краевой думы в свет выйдет книга латышских историков с академическим исследованием истории лагеря в Саласпилсе, где латышскому читателю донесут «всю самую правдивую правду». Хотя, если судить по этой же статье, правда там весьма сомнительная. Ибо отвергая одни мифы, тут же предлагаются другие, совершенно ничем не обоснованные и бездоказательные, но годные для латышского обывателя с позиции официоза. Не буду забегать вперед, выйдет книга — обсудим. Пока же будем судить по газетной статье, поскольку автор будущей книги дает материал и в эту газету.
 
Начну с этической составляющей. Хотя говорить о нормах морали в этой газете не приходится. В статье беззастенчиво оскорбляют без разбору и узников, и всех неравнодушных, кто туда приходит.

Чего стоит хотя бы выражение, что в памятные дни там собирается «группа людей, которая называет себя обществом бывших узников Саласпилса». На самом деле — Общество бывших малолетних узников нацистских лагерей. Это те люди, которых трагическая судьба связала с этим местом, это они испытали все горести существования в лагере, это они выжили в этом нацистском аду. И теперь какая-то газетка с откровенно нацистскими взглядами отказывает им в праве на память…
 
В.Спруде особенно подчеркивает, что в памятные даты (11 апреля и последнее воскресенье сентября) представители Саласпилсской думы намеренно игнорируют, поскольку им неприемлем факт того, что все собравшиеся там неправильно представляют историю данного места, а русскоязычные политики используют эти памятные даты лишь для собственных целей и историческая правда их не интересует. Лишь один раз в год Саласпилсская дума возлагает цветы на мемориал — 8 мая.
 

Что значит «историческая правда»?
 
Сегодня латышская официозная «правда» о Саласпилсе говорит о том, что это место не было таким уж страшным. Вот и в газетной статье читателю разъясняется, что лагерь «не был ни санаторием, ни лагерем смерти». «Условия содержания там были лучше, чем в Центральной тюрьме», хотя при этом есть свидетельские воспоминания, говорящие с точностью до наоборот1. Чтобы умалить вину нацистских преступников, которые тысячами сгоняли людей в этот лагерь, автор статьи говорит, что многие из прибывших, особенно дети, были уже больны и по этой причине умирали в лагере. Так что нацисты тут не при чем — заключенные сами в лагере умирали.
 
Иногда автор в газетной статье вообще не понимает, о чем пишет. В случае, когда речь идет о типологии лагеря, автор ссылается на тот факт, что лагерь подчинялся латвийской Полиции безопасности, ведающей здесь тюрьмами и трудовыми лагерями, а не Имперскому управлению концентрационных лагерей в Берлине. Из этого делается вывод, что лагерь был по своей сути «исправительно-трудовым».

Однако в этой же статье автор сам описывает факты того, что в лагерь доставлялось мирное население из многих населенных пунктов Белоруссии и России, т.е. концентрировалось, и отправлялось дальше на Запад.

Действительно, нацисты не задумывали лагерь в Саласпилсе как лагерь массового умерщвления как, например, Треблинка или Освенцим, но очень многие там нашли свою смерть.

И совершенно не важно, как этот лагерь назывался. Там унижали, истязали, уничтожали людей по причине того, что они не были согласны с нацистским «новым порядком».
 
Еще один факт непонимания проблематики автором газетной статьи заметен, когда он описывает, что лагерь не создавался для содержания там евреев. Это ошибочное утверждение, и немецкие документы говорят об обратном. 24 октября 1941 года было подписано распоряжение Курта Далуэджа, начальником полиции порядка Германии, об «Эвакуации евреев из Старого Рейха и Протектората»: «В период с 1 ноября до 4 декабря 50000 евреев должны быть депортированы полицией безопасности из Старого Рейха, Австрии и Протектората Богемии и Моравии на восток, в районы Минска и Риги. Эвакуация будет происходить поездами Рейхсбана по 1000 человек одновременно»2. Отчасти они были доставлены и уничтожены в Риге.
 
Первоначальная расчетная вместимость лагеря была порядка 25 тыс. человек. Но, поскольку нацисты и их местные латышские пособники с особым рвением уничтожили почти всех евреев в Латвии до конца 1941 года, лагерь так и оставался вплоть до своего уничтожения в 1944 году недостроенным. Исходя из собственных расчетов, полагаю, что максимальная вместимость лагеря в 1944 году была порядка 15 тыс. человек. Но это всего лишь мой технический расчет.
 
Именно по причине его запустения весной 1942 года лагерь начинают использовать как огромную тюрьму, куда направляли уклонистов от работы и замеченных в сотрудничестве с советскими партизанами. Туда же ссылали заключенных из тюрем со всей территории Латвии.
 
Кстати, лагерь охраняли латышские добровольцы и в довольно большом количестве. В частности, латышский отряд полиции безопасности старшего лейтенанта Конрада Калейса.

