Есть тема

19.07.2019

Сергей  Середенко
Эстония

Сергей Середенко

Юрист, правозащитник

Массовая кража гражданства. Почему серые паспорта Эстонии – это опасный прецедент

Массовая кража гражданства. Почему серые паспорта Эстонии – это опасный прецедент
  • Участники дискуссии:

    14
    29
  • Последняя реплика:

    30 дней назад


Прочитал статью историка Владимира Виталя «Альтернативная история: как можно было избежать серых паспортов в Эстонии 1990-х». Статья ценна тем, что вновь поднимает тему «неграждан», забывать о которой ни в коем случае нельзя. А вот с позицией автора я не согласен. Потому, что есть ошибки — крупные и мелкие.

Вот пример мелкой: «Интересно, а сколько стран можно посетить с серым паспортом? И когда же будет решена проблема неграждан в Эстонии? Ответа нет».

Ответа (пока) нет на второй вопрос. А на первый вопрос ответ вполне есть — позвоните в МИД Эстонии, и вам ответят. Что же до второго вопроса, то авторская позиция осталась для меня непонятной.

Говоря о негражданах, Виталь пишет:

«С распадом СССР и обретением Эстонии независимости, вопреки их желанию связать дальнейшую жизнь с новой родиной, большинству из них было отказано в предоставлении гражданства на том основании, что они не коренные эстоноземельцы. Всем им было предоставлено лишь две альтернативы: либо получать российское гражданство с видом на жительство в Эстонии, либо паспорт негражданина».

Вот тут сразу — стоп! — потому что суть проблемы изложена неверно. Начнем с того, что до мая 1990 года все постоянные жители Эстонской ССР были гражданами Эстонской ССР. С мая 1990 года все граждане Эстонской ССР стали гражданами Эстонской Республики.

В связи с тем, что, согласно Закону о символике Эстонской Республики, страна поменяла название. Радикальные националисты потом очень этот закон критиковали, потому что, согласно их концепции, страну следовало не переименовать, а «восстанавливать», что и было сделано — позже.


© РИА Новости Митинг, посвященный одобрению вхождения Эстонской республики в состав СССР. Эстония.

Как выглядит их концепция? Внятного ее изложения я в литературе не встречал, поэтому попробую изложить ее сам.
 
1. Летом 1940 года Эстонская Республика была оккупирована Советским Союзом. Государство продолжило свое существование в виде оккупированного государства. Переименование государства в Эстонскую ССР, выборы и принятие конституции ЭССР в 1940 году — нелегитимны (в одной публичной дискуссии я смог выяснить, что главный идеолог этой конструкции Март Лаар даже не в курсе, что в 1940 году была принята конституция).

2. В 1941 году советскую оккупацию в связи с началом войны сменила германская. Соответствующий музей в Таллине так и называется — Музей оккупаций. Во множественном числе.

3. В 1944 году созданная немцами из эстонцев 20 дивизия Ваффен-СС воевала с СССР за свободу Эстонии. Когда немцы решили уходить, согласно конституции 1938 года было создано правительство Отто Тийфа. Эстония снова стала самостоятельной, а лучшие ее сыны бились с красными варварами на востоке страны. За свободу.

4. «Освобождение Эстонии» со стороны Красной Армии означало вторую советскую оккупацию. Эстонская Республика вновь перешла в режим оккупированного государства. Официальным окончанием второй оккупации считается дата полного вывода советских войск с территории Эстонии. Случилось это, если не ошибаюсь, в 1994 году. Существование Эстонской Республики под оккупацией получило сразу три названия — «правовая преемственность» и «континуитет» (продленность, протяженность во времени), а после восстановления самостоятельности — «правовая тождественность» (довоенной Эстонской Республике).

5. В августе 1991 года Верховный Совет Эстонской Республики принял решение о восстановлении самостоятельности, причем заявлено было restitutio ad integrum — полное восстановление, восстановление целиком. Восстановлена была Эстонская Республика.

6. Соответственно, все 50 лет оккупации эстонцы были не гражданами Эстонской ССР, а гражданами оккупированной Эстонской Республики. Новые граждане появлялись по принципу крови. После восстановления самостоятельности тайные граждане стали явными и вздохнули полной грудью. Свободно вздохнули. Но до этого пришлось поработать, и по всей стране создавались комитеты граждан, которые идеолог этого движения Тунне Келам назвал «архипелагом свободы».

