Лечебник истории

28.05.2017

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Митава в годы Великой Северной войны

Митава в годы Великой Северной войны
  • Участники дискуссии:

    3
    5
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
 
Окончание. Начало здесь


В это время основные силы Левенгаупта находились в полевом лагере у Митавы.

С учётом гарнизонов в городах герцогства шведские войска насчитывали не более 7-8 тыс. чел., в т.ч. у Митавы «конницы и пехоты слишком 5000, при них же и пушки». Разведка под командованием Михаила Щепотьева (эскадрон драгун и курские калмыки), которая пленила нескольких шведов, существенно увеличила эту цифру, сообщив русскому командованию, что в миле от Митавы лагерем стоят 9 тыс. шведских солдат.

Оценив соотношение сил, Левенгаупт отказался дать генеральное сражение русским войскам подле Митавы или в самом городе, так как в случае поражения Рига оставалась бы полностью без защиты. По этой причине он принял решение увести войска под защиту рижских укреплений, куда и прибыл 8 (19) августа.

В Курляндии были оставлены только гарнизоны в Митаве (700 чел.) и Бауске (250 чел.), а также добровольческий эскадрон драгун майора Вольтера Вольфганга Лоренца (250 чел.), действовавший в районе Бауски. Гарнизоны Либавы (Лиепая) и Гольдингена (Кулдига) морем были эвакуированы в Ригу на кораблях капитана Хенкса.

Шереметев получил сведения об отходе Левенгаупта в Ригу 9 (20) августа.


14 (25) августа Преображенский полк занял позицию у стен Митавского замка. 15 (26) августа русская кавалерия заняла предместья. Гвардия расположилась в городе, а князь Репнин с Бутырским и другими пехотными полками занял позиции за рекой Аа напротив крепости.

Бутырский пехотный полк — старейший из всех регулярных полков России, он был основан в 1642 году, а с 1682 года носил название Бутырского, поскольку размещался в Бутырской слободе Москвы. Полк входил в состав дивизии А.И.Репнина.



Рис. из книги П.О.Бобровского «История 13-го лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка за 250 лет. 1642 — 1892», Санкт-Петербург, 1892 г.
 


Крепостные укрепления Митавского замка состояли из четырех бастионных фронтов средней величины, из них два были усилены наружными постройками, эти фронты (западный и северный) были обнесены водяным рвом. Открытая часть укреплений замка, или так называемая горжа, с восточной стороны была с двумя выступами в виде флешей. С этой стороны крепость прикрывала река Аа.



Митавский замок во время Северной войны.
 


Как уже отмечалось, шведский гарнизон Митавского замка насчитывал 700 чел., включая 600 чел. рядовых: 350 чел. из Хельсинкского полка (роты капитанов Леерберга, Бёклера и Дельвига), 180 чел. из полка Левенгаупта (роты капитанов Петерсена и Окса) и 70 чел. из полка Баннера (рота капитана Морнера).

Как отмечают Великанов В.С. и Мехнев С.Л., шведы были распределены по бастионам (бастион — пятистороннее долговременное укрепление, возводившееся на углах крепостной ограды. Представляет собой люнет с двумя фасами (передними сторонами), двумя фланками (боковыми сторонами) и открытой горжей (тыльной стороной)) следующим образом (названия бастионов шведские): бастион Хог (Высокий) — 165 чел. капитана Бёклера, бастион Паули — 185 чел. капитанов Леерберга и Дельвига, бастион Лейонет — 160 чел. капитана Петерсена, бастион Элефант — 90 чел. под командованием капитанов Окса и Морнера.

На укреплениях замка были установлены 290 пушек, 23 мортиры и 43 гаубицы. В замке на случай длительной осады имелись большие запасы продовольствия и оружия.

Пётр I стал готовиться к штурму. Уже 14 (25) августа войскам был отдан приказ об изготовлении в каждом батальоне по 200 тур и 600 фашин, необходимых для атаки Митавского замка.



План атаки Митавского замка в 1705 году. Опубликован в книге «История лейб-гвардии Преображенского полка. 1683—1888. Том 1. 1683— 1725. Составил А.Чичерин. — Санкт-Петербург, 1883 г.