Калейс был командиром подразделения внешней охраны в лагере Саласпилс и его рабочем отделении Сауриеши. В одном из отчетов начальника полиции безопасности и СД в Латвии об оперативной обстановке с 1 по 31 марта 1943 г. от 1 апреля 1943 г. говорится, что из общего числа имеющихся в распоряжении немецкого командования 1176 чинов латышских охранных батальонов полиции, «с учетом усиленной плотности заселения лагеря необходимо усилить караульную роту на 160 человек»3.

Охрана лагеря была усилена после проведения карательной акции «Зимнее волшебство» в феврале-марте 1943 года. По архивным документам установлено, что за это время в лагерь были доставлены около пяти тысяч человек, из них более 1000 были дети4.
 
Естественно, автор упоминает факт того, что нацисты брали у детей кровь, но не для солдат вермахта, а лишь для медицинского анализа. Непонятно, правда, зачем делать детям какие-то анализы, если лечить их никто не собирался, и в лагере они для нацистов были не более чем досадной обузой? Кроме того, до сих пор живы участники тех событий и они могут сами все рассказать.
 
В латвийском архиве есть некоторые данные по количеству «розданных» и проданных нацистами детей из лагеря. По данным Народного Комиссариата просвещения ЛССР, расследовавшего факты угона мирного населения в немецкое рабство, на 3 апреля 1945 года было известно, что из концлагеря Саласпилс за время немецкой оккупации были распределены 2802 ребенка: «по кулацким хозяйствам — 1564 чел., в детские лагеря — 636 чел., взяты на воспитание отдельными гражданами — 602 чел.»5. Список составлен на основе данных картотеки Социального департамента внутренних дел Латвийской генерал-дирекции «Остланд».

Еще есть данные эксгумации массовых захоронений вблизи лагеря в апреле 1945 года. Судмедэксперты нашли 632 детских тела. А сколько не найдено, а сколько тел было уничтожено нацистами летом 1944 года? Не известно.
 

Русские — неправильные историки
 
В газетной статье подчеркивается, что русскоязычные историки продолжают «некритически использовать данные советских источников». Однако тут можно не согласиться.

В 2009 году я сам задался именно такой целью — критически отнестись к данным Чрезвычайной комиссии, расследовавшей преступления нацистов. Позднее выпустил книгу «Приговоренные нацизмом»6 с множеством цифр, документов, рисунков и фотографий. Сразу скажу, окончательных данных по любым цифрам нет. Не удалось мне из всех известных источников получить окончательные цифры.
 
Моя книга — первое академическое исследование на русском языке за все послевоенное время. Я три года провел в Латвийском государственном историческом архиве и вдоль и поперек излазил территорию бывшего лагеря в Саласпилсе.

В отличие от кабинетных историков, я точно знаю, что, несмотря на основательный промежуток времени, на территории мемориала осталось много артефактов с тех пор, которые помогают в изучении истории. Особую помощь в моем исследовании оказали архивные фотографии 1941 и 1944 годов.
 
Мы с коллегами достоверно и непосредственно на территории мемориала вычислили размеры и, соответственно, вместимость бараков — до 600-900 человек, а никак не 200, как утверждают латышские историки. Кстати, отвергая достоверность советских архивов, латышские историки сами их используют. Цифра о вместимости барака в 150-200 человек происходит из справки Чрезвычайной республиканской комиссии ЛССР7.

Кстати, данные там указаны ошибочно и описывают барак не в лагере для гражданских лиц, а в лагере советских военнопленных, который находился неподалеку в Саласпилсе. У меня есть фотографии и схемы бараков, их внутреннее описание.
 
Автор в газетной статье утверждает, что в лагере Саласпилс погибли чуть более 2000 человек. Здесь остановлюсь подробнее и расскажу нашим читателям, откуда взялась эта цифра.

Впервые она появилась в 1999 году. Историк Генрих Стродс — один из первых, кто затронул тему Саласпилса после 1991 года — в его публикации «Концентрационный лагерь в Саласпилсе»8. Но, к сожалению, его целью было не найти историческую истину, а создать «официальную историю».

В частности, априори признавая данные Чрезвычайной республиканской комиссии, проводившей расследования нацистских злодеяний на территории ЛССР, как заведомо несоответствующие данности, профессор Стродс выводит собственную цифру в 2000 человек, ссылаясь исключительно на устные воспоминания бывших узников концлагеря А.Непартса, В.Риекстиньша и лагерного фельдшера Я.Шалковица.

В большей степени выводы историка опираются на данные воспоминаний А.Непартса 1999 года. Существенных обоснований и документальных доказательств этому умозаключению историк не приводит. Именно с тех пор эта цифра и гуляет по латышским публикациям, оставаясь ничем не обоснованным предположением.
 
Абсурдность подобного утверждения заключается еще и в том, что практически нет никаких документов, которые с абсолютной точностью позволяли бы обосновать окончательные цифры погибших и прошедших через этот лагерь.

Все доступные факты о численности узников и количестве погибших в лагере носят спорадический характер, т.е. все данные, которые сегодня имеются в распоряжении историков, касаются того или иного момента существования лагеря. В такой-то день было столько-то человек. Сколько их было на следующий день? Сколько было до этого? Ничего этого нет.
 