7. Соответственно, все, кто не поместился в эту конструкцию, стали негражданами. Причем комитеты граждан вели очень либеральную политику в отношении гражданства — можно было стать членом движения комитетов граждан и по т. н. «зеленой карте» получить гражданство Эстонии после указанной реституции. Кстати, не обманули — дали.

Напомню, что это — мое изложение эстонской доктрины. Соответственно, «советская оккупация» — без кавычек и т. д. Нарочито грубое изложение по датам, чтобы было отчетливо видно, что делал его не историк.

Теперь вернемся к авторскому изложению. Выражение «отказано в предоставлении гражданства» означает, что приведенные выше бредни являются правильными, и за эстонцами признается право «отказывать» в гражданстве. Причем речь идет именно об эстонцах — отказавшихся «подтвердить» свое тайное гражданство Эстонской Республики — не было. Для того чтобы размыть узконационалистический характер этой акции, были мудро придуманы два люфта — уже упоминавшиеся «зеленые карты» и русские, жившие в Эстонии до войны. Кстати, отказов «подтвердить» свое гражданство Эстонской Республики среди последних я тоже не знаю. 

Теперь о том, почему изложенная выше конструкция — бредни. Для этого надо будет вспомнить, что такое «гражданство». Хорошего определения гражданства нет до сих пор; согласно Борису Капустину, это понятие всегда является «сущностно оспариваемым», но для нас сгодится и то, что преподают в российских вузах, — это «постоянная правовая связь между лицом и государством, выражающаяся во взаимных правах и обязанностях».

Если мы посмотрим с этих позиций на «гражданство Эстонии» в «годы оккупации», то увидим, что из всех искомых составляющих там есть только «лица»; «государства», «постоянной правовой связи», «взаимных прав и обязанностей» — нет. Значит, не может быть и гражданства. И наоборот — с Эстонской ССР и СССР и правовая связь была, и права и обязанности были, и уж тем более государство — было.


© РИА Новости Жители города Таллина читают объявление о приеме на работу. 6 августа 1940 года Эстония была включена в состав СССР.

Государство в данном определении (определений государства великое множество) — это институты. Институты эстонцы долго искали — и нашли.

Во-первых, нашли консульства Эстонской Республики в Лондоне (точно) и Нью-Йорке (по памяти), которые «продолжали работать» в «годы оккупации». Работы было невпроворот — консульства получали рождественские открытки с поздравлениями от местных правительств. А еще их приглашали на дипломатические приемы как «недипломатический персонал».

Второй «институт» нашел, как уже указывалось, Март Лаар — это «правительство» Отто Тийфа. Эти ребята успели, сколько помню, издать целый правовой акт — назначение себя правительством. Вторым таким актом должно было быть, по идее, объявление войны СССР, потому как война эта по факту шла — легионеры бились «за свободу». И, кстати, хорошо бились, потому что эсэсовцев советские граждане не любили с особенной страстью.
Но даже Лаару не удалось «найти» такой документ, так что о том, что этот «институт» вступил с кем-то в «правовую связь», гадать не приходится — нет, не вступал.

Третий институт придумали уже после «восстановления самостоятельности». На сайте президента республики есть линк «главы государства» — поименно расписаны все годы правления «глав государства» (таков был титул — для нас привычнее «президент») как в годы самостоятельности, так и в годы «оккупации».
 
Откуда взяли президентов в годы советской власти? Вычислили. Не шучу.
На сайте президента представлены не только фотографии и годы правления, но и «правовые основания» их президентства. По эстонской конституционной логике, при отсутствии избранного президента его должность исполняет премьер-министр, а премьера при его отсутствии — старейший член правительства. А сбежавшее правительство — было. Поэтому «годы правления» — это годы после смерти предыдущего «главы государства» до смерти «действующего». Тынис Кинт, например, «правил» страной целых 20 лет — с 1970 по 1990.

И портретную галерею «глав государства», кстати, тоже создали. Висят.

Понятно, что в самом начале движения «комитетов граждан» против приведенной конструкции высказывалось довольно много известных в ту пору юристов. Бред, мол. Но потом быстро замолчали.
 

Давайте сделаем промежуточный вывод: все приведенные институты — сказочные, не говоря уже о том, что никакой правовой связи, никаких прав и обязанностей в отношении «граждан Эстонии» у них не было, в результате чего и гражданство это — фикция. Но фикция фикции — рознь, и признанная фикция быстро начинает обрастать мясом. Я вот ее аргументированно не признаю, а вот повторений эстонских фантазмов от российских ученых слышал очень много.
 

