25.04.2021

Надежда Максимова
Россия

Надежда Максимова

Необычайное происшествие, случившееся в канун 1000-летия Москвы

Заглянем в будущее

Необычайное происшествие, случившееся в канун 1000-летия Москвы
  • Участники дискуссии:

    6
    32
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

Майор Пронин сидел на скамейке в парке и читал газету. Ласковое летнее солнышко, пробиваясь через тонкий газетный лист, ложилось на лицо майора теплыми бликами. Легкий ветерок мягко играл просторным (формат А2) бумажным полотнищем, вызывая характерный и столь приятный для любителя прессы шелест.

Давно, ещё в XXI веке, говорили, что электронные девайсы вытеснят старомодные и непрактичные носители информации. Но вы когда-нибудь пробовали задремать на диване, прикрыв лицо экраном телевизора или нетбука? То-то!
А газетка… Это святое.

Борясь с легким сопротивлением атмосферы, майор перелистнул страницу и погрузился в чтение статьи о сельском хозяйстве. Журналист Бушуев, известный своими скандальными публикациями, на этот раз вонзил жало критики в Управление Северным морским флотом. «Почему, — ядовито вопрошал газетчик, — на судах Ледовитого океана до сих пор не организовано полноценное выращивание фруктов? На космических станциях, где свободного пространства несоизмеримо меньше, давно функционируют плантации вишни, клубники, персиков… Уж не думает ли руководство Севморпути, — издевался репортер, — что, добившись стабильных урожаев цитрусовых, можно на том и успокоиться? А ведь фруктовые посадки не только поставка свежих витаминов экипажам, но и возможность полноценной релаксации моряков. Куда же смотрят судовые комитеты?»

Дочитав до этого места, Пронин отвлекся. Потому что обнаружил, что средняя из младших дочек – Катенька, настойчиво дергает его за штанину.
- Папа, — вопросило прелестное дитя, озаряя родителя детски-кокетливым взглядом из-под пушистых ресниц, — а ты сегодня не пойдешь на работу?
- Так, — озадачился майор, дороживший редкими выходными днями. – А что, есть сомнения?
- По радио сказали…
- Та-ак, — Пронин проворно вытащил из кармана сотовый. Точно! Девайс был выключен. Вечно малышня со своими шуточками!

Он нажал кнопку подключения, и на экран тут же вывалился целый ворох пропущенных сообщений. Звонили начальник управления, секретарша начальника, напарник, начальник отдела, главный эксперт и даже представитель прокуратуры. Дело, похоже, намечалось не шуточное.
- Ну-ка, детка, — сказал Пронин, подхватывая дочку на руки, — подскажи, где наши мальчики?
- Там, — охотно подсказала детка, указывая пальчиком направление.

Майор прищурился против солнца и разглядел, что старшие сыновья вместе с мамой отчаянно режутся в волейбол с командой из соседнего двора.
- Таня! – закричал глава семейства, поспешно направляясь к жене, которая переместилась на место подающего и теперь весьма кровожадно постукивала упругим мячом по покрытию площадки.

Многодетная мать искоса взглянула на всполошенного супруга и, сразу обо всем догадавшись, завопила:
- Игорь!

Выскочил десятилетний парнишка, которому отец и сдал малышку с рук на руки.
- К ужину буду, — крикнул майор, не уверенный до конца, что его услышат. Волейбольный матч был в разгаре, и азартные вопли болельщиков заглушали посторонние голоса.
 
Происшествие, из-за которого Управление внутренних дел протрубило общий сбор, действительно оказалось не шуточным. Перед самым финалом Международного турнира по стоборью, посвященного Тысячелетию Москвы, исчез капитан европейской команды.

На Большой Ледовой арене российской столицы в предвкушении интереснейшего состязания уже начала собираться публика, а у основного фаворита пропал лидер. И шансы на победу, соответственно.
Учитывая, что предварительные этапы соревнования проходили в течение двух лет (стоборье – это стоборье!) подобное происшествие могло вызвать грандиозный международный скандал. Тем более, что второй финалист, выступавший от Антарктиды, был представлен преимущественно российскими спортсменами.
 
