Правила игры

06.02.2017

Иван Лизан
Россия

Иван Лизан

Публицист

Между Астаной и Женевой

Как продвигается процесс сирийского урегулирования

Между Астаной и Женевой
  • Участники дискуссии:

    0
    1
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

                  


Не прошло и двух недель после переговоров в Астане, а их участники уже успели обменяться своими проектами конституций, превратить дискуссию о положениях основного закона новой Сирии в полемику, перенести переговоры в Женеве между сирийской оппозицией и официальным правительством страны с 8 февраля на конец месяца — и, как кажется на первый взгляд, зайти в тупик.
 
Впрочем, из встречи в Астане по политическому урегулированию сирийского конфликта и дальнейшему её информационному освещению можно сделать ряд небезынтересных выводов.

 

 

Новая переговорная площадка
 
Стоит констатировать, что сама встреча, несмотря на отсутствие каких-либо прорывных документов, прошла более чем успешно. И причины тому — изменение позиции Турции по конфликту в Сирии.
 
В Астане Россия, Иран и Турция договорились о создании механизма по контролю за соблюдением перемирия, приняли итоговое коммюнике, а российская делегация передела представителям сирийской оппозиции проект новой конституции Сирии.
 

Фактически, Астана стала новой переговорной площадкой по сирийскому урегулированию, и два ближайших союзника России — Казахстан и Беларусь — превратились в места, где Россия ведёт переговоры по проблемным внешнеполитическим вопросам.
 

Особенность новой переговорной площадки — участие представителей Ирана, Турции, Сирии, спецпосланника генсека ООН, представителей ряда крупнейших вооружённых группировок в Сирии — Свободной сирийской армии и «Джейш аль-Ислам», — а также посла США в Казахстане в качестве наблюдателя и делегации сирийских военных.
 

Турецкий разворот на 180°
 
Вся суть прошедшей встречи в том, что Турция ещё полгода назад выступающая, как казалось, непримиримым противником России в Сирии присоединилась к переговорному процессу после того, как у отрядов так называемой вооруженной оппозиции удалось отбить Алеппо.

Уверен, собрать воедино разношерстных сирийских боевиков в Астане за одним столом, да ещё так чтобы они смягчили риторику по отношению к России, без помощи Турции не вышло бы.
 
При этом возмущение от официальной Анкары последовало исключительно в устной форме и то продлилось крайне недолго — после этого Турция, похоже, изменила свою позицию по сирийской проблеме.
 

Причины изменения турецкой позиции вполне подпадают под действие диалектического закона о переходе количественных изменений в качественные.
 

Причиной, по которым Анкара стала активным участником хаоса на Ближнем Востоке, стало её желание «срезать» внешнеполитический угол и добиться своих целей — роста влияния на Ближнем Востоке и Леванте — применив военную силу вместо дипломатии и торговли и культурного взаимодействия.
 
Однако после активного вмешательства российских ВКС, уничтожения российского бомбардировщика Су-24, введения Москвой антитурецких санкций и массированных информационных кампаний позиция Анкары стала мягче, что подтолкнуло Эрдогана сделать шаг навстречу России и принести формальное извинение за сбитый бомбардировщик и двух убитых российских военнослужащих.
 

В итоге после неудавшейся попытки государственного переворота, в котором Москва не только не стала поддерживать путчистов, но и предупредила Эрдогана о мятеже, в то время как США и ЕС не только поддержали мятежников, но и, если верить официальной версии событий, оказали им организационную поддержку, Реджеп Эрдоган сменил политику по отношению к России и Сирии.
 
Убийство посла Андрея Карлова, последующие кровавые теракты, активизация курдской РПК и пока безуспешная кампания турецкой армии против ИГ, стали лишь ускорили разворот Турции  на 180° в сирийском вопросе.
 
Дело не в том, что Эрдоган передумал расширять влияние Турции в соседних странах, а в том, что данное расширение стало невозможным — издержки стали слишком высоки.
 

Добиться большего, чем удалось Эрдогану — сформировать фактический протекторат на части сирийской территории — не выйдет.
 

Именно поэтому Турция изменила свою политику, а поддержка США и ЕС государственного переворота стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Реджепа Эрдогана.
 

Первые успехи Астаны
 
И смена вектора турецкой политики уже дало свои первые плоды. Нерешённый в ходе переговоров вопрос с освобождением населённых пунктов в районе Вади Барада под Дамаском, в частности городка Айн-Фиджа, где распложено водохранилище, из которого вода поступает в Дамаск, удалось всё же решить и 29 января сирийские войска вернули контроль над водохранилищем.

В ряде деревень удалось заключить соглашения о примирении, и боевики смогли покинуть район без боя. Сирийские специалисты уже приступили к ремонтным работам на водозаборе под Дамаском.
 
Сохраняется перемирие и в районе Алеппо, который свыше 4 лет был захвачен боевиками.

Однако главный и, к сожалению, недооценённый итог астанинской встречи — проект конституции Сирии из 85 статей. Рассматривать документ как окончательный не стоит — Москва акцентирует внимание на том, что он является лишь набором конкретных предложений, вокруг которых можно начать диалог по вопросу будущего Сирии.

И вслед за Дамаском, который принялся изучать проект конституции, о своем желании предложить свою версию основного закона заявили сирийские курды.
 
 

 



Теперь же, в преддверии февральского раунда переговоров в Женеве, сторонам нужно решить ряд вопросов.
 



Во-первых, навести мосты между официальным Дамаском и сирийской оппозицией. В Астане удалось усадить за один стол Башара Джаафари и Мухаммеда Аллюша, но беседовать напрямую они отказались — переговорщикам пришлось прибегнуть к посредникам.
 
Во-вторых, примиримых противников Дамаска нужно объединить в одну группу, так как ранее единой делегации от оппозиции в Женеве не было. Фактически речь идёт о том, что придётся договариваться со странами, которые оказывают покровительство группировкам сирийской оппозиции.
 
В-третьих, нужно будет решить проблему с непримиримой оппозицией, проще говоря, физически ликвидировать исламских фанатиков.
 
Понятно, что до окончательного решения сирийской проблемы очень далеко и до тех пор, пока в Сирии идёт война, ни одна конституция не будет стоить и бумаги, на которой напечатаны её положения. Однако шаг к поиску компромисса и решению длящейся с 2011 года гражданской войны с внешней интервенцией сделан. И это не может не радовать.
 

                                    

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Станет ли Сирия федерацией

Возможные варианты

Павел Потапейко
Беларусь

Павел Потапейко

Кандидат исторических наук, переводчик, публицист

Cтанет ли Cирия федерацией

Уникальный опыт Рожавы

Сергей Богдан
Беларусь

Сергей Богдан

Публицист, политолог

Европа нуждается в «Хельсинки-2»

О «правильной международной жизни»

Борис Мельников
Латвия

Борис Мельников

Нефть и газ — только за рубли

Сирия. Взгляд диванного эксперта

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.