 


Осада Митавского замка продолжалась две недели. Поначалу боевые действия велись вяло из-за недостатка артиллерии, которая только в конце августа должна была прибыть из Полоцка.

В ночь на 28 августа русские войска начали рыть траншеи с внешней стороны крепостных рвов, на так называемом гласисе. В полдень 28 августа шведы предприняли вылазку и оттеснили русских, начали закапывать траншеи, но подоспевшие три роты Преображенского полка атаку отбили. Возглавил атаку русских войск капитан Преображенского полка Головин.

В ходе атаки были убиты один офицер и несколько десятков рядовых. Ранения получили 13 офицеров, в том числе капитан гвардии князь Василий Владимирович Долгоруков, и 150 солдат. Шведы потеряли убитыми одного офицера и трёх рядовых, ранеными — одного офицера и 10 рядовых.

Русские снова заняли свои позиции и продолжили осаду. Траншеи теперь охватывали крепостную стену почти по всему периметру, кроме горжи.



Митавский замок во время осады в 1705 году.




Укрепления Митавского замка в XVII в. Государственный архив Швеции.

 


Шведы постоянно обстреливали позиции русских. Их снаряды, учитывая близость городских построек, неоднократно попадали в городские дома. За подписью генерала Рена полковнику Кноррингу было направлено письмо, в котором выдвигалось требование не стрелять из замка по городским домам, так как жители города в боевых действиях не участвуют.

В свою очередь, русское командование также давало обещание не использовать во время боев территорию города. Шведы согласились с этим требованием, но продолжали обстреливать высокую башню церкви св. Троицы, которую русские войска использовали для наблюдения за действиями шведских войск.

К 1 (12) сентября капитан-поручик лейб-гвардии Преображенского полка Василий Корчмин доставил из Полоцка к Митаве большую часть орудий из артиллерии русской армии. На правом берегу реки Аа, напротив Митавского замка, расположились 2 батареи из 9 пушек и 6 мортир. Теперь всё было готово для начала бомбардировки.



В Санкт-Петербурге установлен памятник участнику Великого посольства 1698 года Василию Корчмину — отличившемуся при осаде Митавы в 1705 году бомбардиру.

 


2 (13) сентября шведам было отправлено очередное письмо, в котором говорилось, что если замок не сдастся, то пусть неприятель не надеется «добрый аккорд получить». Полковник Кнорринг попросил отсрочку на принятие решения до следующего дня. В ответ на это в пять часов вечера началась непрерывная бомбардировка крепости, продолжавшаяся до шести утра следующего дня.

Уже через несколько часов после начала бомбардировки бастион Хог был серьезно поврежден, вся его батарея из 7 пушек разбита. Остальные укрепления также получили значительные повреждения, были пробиты пять брешей. Всего было выпущено 376 бомб и 648 ядер.

Утром 3 (14) сентября шведы выслали парламентёров. В этот же день князь А.И.Репнин и полковник Ю.Кнорринг подписали так называемые «Аккордные пункты».



Аккордные пункты, подписанные в Митаве 3 сентября 1705 г.

 


Аккордные пункты — это общее название договоров, заключённых сословиями прибалтийских городов и местностей в процессе капитуляции при завоевании русской армией в ходе Северной войны. Пункты содержали условия перехода населения в русское подданство и были позднее подтверждены Петром I, став одной из основ гражданского права Прибалтики.

Текст соглашения с командованием шведского гарнизона состоял из двух частей. Часть первая — это условия, на которых шведский гарнизон был готов капитулировать. Часть вторая — условия, на которых шведскому гарнизону дозволялось капитулировать. Далее приводится текст соглашения.