Оперативно созданная следственная бригада под руководством майора Пронина немедленно выехала на место происшествия. В Лужники.

Европейскую команду они застали в раздевалке. Спортсмены пребывали в полной растерянности.
 - Почему лидер для вас так важен? – задал вопрос майор, обращаясь к ближайшему богатырю-стоборцу. – Есть же такие понятия, как командный дух, взаимозаменяемость… запасные игроки, в конце концов…
- Позвольте, я объясню, — выдвинулся из угла широкоплечий паренек с эмблемой играющего тренера.
- Да-да, пожалуйста.
Молодой человек жестом предложил следственной бригаде присесть на лавочки и начал так:
- Как вы помните, долгое время лозунг «Сильнее, выше, быстрее» был девизом Олимпиады.
- Совершенно верно. И что?
- А то, что как ни тренируйся, существует определенный предел человеческих сил. Условно говоря, за четыре секунды стометровку пробежать невозможно, — играющий тренер покрутил в воздухе ладонью, как бы желая полнее донести эту мысль до публики. – Человек на такие нагрузки не рассчитан: мышцы рвутся, кости ломаются…

Но без постоянных рекордов Олимпиада потеряла бы в зрелищности. Поэтому состязания постепенно сместились в область технологий: более упругое покрытие беговой дорожки, лучшие кроссовки, специальный костюм, уменьшающий сопротивление среды… И, разумеется, секундомер, способный фиксировать десятитысячные доли секунды.
А ведь задумывалось всё, как совершенствование человека. Не технологий.
- Мы поняли, поняли, — кивнул майор.
- К тому же, — продолжил молодой человек, — Большой спорт стал исключительно травмоопасным, и атлеты, красиво выступающие на многочисленных аренах, превратились буквально в гладиаторов, ежедневно рискующих здоровьем и жизнью.
- Это всё известно, — поторопил Пронин, незаметно взглянув на часы.
- Поэтому, — не сбился с мысли тренер, — решили постепенно отойти от традиционных видов спорта, где результат фиксируется в рамках олимпийского девиза. Оставили единоборства и игровые виды, а прочие состязания, где нужны только сила и выносливость, заменили на творческие. Сегодня, например, мы будем создавать скульптуру из глыбы льда, имеющей пять метров в высоту.

Чтобы уложиться в отведенное время, все мы имеем навыки альпинизма, каждый знает свой участок и мастерски владеет инструментом. Но!
Здесь молодой человек сделал паузу и поднял вверх указательный палец.
- Командная работа столь высокой сложности невозможна без лидера. Он координирует действия каждого и мгновенно принимает решения в случае сбоев.
- Сбоев?
- Разумеется. Лёд может случайным образом расколоться, игрок может сорваться с ледяной стены… Ну, множество факторов, предсказать которые заранее невозможно. В этом весь интерес!

Публика, затаив дыхание, следит за тем, как каждая команда преодолевает внезапные трудности. Но без лидера победить невозможно. Просто потому, что каждый из нас, работая на своём участке, физически не в состоянии видеть общей картины. А лидер видит. И обеспечивает единство усилий. Так что в результате из разрозненных кусков обработанного льда возникает целостная и прекрасная скульптура.
- Или не возникает, — понятливо продолжил майор. – Если лидера нет.
- Вы ухватили суть.
- Так, — Пронин снова взглянул на часы. – Есть какие-то предположения, где его искать?

Играющий тренер пожал могучими плечами.
- С утра, — сообщил он, передавая следственной группе объемный портрет улыбающегося капитана команды, — Семен хотел пройтись по строительным компаниям. У нас на Европе…
- НА Европе? – машинально перебил Пронин, вспомнив почему-то старую шутку о том, как говорить правильно: «на Украине» или «в Украине».
- Разумеется, «на». Мы же с той Европы, которая спутник Юпитера.
- О, простите.
- Так вот, у нас большая часть планеты покрыта льдом. А Семен строит дачу. И хотел присмотреть хорошую капсулу для выращивания дома. Говорят, что в России производят самые лучшие.
- Ага, — майор сделал пометку в блокноте.
- Это всё, что мы знаем, — развел руками спортсмен. – Он давно должен был вернуться, но…
- Так, стоп. А позвонить ему вы не пробовали?
- Видите ли… — играющий тренер посмотрел на Пронина несколько виновато. – У нас на Европе средства коммуникации встроены в скафандр. Без них выйти из дома просто невозможно. А сейчас Семен отправился в город без экипировки. Он на Земле впервые, так что взять сотовый просто не догадался.
- Понятно. Будем искать.
 
