В мире прекрасного

20.08.2016

Александр Морунов
Беларусь

Александр Морунов

Историк фотографии

Между фактами

Фотограф Софья Хоментовская

Между фактами
  • Участники дискуссии:

    6
    27
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

 
Все в мире существует для того, чтобы
быть запечатленным на фотографии.
Сьюзен Зонтаг
 

 

Двухтысячные годы в белорусской фотографической среде были особенно богаты открытиями. Публика то и дело узнавала новые имена фотографов, их работы, выставки, публикации… Интернет помог ранее почти неизвестным мастерам художественной фотографии обрести-таки своего зрителя. Как это часто бывает, неизвестность автора в Беларуси отнюдь не означала того же за ее пределами. Тогда белорусы узнали о Софье Хоментовской.
 


Режиссеру Юрию Горулеву о ней рассказал его друг — журналист из Пинска. Выяснилось, что действующий в Польше фонд «Археология фотографии» знаком с творчеством Хоментовской, проводит исследования, располагает коллекцией негативов.

Так началась работа над фильмом «Летопись в лучах света», который вышел в 2011-м.

В том же году в Национальном историческом музее Республики Беларусь состоялась выставка работ Софьи Хоментовской «Между кадрами. Фотографии 1925 — 1945 годов».

Почти неизвестным в Беларуси остался фильм «Ja kinuję» (название можно перевести как «Я снимаю кино»), выпущенный в 2012 г. в Польше фондом «Археология фотографии» на основе подлинных документальных киноматериалов, снятых Софьей Хоментовской в конце 1920-х гг.





Авторский кинодебют состоялся в Познани в 1929 г. В фильме Ja kinuję скомпилированы кинокадры, сделанные во время путешествия в Северную Африку, полесских экспедиций, видеозарисовки быта в порохонском имении... Закадровый текст озвучен от первого лица и содержит фрагменты из книги воспоминаний Софьи Хоменовской «На возе и под возом» (Na wozie i pod wozem (wspomnienia z lat 1939—1940).

Все, кому интересно, узнали о девушке с «Лейкой» из Парохонска, аристократке 1930-х, о смелой женщине на руинах оккупированной Варшавы начала 1940-х, наконец — о благородной пожилой синьоре из Буэнос-Айреса — обо всех сразу. Увидели ее снимки, ознакомились с фактами биографии.





Интересно было не всем. «Мы показывали фильм в Порохонске. Присутствовали и представители польской стороны. Местные жители отнеслись к фильму, мягко говоря, холодно. Такое ощущение, что просто согнали в кино детей, которым все это было «до фонаря». Лишь сотрудники музея Полесья в Пинске просмотрели фильм с удовольствием, даже прослезились. Из местных властей не было никого» (Юрий Горулев).

Когда Софья Хоментовская подарила Варшаве более 5000 своих довоенных снимков в 1982-м, среди них не было того, что снято ею на Полесье.

Польша — это Польша, а Полесье 1982-го — это Белорусская Советская Социалистическая Республика. И там не было места скромному обаянию помещичьего быта межвоенных времен. Сама же пани Зофья на долгое время была превращена таким образом в исключительно польского фотографа. В данной ипостаси, под эгидой антивоенной и антинацистской выставки «Варшава обвиняет» (Warszawa accuse) она, живя в Аргентине, изредка приезжая «в гости», только и была актуальна в рамках экспортного варианта советской идеологии.





Софья Хоментовская — белорусский фотограф или польский? Генеалогия ее рода, известная от Рюриковичей, охватывает как минимум Польшу, Россию и Великое Княжество Литовское. Ключевые этапы биографии включают времена Российской империи и Польского государства. «Мы палешуки. Мы любім хадзіць басаногімі па зямлі, па траве. Мы любім вёску, пах зямлі, пах травы, пах коней, пах жывёл».





Вот и ответ. Эта концепция тутэйшасти — она связывает личность с родом, с конкретной местностью (как во многих дворянских фамилиях) и.. — со всем миром. В ней нет наций и национальностей. А видеть личность Софьи Хоментовской мы можем на выбор: через призму польской или белорусской культуры. Это не так существенно потому что равно приемлемы обе версии.

Тут можно сравнить белорусский фильм «Летопись в лучах света» и польский «Ja kinuję», однако они будут несравнимы. Два различных по своей концепции произведения только дополняют друг друга в восприятии зрителя.

Фильм Горулева — это повествование от третьего лица. В нем говорит автор, родственники, исследователи, фотографы. Видеоряд иллюстрирует, цитирует оригинальные кадры, дополняет их зарисовками современности, снимками документов. В польском фильме все, начиная от названия, происходит от первого лица.

Мы видим подлинную жизнь Софьи Хоментовской, ее семьи, ее окружения, смотрим на все это через объектив ее камеры и слышим закадровый текст. От первого лица. Потому нельзя сравнивать рассказ о человеке с рассказом самого человека. В первом случае мы имманентно воспринимаем точку зрения повествователя. Во втором — сами воспринимаем все согласно своей личной культуре.

«Летопись в лучах света» — своего рода конферанс — представление ранее неизвестного лица белорусской аудитории. Подготовка к восприятию авторской выставки. «Ja kinuję» для белорусского зрителя — уже следующий этап, эдванс знакомство с личностью фотографа. Как если бы публике был представлен доселе неизвестный ныне живущий художник. В аналогичной последовательности: фильм о мастере, знакомство с работами, творческая встреча.





При всей самодостаточности фотографического наследия Софьи Хоментовской, она, как никто другой (за исключением, пожалуй, графа Бенедикта Тышкевича и Льва Дашкевича), нуждается в адаптации визуального текста широкой белорусской аудитории.