 


 

Пункты соглашения Митавы



После того как вы, царское величество, орудием формальной осады, под командованием светлейшего князя Никиты Репнина близ замка Митавы, им созданными сооружениями и бомбами принуждаете меня, поскольку мой милостивый король иначе не доверил бы мне сдать замок и не позаботиться о сохранении войска, капитулировать со следующими условиями:

1. 17 сентября весь гарнизон должен иметь возможность покинуть город по всей форме, с музыкой и развевающимися знамёнами, при полном обмундировании с амуницией и 36 зарядами у каждого, вместе с топорами и лопатами, с багажом и по кратчайшей дороге направиться в Ригу, по суше через Олай (Олайне — В.Г.), по воде через Шлок (Слока — В.Г.).

2. Гарнизону будет разрешено вывести с собой всю шведскую артиллерию, а именно: железные (пушки) по 18 пудов, и четыре штуки по 4 пуда, одну в 6 пудов и 8 штук по три пуда, а также 4 металлические, ручные гранаты, механические в 6 и 3 пуда, и две железные мортиры, одна 80 пудов, вторая 4 пуда, а также разрешено взять пуль и пороху на 24 выстрела на каждую пушку и по 24 ядра на каждую мортиру.

3. Для транспортировки этой артиллерии и багажа, а также (солдат) и раненых московской стороной должно быть предоставлено столько лошадей и стругов, сколько потребуется.

4. Каждый офицер и рядовой должен иметь возможность беспрепятственно и бесконтрольно взять с собой весь свой багаж, для этого тем офицерам, у которых нет лошади, с московской стороны должна быть предоставлена лошадь или же должна быть дана возможность найти лошадь в городе или в прилегающих селениях.

5. Чтобы гарнизону было разрешено взять с собой заготовленный на 14 дней провиант и предоставить для транспортировки оного лошадей, а также позволить взамен хранящегося в крепости солода и хмеля оснастить гарнизон городским пивом.

6. Оба аптекаря Виттенберг и Георги, которые из-за начавшейся осады не получили своего жалования, должны получить компенсацию в виде хранящегося в крепости зерна и овса. Если и митавские жители граждане Имкен и Кальцер не получат свои 1500 лота ржи, то и они должны быть компенсированы из крепостного магазина.

7. Чтобы мы могли взять с собой всех арестованных.

8. Чтобы никто из московских солдат не мог пройти в замок прежде, чем мы его покинем.

9. Чтобы мне и моим офицерам было позволено в течение следующих трёх дней беспрепятственно передвигаться по городу, дабы закупить всё необходимое.

10. Чтобы всем жителям города, как христианам, так и евреям, было позволено купить у гарнизона все те вещи, которые тот не захочет взять с собой.

11. В случае, если кто-либо из офицеров или рядовых задолжал что-либо кому-либо из горожан, то никто не имеет право его обыскивать или задерживать его, а кредитор получит облигацию.

12. Вся гражданская обслуга вместе с маркитантками должна иметь возможность покинуть замок вместе с гарнизоном.

13. Всё обмундирование гарнизон должен иметь возможность забрать с собой и с московской стороны им должны быть предоставлены для этого лошади.

14. Чтобы весь гарнизон оставался в теперешнем порядке и был снабжён эскортом драгун господина генерал-майора Рённе, дабы наш гарнизон и его багаж был защищён от нападения вражеского войска и надёжно добрался бы до Риги.

15. Чтобы гарнизон между Митавой и Ригой имел бы лишь две ночные стоянки.

16. Чтобы заложники, предоставленные для исполнения сей капитуляции, были освобождены с двух сторон лишь тогда, когда все действия капитуляции будут доведены до конца без хитростей и злого умысла.

Юрген Кнорринг


Поскольку господин полковник прислал эти условия не сразу после нашего запроса на условия капитуляции крепости, а только после того, как мы начали её бомбить, то мы оставили за собой право немного снизить требования, а именно:

Первый пункт был дозволен.

По второму пункту дозволено вывести артиллерии из 18/16/12/6 и 3 пудовых всего в пропорции 12 штук выбранных и одну мортиру и к каждой по 13 зарядов.

По третьему пункту — столько плотов, сколько можно найти здесь на месте, должно быть предоставлено, что же касается лошадей, то таких гарантий дать не можем.