В XXII веке многие методы розыска людей ушли в прошлое. Теперь трудно представить сыщика, который ползал бы вокруг места происшествия с лупой наперевес или щеточкой сметал бы в полиэтиленовый пакетик пепел от сигарет.

Но майор Пронин придерживался старомодных взглядов. Поэтому отправив подчиненных просматривать видеоматериалы с камер наблюдения и делать запросы в информационных сетях, он решил пройтись по предполагаемому маршруту пешочком и посмотреть всё вживую.

Европейцы сообщили, что их капитан в Москве никогда не был, а значит, опасаясь заблудиться и опоздать к началу соревнований, не должен был уйти далеко.
GPS-навигатор выдал на экран расположение ближайших офисов строительных компаний, и майор отправился в путь.  
 
С середины XXI века, когда идея мегаполисов изжила себя, крупные города начали пустеть. Население массово разъезжалось по собственным домам поближе к природе, а областные и районные центры превратились в средоточение научных, спортивных и культурных сооружений. Здесь концентрировались музеи, стадионы, театры, картинные галереи (в том числе современного искусства), крупнейшие Университеты, научные и исследовательские центры, а так же огромные концертные залы и хранилища редких рукописей и антикварных изданий… Кстати, в Москве для найденной недавно библиотеки Ивана Грозного было построено специальное здание в архитектурном стиле эпохи Рюриковичей.

Проспекты, проложенные в эпоху усиленного строительства Москвы, для нынешнего транспортного потока были чрезмерно широки. Зато теперь пешеходы могли неспешно пересекать их в любом месте, не дожидаясь соответствующего сигнала светофора. Пронину это нравилось. Он считал, что мощные машины с целым табуном лошадей под капотом нужны в сельской местности, где есть простор и возможность показать силу двигателя. А в городах с развитой сетью общественного транспорта проще передвигаться, не забивая голову автомобильными проблемами.
 
Итак, майор отправился пешком. Воображая себя человеком, впервые приехавшим в древнюю столицу, он выбирал направление, ориентируясь на наиболее эффектные панорамы и стараясь пройти так, чтобы разглядеть как можно больше достопримечательностей.

И методика сработала. В первом же офисе строительной компании, куда обратился Пронин, капитана европейской сборной уверенно опознали по фото.
- Да, заходил, — радостно сообщили работники. – Очень приятный парень. Взял наши буклеты, раздал автографы…
- А куда он пошел дальше?
Этого в стройофисе не знали. Майор поблагодарил и снова вышел на улицу.
Следующие две конторы, куда мог направиться пропавший спортсмен, располагались примерно на равном расстоянии. Только к одной идти нужно было направо, а к другой налево. Какой же путь выбрать? Пронин озадаченно посмотрел вокруг и задумался, как витязь на распутье.
 
Москва социалистическая славилась большим количеством бульваров и парковых зон. XXII век добавил к привычным зеленым насаждениям множество экзотических растений. И теперь все аллеи и газоны столицы переливались радугами самых необычных цветов.
Европеец Семен, родившийся на планете вечных льдов, разумеется, не мог остаться равнодушным к роскошному цветочному ковру современного города. Так что, посетив первый офис, он направился, скорее всего…
Майор поглядел по сторонам…
Да, конечно, скорее всего пропавший спортсмен пошел через парк.
Пронин сверился с GPS и двинулся в том же направлении.
 