Тут надо сказать еще пару слов про restitutio ad integrum. Разумеется, это бред. Нет такого формата возникновения государства — «восстановление ранее существовавшего государства». Посмотрите Устав ООН. «Право на самоопределение» там есть, а вот «права на восстановление» — нет.

Если государство «восстанавливать» — нельзя, то, может быть, законы — можно? Вот Виталь пишет:

«Увы, эта ситуация не пошла на пользу значительной части русскоязычного населения, прибывшего в Эстонию после 1940 года — им отказали в гражданстве, ссылаясь на закон 1938 года, а потом и вовсе в политических правах».


© РИА Новости Акция «Балтийский путь» 23 августа 1989 года.

Почему из всего restitutio ad integrum «восстановили» только три, сколько помню, статьи конституции 1938 года (тоже интересно — а почему не целиком?) и закон о гражданстве? Потому что это — символическая акция. «Связь времен». Континуитет. А почему не «восстановили», например, закон о местных налогах? Да потому, что не было в 1991 году уже ни ветряных мельниц, ни паровых машин, а до войны местными налогами облагались именно они.

Что подводит нас к мысли о социальной обусловленности закона — закон должен прорастать из жизни, из реальности, из современности. Такой закон называется «правовым». И еще — найдите мне конституцию, согласно которой парламент уполномочен «восстанавливать» законы.

Принимать, изменять, дополнять, отменять — да. «Восстанавливать» — нет. Такого даже в эстонской конституции нет. В Латвии вот пошли дальше и «восстановили» целиком конституцию 1922 года, по которой ни жить, ни работать нельзя. А потом довели это до абсурда и в 2013 году написали к ней… преамбулу.

Еще.
«Уже в 1992 году прошли выборы в законодательный орган Рийгикогу, на которых избирательное право было предоставлено только правопреемным гражданам Эстонской Республики — жителям всех национальностей, чьи предки или они сами были гражданами Эстонской Республики до 1940 года».

Вот за «правопреемных граждан» надо лупить вообще большинство российских ученых, занимающихся Прибалтикой. И с идеологической, и с правовой точки зрения. Идеологически: называешь граждан «правопреемными» — признаешь (и обслуживаешь) приведенную выше конструкцию, начиная с «оккупации». Юридически все еще хуже, потому что «правопреемство» — это классика юриспруденции, это переход прав и обязанностей от одного лица к другому лицу.

Понятно, что к гражданству этот термин не применим вообще (гражданство по рождению не означает, что отец передает свое гражданство первенцу, а сам освобождается от связанных с ним прав и обязанностей!). Сами эстонцы не употребляют тут «правопреемство», а употребляют уже упоминавшуюся «правовую преемственность», которая как раз ни разу не классика юриспруденции (хотя звучит похоже), а одно из трех обозначений того, что нынешняя Эстонская Республика и довоенная Эстонская Республика — это одно и то же лицо. Точнее, юридическое лицо, ибо таковым Эстонская Республика была задумана еще с первой конституции 1920 года.

Пора заканчивать. Почему написанное — важно? Потому что указанная конструкция настолько мутная, что разбираться в ней мало кто захотел, и «мировое сообщество» просто приняло прибалтийский прецедент, поскольку кому они на фиг нужны… А напрасно. Помимо того, что такая массовая кража гражданства с уголовной точки зрения должна оцениваться как преступление против человечности (массовое нарушение прав человека), так еще и создан опаснейший прецедент.

P.S. Количество «граждан Рейха» в ФРГ перевалило уже за 10 тысяч. Тех, которые себя гражданами ФРГ не считают. Следующий шаг — «архипелаг свободы». А следующий — см. выше. Кто не понял — это «восстановление самостоятельности» Рейха.
 


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Александр Носович
Россия

Александр Носович

Политический обозреватель

Почему Прибалтика — не Европа

А тот самый «совок», с которым Прибалтика вроде как борется

Сергей Муливанов
Латвия

Сергей Муливанов

О забытом «аистонце» замолвите слово

СЕКРЕТЫ ПРИБАЛТИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ: РАССЕКРЕЧЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ ИЗ АРХИВА МИД ЛАТВИИ

Александр Гурин
Латвия

Александр Гурин

Историк, журналист

Удивительные победы прибалтийского губернатора

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.