По четвёртому пункту — договорились, что каждый офицер и рядовой может взять с собой лошадей, багаж и поклажу, но с условием, что все вещи будут досмотрены, дабы удостовериться, что никто не возьмёт ничего лишнего, и чтобы был контроль за вывозимой амуницией. Контроль этот может осуществлять и шведский офицер, ему также дозволено купить в городе всё необходимое.

По пятому пункту — требуемый провиант сокращается до 8 дней, обмен пива на солод и хмель дозволяется, только вопрос с транспортом остаётся так же, как и в пункте три.

По шестому пунтку — оба аптекаря и оба митавских горожанина получить компенсацию из крепостного магазина не могут, так как хранящееся там зерно принадлежит государству, а не шведскому гарнизону.

По седьмому пункту — все шведские арестанты могут быть забраны гарнизоном, но те, кто имеет местное происхождение, нет.

По восьмому пункту — по военному обычаю наши войска должны войти в крепость через ворота и занять два бастиона, но лишь с условием, что никто из гарнизона не будет препятствовать, с нашей же стороны гарантируем полный порядок, утверждённый именем его императорского величества и который будет гарантирован нашим человеком.

По девятому пункту — как только наши патрули будут сняты с замка, шведским офицерам будет позволено отправиться в город и закупить всё, что необходимо.

По десятому пункту — если шведский гарнизон пожелает продать свои вещи, им это будет дозволено.

По одиннадцатому пункту — по поводу долгов между горожанами и солдатами нам бы не хотелось вмешиваться, но и не признавать их права мы не можем.

По двенадцатому пункту — всё дозволено.

По тринадцатому пункту — все в гарнизоне должны покинуть замок в полном обмундировании.

По четырнадцатому пункту — всё дозволено.

По пятнадцатому пункту — также всё дозволено.

По шестнадцатому пункту — все пункты капитуляции должны быть немедленно подписаны, чтобы избежать всяческих проволочек, что же до злого умысла и хитрости, то с нашей стороны ничего подобного нет, по поводу заложников было бы предпочтительно, как только эти пункты будут приняты, можно обменяться сразу, без промедления.

По семнадцатому пункту — при занятии крепости нашим гарнизоном, прежний гарнизон должен показать нам все склады пороха, мины и все опасные места.


В лагере близ Митавы
3 сентября 1705 года

Князь Никита фон Репнин
Генерал и кавалер Белого орла Юрген Кнорринг.

 

 
 

Осада русскими войсками Митавы в 1705 г.

 


4 (15) сентября Митава сдалась. Общие потери русских войск при осаде Митавы составили 112 убитых и 357 раненых.

Официальная сдача замка состоялась на день позже, 5 (16) сентября. О причине этой задержки Пётр I в своем дневнике написал так:
 


«Когда караулы наши стали у шведов принимать, тогда под церковью в погребе, где кладутся тела князей курляндских, увидели наши, что их тела из гробов выброшены и ограблены, что, видя, не сменили, но призвали полковника Кнорринга, у которого взяли во свидетельство письмо, что его люди то сделали, и потом приняли все караулы».
 


Акт о капитуляции шведского гарнизона со стороны русской армии подписали офицеры лейб-гвардии Преображенского полка майор фон Керхен и капитан Алексей Головин, а также сержант Александр Кикин.

Согласно условиям капитуляции, 17 сентября шведский гарнизон был отпущен в Ригу, которая в то время еще оставалась под шведской властью. Раненых и больных отправили на судне по реке Аа, а остальные под конвоем 60 русских драгун шли пешим строем с оружием и 24 патронами на солдата, а также 12 пушками с 24 зарядами на каждую.

На следующий день после выхода из Митавы колонну шведов нагнал курьер, который привёз полковнику Кноррингу приказ вернуть все вывезенные пушки обратно в крепость, поскольку они были курляндскими и по условиям капитуляции должны были оставаться на месте. Кнорринг был вынужден отправить пушки обратно в Митаву.

В итоге вся митавская артиллерия — 290 пушек, 58 мортир и гаубиц, и военные припасы — 13 505 ядер и 2125 бомб, а также 39 центнеров пороха — достались русским.