Как обычно после полудня на парковых аллеях было малолюдно. Мамочки с колясками, выгуливающие малышей, уже разошлись, а граждане пенсионного возраста, любящие посидеть на лавочках с книжкой или шахматами, еще отдыхали дома.
Майор шел, пытаясь мысленно вжиться в образ разыскиваемого парня, и внезапно был облаян пожилым кокер-спаниелем.
Золотистая собачка посредством поводка была привязана к серебряноволосой хозяйке лет восьмидесяти.
- Молодой человек! – позвала та, строго глядя на остановившегося сыщика. – Вам – туда.
Она указала рукой вглубь зеленых насаждений.
- Почему туда?
- Мне велели направлять туда всех граждан дееспособного возраста.
- А что там случилось?
- Не знаю. Так распорядился красивый мужчина, которого увела пятилетняя девочка.
- Ага, — сказал майор. Подумал и достал из кармана объемный портрет пропавшего европейца. – Этот мужчина?
Дама вгляделась.
- Да, именно он. Но вы бы поспешили.
- Благодарю. – Майор сдвинул каблуки, как выпускник кадетского училища перед генералом, и по-гвардейски боднул подбородком, салютуя даме.
После чего двинулся в указанном направлении.
 
То, что в глубине лесопосадок творится что-то серьезное, стало понятно уже через минуту. Когда навстречу сыщику выскочил молодой (лет тридцати пяти) человек и с безумными глазами промчался куда-то в западном направлении.
Впереди слышался шум каких-то энергичных действий и короткие реплики, напоминающие боевые команды.
Пронин ускорил шаг.
 
То, что открылось его взору, более всего напоминало действия армейского подразделения за полчаса до атаки танковыми колоннами противника. Отличие заключалось в том, что все бойцы были в гражданском.
Диспозиция выглядела так: имела место яма, энергично раскапываемая в песчаном грунте. Со всех четырех сторон ее ограждали стенки (типа колодезного сруба), сколоченные из подручных средств – агитационных щитов, неструганных досок и… кажется там были даже сиденья от разобранных скамеек.

Распоряжался парень, в котором майор сразу узнал пропавшего спортсмена. Но прежде чем сыщик успел раскрыть рот, дабы выяснить, что происходит, ему вручили лопату и указали:
- Копай здесь.
Не решившись противоречить, майор спустился в яму, где уже вовсю работали двое парней в рубашках с засученными рукавами.

Женщины и подростки, так же принимавшие активное участие в раскопках, в яму не допускались. Они орудовали ведрами и совками, снятыми (судя по ярко красному цвету) с пожарного щита, и оттаскивали извлеченный мужчинами песок подальше.
- Что происходит? – сумел, наконец, спросить майор, войдя в темп дыхания.
Из коротких реплик (к развернутым дискуссиям обстановка не располагала) выяснилось следующее. Дети из соседнего микрорайона играли в партизан. Естественно, под защитой лесонасаждений была вырыта настоящая партизанская землянка.

Игра оказалась захватывающей, так что количество участников, тайно собирающихся на секретной поляне, постепенно росло. Соответственно, приходилось расширять территорию подполья.
Несмотря на юный возраст участников (старшему только-только исполнилось девять лет), строительство шло по правилам. Стены укрепляли, потолки и полы застилали досками.
К сожалению, третий класс еще не предполагает знакомства с такой наукой, как сопротивление материалов. И сегодня утром случилось страшное: землянка обвалилась. Дети, в общем, не пострадали (царапины, занозы и два больших синяка не в счет), но… Манечку засыпало.
Дело в том, что в дальнем углу землянки в большой корзинке спали щенки. И когда под затрещавшим потолком ребятишки бросились наружу, девочка кинулась спасать щенков. И осталась под завалом.
Именно так сказала пятилетняя Зина первому встречному. Им оказался капитан европейской сборной.

Будучи лидером не только по должности, но и по жизни, Семен в кратчайшие сроки мобилизовал всех, кто оказался в пределах досягаемости и возглавил спасательные работы.

Опыта по раскапыванию ям в песчаном грунте европеец не имел, но понимал, что во избежание обвала стенки надо укреплять. А на самый опасный участок (в центр) можно ставить только крепких мужчин, обвязанных для страховки веревкой. Пронин оказался в их числе.
- А почему МЧС не вызвали? – спросил он, стараясь не сбиваться с ритма движений.
- Так вызвали, — отозвался ближайший сосед. – И скорую помощь тоже.
- Ага, — кивнул майор, продолжая энергично действовать лопатой.