Культурный феномен Полесья содержит некоторый экзотизм. Среди коренных жителей мало кто отнесет себя к полешукам, поскольку «полешук» — это давно вроде как мем, наделенный гротескными чертами. Отсталость, архаичность, провинциальность. Исаак Сербов концентрирует именно такие образы. Отыскивает, реконструирует, инсценирует «полешуков», что уже в его время начали превращаться в мифологему.

Мошинский и Обрембский придерживаются строгого научного подхода, абстрагируют предкамерную реальность от собственного восприятия. И здесь налицо отбор материала согласно заданной исследовательской концепции. Ян Булгак вслед за Наполеоном Ордой романтизирует, эстетизирует в своих пикториальных работах овеянную легендами старину, покрытую благородной патиной ностальгии по уходящим эпохам.





У Хоментовской — подлинный документализм, фотографическое бытоописание, красивое, чувственное, но без пуризма. И без туризма тоже. Здесь нет отбора фактуры с точки зрения концепций. Нет коллекционирования архаизмов, социальных гротесков, нарочной эстетизации и создания пасторалей. Это холистический взгляд на окружающую действительность. В видео, что снимала пани Зофья, это заметно еще лучше, чем на фото.

В этом она абсолютно современна. Представьте себе блог или страничку в Instagram современной фото-леди. Таково визуальное наследие Софьи Хоментовской. Его трудно встроить будь то в советский социальный проект, будь то в какой-либо nation building.





Внимание к композиции, тональности, мизансцене, владение техникой. Эти снимки обладают эмоциональной насыщенностью, вызывают эмпатию. Похоже снимали фотографы Бенедикт Ян и Бенедикт Генрих Тышкевичи — сын и отец. Вот моя жизнь, мой дом, путешествия, охота, студийные фото — смотрите, как я снимаю, ставьте «лайки». Это нам близко и знакомо. Никакой политики, никакой «хлопомании», только хорошие фото. Их фотография для журналов, выставок, конкурсы, для просмотров в кругу близких людей.

Софья Хоментовская, кроме прочего, победив в анонимном фотоконкурсе, работала фотографом польского министерства путей сообщения в конце 1920-х, а до этого зарабатывала на жизнь как коммерческий фотограф в собственном фотоателье в Пинске, на вывеске которого значилось «Люди. Предметы. Архитектура».





В «гламурных» фото Хоментовской нет иронии провинциалки относительно высшего общества. Нет иронии аристократки относительно прочих. И нет подчеркнутого полонизма. Как заметил Хельмут Ньютон: «Мне нравится высокая мода, потому что сейчас все выглядят одинаково…» Эти снимки могли быть сделаны в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, да где угодно. Мода, люди, интерьеры, лайф-стайл.

Вода течет — и летят брызги, люди живут — и… летают. Даже интерьеры нет-нет, да «полетят».





Снимок разрушенной послевоенной Варшавы напоминает «Гернику» Пикассо. Такое мирное небо над недавним театром военных действий, и, казалось бы, обычная жизнь горожан среди руин. «Варшава обвиняет» (Warszawa accuse). Варшава, разрушенная до неузнаваемости, становится образом, и документом. Эта серия снимков Софьи Хоментовской, поневоле ставшей хроникером войны, может считаться кульминацией ее авторского пути. Катастрофа мирового масштаба, запечатленная в одном городе, сделала из этих фотографий мировой общечеловеческий образ, а их автора — документалистом мирового значения.

По всей видимости, именно это может объяснить, почему после войны Софья Хоментовская перестала снимать. Как объясняет и то, почему предыдущие серии ее работ, полесский цикл в том числе, могут не помещаться в национально-региональные рамки. Они стали приквелом о той жизни, что была разрушена в 1939-1945 гг.

«Полесье обвиняет»… — представьте! Если приехать на Пинщину с альбомом Хоментовской, сравнить виды да подсчитать утраты — эти снимки, простые зарисовки обычной жизни, и впрямь могут послужить обвинением. Никому лично — ко всему человечеству, что допускает подобное.
        

           
















           

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Морунов
Беларусь

Александр Морунов

Историк фотографии

Четыре стиля мастера Булгака

Фотографика и пиктореалиста

Елена Фрумина-Ситникова
Канада

Елена Фрумина-Ситникова

Театровед

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Олег Озернов
Латвия

Олег Озернов

Креативный инженер-предприниматель

Роскошь классики

Старые мысли о главном

Марина Веселуха
Беларусь

Марина Веселуха

Журналист, литературный критик

Адам Глобус: «Край света — за первым углом»

5 советов начинающим писателям

Дочь чемпиона мира по шахматам Михаила Таля о том, почему Запад борется с Россией

Вы всерьёз считаете, что пара тысяч иностранных солдат в четырёх странах представляют серьезную угрозу безопасности России?

Руслан Коцаба: Донбасс надолго останется кровавым стигматом Украины

Извините, но Вы очень умное и начитанное трепло...

КАК РАСКАТЫВАЛИ ЧЕХОВА БУТУСОВЫМ КАТКОМ

Если в небольших городах театры с подобным репертуаром прогорели бы на раз-два (слухами земля полнится), то в Москве всегда найдётся много наивных и неискушённых зрителей, особенно

ДЯДЯ ЛЕША, НЕ ПОМНЮ, НО ЛЮБЛЮ

Всего три тяжелейших зимних недели 1941-1942 г. на Волховском фронте!

Латвия пустеет

Мне очень понравилась тропа Виесатас. Тут про неё и про другие тоже:)https://www.delfi.lv/turism...;page=1https://www.delfi.lv/turismagids/la...

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.