 




На Губернаторском островке в Елгаве до сих пор лежит пушка времён Северной войны. Длина орудия 280 см. Дульное отверстие — 12 см. Пушка лежит запальным отверстием вниз. Как отмечает главный хранитель фондов музея Бауского замка Янис Грубе, в 1705 г. на укреплениях Митавского замка и в самой Митаве насчитывалось 358 пушек, 18 мортир и 18 гаубиц. Пушка на фото, судя по валикам на стволе, сделана во второй половине 17 века в железоплавильных мануфактурах Курляндии и поставлена в укреплениях иокруг замка в это же время.
 



18 сентября Пётр I устроил праздник по случаю взятия Митавской крепости с салютом и обильным угощением своего войска.

Оценивая успех русских войск под Митавой, Пётр I писал: «Взятие Митавы было для нас важно, ибо неприятель тем отрезан был от Лифляндии, и нам далее в Польшу (путь отныне — В.Г.) безопасен есть». На взятие Митавы была выбита медаль.
 




Медаль в честь взятия русскими войсками Митавы в 1705 г. Отчеканена на Московском монетном дворе из серебра, диаметр 45 мм. Автор — Ф. Г. Мюллер. На лицевой стороне медали изображён портрет Петра I. Вокруг медали имеется надпись: «PETRVS ALEXII FIL. D.G. RVSS. IMP. M. DVX MOSCOVIAE.» («Петр, Алексея сын, Божьей милостью России Повелитель, Великий Князь Московии»). На оборотной стороне показана осада Митавы, имеется надпись: «CVRAT CONTENDERE MARTE. VIRG.» («Заботится о том, чтобы начать войну. Вергилий»). Хронограмма «1705». В обрезе: «MITTAVIVM EXPVG/ 4.SEPT.S.V.».
 



Комендантом Митавской крепости был назначен командир Белгородского пехотного полка полковник Савва Васильевич Айгустов. Военная биография Саввы Айгустова включает участие в сражении у «Гумелевой мызы» (1702 год), в ходе которого он был ранен, взятие Ямбурга (1703 год), Дерпта и Нарвы (1704 год).

Для решения задачи по снабжению русских войск провиантом и конским кормом Пётр I создал в Курляндии от имени малолетнего герцога Фридриха Вильгельма временную русскую администрацию, главой которой был назначен генерал-поручик русской службы барон Георг Густав Фабиан фон Розен, а его заместителем стал генерал-майор Родион Христианович Боур. При русской администрации был учреждён Временный совет из представителей курляндского дворянства и возобновлена работа провинциальных сеймиков.

Большая часть русских войск, задействованных во Втором Курляндском походе, покинула территорию герцогства уже в сентябре. 16 сентября в Литву вернулась большая часть драгунских полков, а фельдмаршал Б.П.Шереметев был направлен в Астрахань для подавления стрелецкого восстания.

23 сентября из Митавы в Гродно уехал Пётр I. На следующий день в том же направлении выступили 8 батальонов пехоты князя Аникиты Ивановича Репнина. В их числе: три батальона Преображенского полка, по два — Семёновского и Ингерманландского полков и один — Лефортовского полка.



Карта боевых действий в Прибалтике в период Северной войны

 


В Курляндии остались лишь 7 драгунских полков и 10 батальонов пехоты. По оценке В.С.Великанова и С.Л.Мехнева, общая численность русских войск, составивших так называемый «Курляндский заслон», составляла 9-10 тыс. чел.

Русские гарнизоны разместились в Митаве (по одному батальону от полков Айгустова, Шенбека и Повиша — всего около 1,3 тыс. чел. под командованием коменданта полковника Саввы Айгустова) и Бауске (батальон полка Гамфлера и сводная «винная» рота из числа беглецов, явившихся в полки после сражения при Гемауэртгофе, комендант — капитан Иван Штейн).

Также около Митавы находились 4 пехотных батальона из полков Огильви, Бутырского, Ланга и Балка общей численностью около 2,5 тыс. чел., командование которыми было поручено бригадиру Николаю фон Балку (Балкену), выходцу из лифляндских дворян, перешедших на службу России ещё в середине XVII века.