Из собственной практики он помнил, насколько коварны песчаные грунты. Любое живое существо, попавшее под обвал, рискует задохнуться в течение нескольких минут. Даже, если голова осталась над поверхностью. Дело в том, что песок сдавливает грудную клетку и не дает легким расшириться, чтобы втянуть необходимую порцию воздуха. Так что Манечка, скорее всего…
Но шанс был!

Возможно, что возле стены, под досками, некогда составлявшими потолок обрушившейся землянки, сохранилась полость. И небольшой запас воздуха. Так что…
Додумать майор не успел. В этот момент прибыл молодой человек, встретившийся Пронину на подходе к месту спасательных работ. Он привел подмогу из ближайшего магазина стройматериалов.
Подмога состояла из небольшого автомобильчика, под завязку груженого крепежными приспособлениями и трех крепких мужчин с бензопилами.
Лидер европейской команды немедленно отправил их крепить стенки раскопа, которые до сих пор держались только на агитационных плакатах, уже прогибавшихся под тяжестью песка.
И тут настал момент принятия решений – лопаты копателей стукнулись о доски обрушившегося потолка землянки.
 
В короткой, непроизвольно возникшей паузе, все взоры обратились на лидера.
Чтобы проникнуть глубже, доски следовало распилить. Но это грозило обрушением и схлопыванием той полости, которая могла таиться под ними.
Несчастная Манечка в таком случае была бы обречена.
Кроме того, раскапыватели, стоящие в центре, оказывались в крайне опасном положении – песчаные стены ямы могли сорвать крепления и погрести под собой неосторожных спасателей.
Что было делать? Рискнуть, подвергнув смертельной опасности жизни нескольких людей? Или вести работы медленно и осторожно, тем самым практически лишая Манечку шансов на спасение?
 
Спасатели МСЧ к этому моменту уже прибыли. Но в критической ситуации решение принимает не тот, кто облачен в соответствующую форму, а тот, кто готов взять ответственность на себя.
В данной ситуации таковым был Семен. И командир спасателей, человек много разного повидавший на своем веку, не собирался ему мешать.
Европеец цепко огляделся… лица всех присутствующих были обращены к нему… и произнес:
- Мне нужны два троса, два монтажных пояса и доброволец.
Надо ли пояснять, что первым на призыв шагнул вперед наш майор? Погоны, что ни говори, накладывают определенный отпечаток на характер.
 
Задумка капитана европейской сборной была проста и эффективна. Но чтобы додуматься до такого, требовался навык нестандартного мышления и привычка двигаться в трех измерениях.
 
Тросы перебросили через крепкие ветви ближайших деревьев. Семен и Пронин надели монтажные пояса. Тросы одним концом привязали к лебедке на машине спасателей, вторые концы закрепили на поясах.
Затем, вооруженные бензопилами, добровольные спасатели приступили к разбору обрушившегося потолка землянки.
Хороший инструмент и крепкие мускулы позволяли делать все молниеносно.
Раз – распилили. Два – майор подхватил досчатые обрезки и, закряхтев от натуги, потянул их вверх, открывая проход в подземелье.
Три – юркой ящерицей Семен нырнул в открывшееся земляное чрево.
 
И тут песчаная стена, из последних сил удерживаемая заграждениями из подручных средств, дрогнула и ощутимо подалась вниз.
- А-а, — пронесся над толпой единый выдох.
 
Пронин, взгромоздивший на плечи обрезки досок, на мгновение ощутил себя Атлантом, удерживающим на хребте не только небесный свод, но и земную твердь.
Семен копошился там, внутри.
По лицу Пронина тек пот. И тонкие струйки песка, бросаемые в лицо едва ощутимым ветром, прилипали к коже.
 
Песчаная стена дрогнула во второй раз…
- Есть! – рявкнул Семен из тесноты подземелья.
И тут же могучая лебедка рванула их вверх, вздымая над тяжким ударом обрушившейся массы песка.
 
Они висели над толпой, прицепленные к тросу за пояса. И довольно нелепо болтали ногами, пытаясь принять привычное положение вверх головой. В руках Семена что-то было, но майор, вращаясь на нелепой веревке, никак не мог разглядеть что именно.
Зато дети мгновенно разглядели.
- Манечка! – завопили они с надеждой и отчаянием.
 