Выводы советской комиссии о том, что в лагере погибли более 53 тыс.человек тоже, скорее всего, не соответствуют действительности, поскольку основаны на технических расчетах из среднего допущения, что в кубометре захоронения покоятся 7 человек. Судмедэксперты не делали эксгумаций всех захоронений.

Кроме того, в документах упоминается факт обнаружения следователями неподалеку от лагеря в Саласпилсе огромного пепелища размером 27х25 метров со множеством обгоревших костей и человеческих тел. Достоверно указать количество сожженных тел — невозможно.
 
Весьма интересные рассуждения в газете о сохранении мемориала.

Мемориал имеет статус памятника государственного значения. Ежегодно Минкульт Латвии выделяет скромную сумму на его содержание, вследствие чего мемориал разрушается и вскоре может быть разрушен непогодой. Не так давно, в 2005 году, Россия предложила за свой счет отремонтировать мемориал. На что получили ответ, что Латвии это не нужно, мол, и сами способны. Но уже несколько лет сумма, выделяемая Минкультом, не соответствует потребностям сохранения. Мемориал безвозвратно разрушается. На ежегодное содержание мемориала государством выделяется всего 35 тыс. евро. Этого едва хватает на скашивание травы и охрану объекта.
 
В то же время мэр Саласпилса Чударс говорит так: «Нам самим нужно нести ответственность за это и контролировать все, что там происходит». Но, как видим, у самих содержать не получается, контролировать тоже, для Саласпилсской думы и латышского государства памятные мероприятия на мемориале чужды.

Из газетной статьи напрашивается вывод, что виноваты в этом те, кто сегодня ходит почтить память погибших и замученных узников Саласпилса, ибо у них неправильное мировоззрение и не соответствует официальной латышской истории. А это сильно мешает кому-то…


 
Примечания

1 Тильс А. Этого не забыть. // «Советская Латвия», № 89, 15 апреля 1945 г.
2 Carlo Mattogno, Jürgen Graf. Treblinka. Extermination Camp or Transit Camp? – Chicago (Illinois): Theses & Dissertations Press, Imprint of Castle Hill Publishers, 2004, p. 186.
3 НАРБ (Национальный архив Республики Беларусь), Ф. 510. Оп. 1. Д. 110. Л. 68. Перевод с немецкого. (Цит. по: Уничтожить как можно больше. Сборник документов. –М.: 2009, с.207.).
4 Латвийский государственный исторический архив (ЛГИА), ф.P-132, оп.30., д.6., л.8. Перевод с немецкого.
5 ЛГИА, ф.P-132, оп.30., д.27., л.21.
6 Приговоренные нацизмом. Сборник документальных свидетельств о злодеяниях немецких нацистов и их пособников в годы германской оккупации Латвии в 1941-1945 гг. Составитель Влад Богов. – Рига: 2011, 288 с.
7 См.: ЛГИА, ф.P-132, оп.30., д.38., л.1.
8 Strods H. Salaspils koncentrācijas nometne (1941. gada oktobris – 1944. gada septembris) // Komunistu un nacistu jūgā. – Rīga: Latvijas 50 gadu okupācijas muzeja fonds, 2001. g.



 
Больше информации по истории лагеря в Саласпилсе можно найти на сайте Рижского краеведческого общества.

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Владимир  Симиндей
Россия

Владимир Симиндей

Историк

Книга о Саласпилсском лагере

Эрзац-продукт латышских историков для латвийской политики

Алексей Дзермант
Беларусь

Алексей Дзермант

Председатель.BY

История как служанка

Идеологии

Николай  Кабанов
Латвия

Николай Кабанов

Политик, публицист

Мёртвые сраму не имут?

«Научное открытие»: в Саласпилсе казнили... 84 человека

Руслан  Панкратов
Латвия

Руслан Панкратов

Экс-депутат Рижской думы

«В десять лет они взрослыми стали...»

Стихотворения узницы Саласпилса

Тени убитых предков

Но "хороший человек" — это не профессия.  Ух ты, а мы и не знали! Но ведь хороший человек -- это самое главное. Это важнее любой профессии. Зачем нам отличный профессионал, е

С двумя годовщинами!

Да. Галичане, гуцулы, верховинцы, бойки и т.д. -- отдельные народы. Им нужно было предоставить отдельную республику.

Евродепутат Андрей Мамыкин: о первом дне в Брюсселе, о дружбе между политиками и о чемоданах г-жи Калниете

Почему нет? Читал что лесбиянок называют розовами. Про пидарофф не уверен, раньше вроде бы их называли "зелёными", потом "голубыми", а теперь чтобы не путаться - "радужными". - У н

ГРОБ НЕ МОЖЕТ СТОЯТЬ ПУСТЫМ

Я уже советовал всем желающим поискать этих подбрасывателей в несколько ином лагере. И вам советую: если когда полезете в политические игрища, выбирайте знакомства с большой осторо

Ученые - о миролюбии белорусской историографии и о величайшем событии нашей истории ХХ века

Именно. Получила не просто пустоши или бросовые земли, стала даже большая Балтийская страна, чем Германия или Россия. Больше ее только Швеция. Да и остальные приобретения стратегич

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.