В окрестностях Митавы стояли также полки Боура и Мещерского. В окрестностях Бауски — полки Волконского и Дюмонта, в Тукумсе — полк Розена, в Либаве — полк Гагарина.


В январе 1706 года русские войска из числа «Курляндского заслона» совершили поход в Лифляндию.

Отогнав шведов от Дерпта, где комендантом с 1704 года был младший брат Николая Балка Фёдор Балк, и разорив южные районы Лифляндии, Боур 26 января (6 февраля) вернулся с войсками в Митаву.

Весной этого же года шведские войска опять захватили Курляндию и Митаву и оставались здесь три года. При отступлении русские войска подорвали укрепления Митавского замка, после чего они больше не восстанавливались. 12 марта Пётр I писал Г.Г.Розену и А.В.Кикину (цитируется по статье Б.В.Мегорского):
 


«Когда сие письмо получите, тогда над замками учините по указу и подите к Друе... Зело б хорошо, чтоб замки подорвать на другой день по вашем выходе и для того несколько сот оставить драгун и с ними верного началного (да и сам для того с ними будь), для того чтоб неприятель не так скоро уведал о вас». Через три дня царь повторил приказ, на что Кикин отвечал 6 апреля: «Над замками в Митаве и в Боуску и с пушками учинили по указу вашему, и пошли в путь свой из Боуска 3-го дня сего месяца».

В 1709 году русская армия, нанесшая поражение Карлу XII в битве под Полтавой, добилась успехов и в Курляндии. 6 ноября 1709 года Пётр I вновь прибывает в занятую русскими войсками Митаву. Причем «чины Курляндии встречали его за городом... Петр въехал в город верхом».
 



Положение Курляндии в этот период было очень тяжелым. В одном из донесений герцогской камеры за 1709 год сообщалось, что «лучшая и большая часть герцогских имений теперь совершенно разрушена. Так, от верхнекурляндских имений вдоль Даугавы... ни двор герцога, ни войско его царского величества не могут рассчитывать получить какую бы то ни было пользу. Еще меньше можно надеяться, что на будущую весну кто-либо сможет бросить в землю хоть одно зерно».

В конце 1709 года в Курляндии начался голод. Затем грянула эпидемия чумы. В период только с марта по ноябрь 1709 года в Митаве умерло почти полторы тысячи горожан.

После 1709 года Пётр I приезжает в Митаву также в 1713, 1716 и 1717 годах. Военные действия у Митавы в годы Северной войны более не происходят.

После Ништадского мира, подписанного со Швецией в 1721 году, Курляндия формально остается вассалом Польши, однако в действительности в политическом и экономическом отношении становится все более зависимой от России.
            

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Митава в годы Великой Северной войны

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

БИРОН

И его время

Виктор Гущин
Латвия

Виктор Гущин

Историк

Визит с виватом

Екатерина Великая в Риге и Митаве

Алла  Березовская
Латвия

Алла Березовская

Журналист

Александр Гапоненко. Еще одна битва – при Молодях

Русский проект для Азии

Уважаемая Ольга.В нашем Клубе есть правила и хамство, как и грубость, насколько я понимаю, в нашем Клубе запрещены. Если я правила нашего Клуба нарушил, то

Каким Dzintars был: легендарный бренд Латвии объявили банкротом

Я не случайно Вам написал про размер, с ладошку, такая камбала не жирная, но достаточно упитанная. Летом, как правило рыбу не едят, такова традиция на севере и северо-западе Европы

«Красной армии пришлось вжиматься в землю»

Сейчас я получаю информацию о тех событиях и с другой стороны, многое проясняется.Например, для Черномоского Флота было полной неожиданностью появление германских подводных лодок н

Как Никита Хрущёв перевоспитывал латышских националистов

Так я как-раз об этом - в конституции так не написано. Поэтому мнение - субъективное (но очень распостраненное).На чем остновывется субъективное мнение - я примеры привел.Какой раз

Почему так важна дата 13 октября

Реестр относится к периоду существования Латвийской ССР. Начальная точка (начат до войны или после) мне неизвестна.

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.