Солидно урча, спасательная лебедка медленно поставила отважных копателей на безопасную землю. Майор, обретя способность двигаться самостоятельно, повернулся к главному действующему лицу и обнаружил, что Семен обеими руками прижимает к груди девочку лет пяти.
Малышка была бледна и еле дышала, но из последних сил цеплялась за корзинку, ради содержимого которой она рисковала жизнью.
И девочка, и щенки были напуганы. Они долго сидели в темноте, надеясь на чудо. И помощь пришла.
 
Юные партизаны налетели со всех сторон, загомонили.
– Манечка, Манечка…
Кто-то потянул из рук девочки корзинку, но она не отдала. Еще не привыкла к мысли, что все уже позади. В корзинке раздавалось попискивание.
 
- Ну что? – спросил командир бригады МЧС, осторожно пробирающийся через толпу прыгающих детей.
- Кажется, все в порядке, — ответил майор, наблюдая, как Семен бережно передает юную героиню пробившимся через толпу медикам.
- То есть наша помощь больше не нужна? – уточнил спасатель, вытягивая рацию из креплений на плече.
- Нужна.
- Слушаю.
- Можете срочно доставить нас в Лужники?
- Да, точно, — сказал улыбающийся Семен, как-то разом оказавшийся рядом. – И еще хотел спросить: у вас есть параплан?
 
* * *
Когда завывающая сиреной машина спасателей домчалась до стадиона, соревнования уже были в полном разгаре.
Наскоро поблагодарив бригаду МЧС, Семен побежал в раздевалку, а Пронин по служебному проходу смог проникнуть к самой арене, куда посторонним вход был строго запрещен.
Две гигантские глыбы льда, над которыми трудились команды, уже обретали некие контуры законченности.
Спортсмены из Антарктиды создавали крылатого Пегаса, готового взлететь в творческом вдохновении.
Европейцы же ваяли нечто на тему «Пигмалион и Галатея». И это было символично, потому как обитатели Европы превращали эту холодную ледяную, как статуя, планету в нечто живое и способное дарить любовь.
Публика активно реагировала, подбадривая стоборцев одобрительными криками и аплодисментами. Но явный лидер пока не определился.
И тут…
Пронин ожидал увидеть нечто подобное, но даже он был потрясен.
Семен, окрыленный МЧС-совским парапланом, выбежал из раздевалки, распахнул яркое крыло и взлетел!
Как дух, оплодотворяющий мертвую природу.
Как дарующее жизнь дыхание Саваофа, на фреске Микеланджело.
Как символ творения нового мира.
Зал взорвался овацией.
 
- Ну что ж, — подумал Пронин, сморгнув невольную слезу, и взглянул на часы. – Мой выходной еще не закончился. Пожалуй, успею домой к ужину. Дети ждут. А дети – это святое.

 
Гороховец, 2015 год


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Рустем Вахитов
Россия

Рустем Вахитов

Кандидат философских наук

Азимов: неизбежность госсоциализма

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Букварь

Рассказ — фантастика

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

Беларусь — партизанский отряд в центре Европы

Александр Попов
Беларусь

Александр Попов

Врач

Настоящее рождается в будущем

ПРЕССКОНФЕРЕНЦИЯ ПРОТАСЕВИЧА

С Вашего разрешения - добавлю. Противники, противникам - рознь.Все старые западные режимы всегда берегли своих противников - критиков (оппозиционеров). Именно критика власти делает

Почему санкционная политика Запада не возымеет эффекта

С этим согласен.

РУССКИЙ ИЛИ НЕРУССКИЙ

В стране, в которой каждый третий называет родным языком русский - с какого бодуна должно всё быть на латышском?! Это же конкретный сволочизм. А попутно и идиотизм, так как на гран

Какие милые зверушки

Вряд ли я вообще могу сыскать такой пример в подлунном мире. Для начала надо будет определиться - что понимать под независимым изданием. Как может быть любое коммерческое предприят

ДЕНЬ НАРОДНОГО ЕДИНСТВА

Ну прямо слезу вышибает. Слезу вышибает ваш русофобоидиотизм. Откуда только берутся такие, из каких зоопарков?!

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.